Дети политзаключенных, которые вынуждены праздновать Новый год без папы или мамы

31 декабря 2020 года
0

Автор: Светлана Белоус, фото прислали герои материала

По данным правозащитников, в списке политзаключенных сейчас 169 фамилий. За этой сухой цифрой стоят 169 семей, которые ждут близких на свободе и скучают по ним. У многих дома остались маленькие дети, и этот Новый год они вынуждены встречать без мамы или папы. У двоих политзаключенных в декабре родились дочки, но обнять своих жен после родов мужчины не смогли, потому что находятся за решеткой. 

«Муж в тюрьме, в ужасных для него обстоятельствах»

Известного бизнесмена Александра Василевича этим летом задерживали дважды. Первый раз он пришел в КГБ подать ходатайство об изменении меры пресечения Виктору Бабарико и в итоге получил 14 суток. В конце августа был снова задержан — на этот раз представителями ДФР — и с тех пор находится под стражей. 2 декабря у него родилась дочь Уршуля.

Надежда вместе с дочками — новорожденной Уршулей и 7-летней Аделей

Супруга политзаключенного Надежда Зеленкова не скрывает, что беременность проходила в очень непростых обстоятельствах. Вместе со старшей дочкой Аделей ей пришлось уехать из страны. Иногда было настолько тяжело морально, что приходилось принимать успокоительные таблетки, «чтобы поспать». К счастью, роды прошли гладко. Надежда показала супругу фото новорожденной дочки по почте — это пока единственная связь с мужем.

—  Он очень переживает, что не может увидеть вживую ребенка, — передает слова мужа Надежда. — А еще он не может мне банально помочь, хотя прекрасно знает, как непросто бывает с кричащим младенцем. Не может помочь своей маме, которая болеет ковидом, не может работать, когда вовсю идут переговоры по сделкам на следующий год. Когда ты просто сидишь в тюрьме, и у тебя ничего не происходит, возникает чувство бессилия. 

Старшая дочь Аделя помогает маме писать письма и рисовать открытки. Что интересно, вопросов о том, когда папа вернется домой, почти не задает.

— Видимо, она понимает, что у меня нет на эти вопросы ответов. Я ведь изначально ей рассказывала все как есть. Считаю, что она уже достаточно взрослая, чтобы все понимать, — говорит Надежда.

Девочка, конечно же, скучает по папе. Они любили проводить время вместе — ходили по выходным на книжные выставки, в кафе, много гуляли. Все перемещения по городу — в школу/на кружки — были на отце. Сегодня этой помощи семье очень не хватает.

Надежда поставила дома для детей елку, но новогоднего настроения у нее нет. Слишком тяжелым был год, а впереди — неизвестность.

— Мало того, что муж не рядом, пусть бы он хотя бы находился в нормальных условиях. Но он в тюрьме, в ужасных для него обстоятельствах. Конечно, я верю, что все изменится, но когда — завтра или послезавтра — сказать пока сложно.

«Имя дочери выбирали черед адвоката»

Политический блогер и активист Эдуард Пальчис также вынужденно пропустил рождение дочери 16 декабря. Этим летом он дважды был осужден на 15 суток, но так и не вышел на свободу. Позже ему предъявили обвинение по уголовной статье. Имя новорожденной дочке пришлось выбирать через адвоката.

—  Вообще у нас были разные варианты имен, а потом я предложила назвать дочку Эмилией. Адвокат передала это мужу — и ему понравилось, так и договорились, — рассказывает подробности жена политзаключенного Виктория. 
Виктория с Эдуардом стали родителями на расстоянии

Эмилии всего две недели, и родилась она не в Беларуси, хотя супруги до последнего не хотели никуда уезжать и откладывали это решение. В тот день, когда беременная Виктория пересекла границу, Эдуарда задержали. 

— Беременность, к счастью, прошла хорошо. Как только я родила, сразу же передала фото дочки мужу через адвоката. Так что дочку папа видел, еще посмеялся, что Эмилия слишком на него похожа, а для девочки это «не очень», пусть лучше будет похожа на маму. 

Эдуард пишет, что иногда смотрит в изоляторе программы про родительство — таким образом хочет подготовиться к новому опыту в жизни. Виктория предполагает, что он будет замечательным отцом.

— Он очень переживает из-за того, что пропускает это время и даже не знает, в каком возрасте увидит свою дочь. А я верю, что совсем скоро муж вернется домой. Других мыслей себе не позволяю, хотя как будет на самом деле, конечно, никто не может предсказать.

«У Паулины папа с большой буквы»

Администратора телеграм-канала «Беларусь головного мозга» Игоря Лосика задержали еще в июне. И вот уже полгода он не видел свою дочь Паулину. До того как их разлучили, малышка едва только научилась ходить. А сейчас уже вовсю болтает — 4 января ей будет ровно два года.

Дарья с дочерью Паулиной

— Насчет дня рождения дочки муж переживает больше всего, очень грустит, что его пропускает, — рассказывает Дарья Лосик. — Вообще он такой потрясающий отец, просто с большой буквы! Это его долгожданный ребенок, и он очень хотел именно дочку. Имя сам выбирал, за сутки до того, как мне сделали кесарево, написал, что у нас будет Паулина. Я согласилась. С 2−3 месяцев Игорь мог спокойно оставаться с дочкой, отпуская меня по делам. Он был полноценным родителем, полностью окунулся в ее жизнь.

Сейчас отец видит дочь и жену только на фото. Пишет, что очень скучает и «будет бороться до конца». Решительность мужа отчасти пугает Дарью: 15 декабря, после очередного обвинения по уголовной статье, Игорь объявил голодовку. И до сих пор не изменил своему решению. 

— Самочувствие у него сейчас неплохое, ему часто измеряют давление, он пьет воду, я ему препарат передавала для восполнения запасов солей. Но мне неспокойно, я даже не знаю, чем себя отвлечь, чтобы не думать о нем... Я понимаю, чего он хочет добиться голодовкой, но мне нужен здоровый и живой муж. Мне страшно за него, очень страшно. 

Дарья старается сохранять оптимизм ради дочери: подготовила ей подарки (в том числе от мужа), бабушка с дедушкой поставили дома елку для Паулины. Как минимум, мама сделает праздничные фото, но настоящий праздник в семье будет тогда, когда Игорь вернется домой.

— Каждый вечер Паулина берет мой телефон, — рассказывает Дарья. — На заставке стоит фотография Игоря. Дочка приносит свои игрушки, посудку, начинает папу кормить… Шлет воздушные поцелуи, говорит «папа».

«Дети ждут Деда Мороза, а я жду мужа»

Врача-анестезиолога Артема Сорокина задержали 19 ноября в связи с уголовным делом о якобы «раскрытии медицинской тайны» избитого Романа Бондаренко. Врач сообщил журналисту TUT.BY об отсутствии в крови пациента алкоголя, что противоречило заявлению властей. Теперь и Артем Сорокин, и наша коллега Катерина Борисевич находятся в СИЗО-1 на Володарского. Катерину ждет на свободе 17-летняя дочь Даша, а у Артема дома остались трое маленьких детей. 

Старшему Мише — 9 лет, среднему Федору — 6, а младшей дочери Лие — 3 года

По словам супруги политзаключенного Натальи Сорокиной, старшие сыновья знают всю правду о задержании отца, а младшая дочь убеждена, что «папа в командировке». Девочка постоянно просит позвонить отцу, спрашивает, почему они не могут к нему приехать. Малышка просит передать папе в письме, что очень по нему скучает. 

— Нам его очень не хватает. Несмотря на усталость, вечером после работы он всегда возился с детьми, перед сном любил с ними читать. Мне запомнилось, как во время обыска мужчины, которые к нам пришли, достали из-под кровати детскую книжку и тщательно ее листали, что-то в ней, видимо, подозрительное искали. А это просто книжка, которую Артем читал дочке перед сном. 

В семье знают, что папа очень любит делать сюрпризы. В свой день рождения 28 декабря он попросил знакомую передать от него торт и подарки детям. Это было полной неожиданностью, говорит Наталья. В Новый год он тоже обещал «что-нибудь придумать».

Наталья общается с нами очень бодро, но в процессе разговора признается, что чувствует сильнейшую обиду. Пишет мужу, чтобы он «поделился хотя бы частичкой совести с теми людьми, которые его не выпускают».

— Он же не опасен для общества, он врач! А сейчас многие болеют. Он мог бы сейчас работать и оказывать помощь пациентам, он мог бы помогать своей семье (его мама сейчас лежит в больнице с ковидом и пневмонией, я тоже недавно переболела). Я, конечно, держусь, но если еще недавно верила во все обещания, в изменение меры пресечения, то сейчас, наверное, устала и поняла, что ничего не могу изменить в этой ситуации. Все, что могла, я сделала.

Наталья не будет праздновать Новый год, потому что «это семейный праздник», а ее семью сейчас разлучили. «Дети, конечно, ждут Деда Мороза, а я жду мужа домой», — говорит жена политзаключенного.

«Дочка меня, взрослую, очень поддерживает»

У Светланы Прокопчук в один день, 19 августа, забрали двоих близких людей — мужа и сына. За 19-летним Егором пришли домой, а его отца Виталия Прокопчука позже пригласили в РУВД и не отпустили. Сейчас мужчины проходят в рамках уголовного дела об участии в массовых беспорядках. Находятся в разных камерах СИЗО-7 г. Бреста.

Дома папу и старшего брата ждет 11-летняя девочка Виктория. Она присутствовала во время задержания брата, поэтому ей пришлось резко повзрослеть. Ее мама Светлана переживает за эмоциональное состояние дочки и одновременно чувствует сильную поддержку от ребенка. 

Виктория старается поддерживать маму

— Мы остались с ней фактически вдвоем, у меня нет родителей, у мужа только больной отец. Всюду — к адвокату, на передачи — мы ездим с ней вместе. Я, конечно, старалась ее оберегать от подробностей, где-то просила в машине посидеть или рядом с кабинетом. Но она такая молодец: очень меня поддерживает. Иногда говорю: дочка, я отойду поплакать. Возвращаюсь, а она меня обнимает и говорит: «Мама, держись, все будет хорошо».

Во время разговора Светлана несколько раз не смогла сдержать слезы: последние события даются ей очень тяжело. Успокоительные таблетки лишь слегка притупляют боль.

— Они просто рушат семьи… Сына моего, такого молодого, посадили, «шьют» какие-то дела. Рушат жизни по ту сторону — детей, жен и матерей. Если мужа и сына действительно посадят, я этого не приму, поэтому я верю, что все закончится. Почему-то мне кажется, что это будет в феврале. 

В праздничные дни Светлана с дочерью останутся дома. Сил на гостей и поздравления нет. Единственное, что спасает, это письма.

— Сын мне пишет почти каждый день, муж — тоже. Если несколько дней нет писем, потом приходит сразу стопка. Они даже дочку с днем рождения поздравляли. Сын где-то нашел открытку и прислал, было очень приятно.

«У лістах тата піша для Францішка казку»

Политик, писатель, соучредитель партии Белорусская христианская демократия Павел Северинец был задержан 7 июня по дороге домой. После 75 суток ареста на свободу его не отпустили, а перевели в СИЗО № 1 в статусе подозреваемого по уголовному делу. Неделю назад стало известно, что Павлу продлили срок содержания под стражей до 20 февраля 2021 года.

Источник фото: Геннадий БукаОльга вместе с сыном Франтишком
Дома политика ждет супруга Ольга Северинец и сын Франтишек, которому сейчас 2 года и 9 месяцев. Летом, когда отца задерживали, мальчик только учился говорить, а сейчас уже общается предложениями и даже учится шутить. Благодаря письмам Павлу удается не терять связь с ребенком: он в подробностях расспрашивает Ольгу о том, чему новому научился Франтишек, и часто обращается к сыну напрямую, например, хвалит его за достижения.

— Паралельна ў кожным лісце (лістоў шэсць апошніх) ён піша Францішку казку пра двух анёлаў, каторыя аберагаюць хлопчыка Франка. Там толькі завязка яшчэ, але казка вельмі прыгожая і глыбокая атрымоўваецца. І мы цяпер яшчэ больш чакаем наступных лістоў.

Ольга рассказывает Франтишку всю правду о том, где сейчас находится его отец, лишь слегка смягчая формулировки. 

— Францішак ведае, што для таты трэба збіраць перадачы, дапамагае мне набываць розныя рэчы, ён актыўны ўдзельнік гэтага працэсу, звязанага з Пашам. Вельмі любіць атрымліваць лісты. Паша яму малюе нейкія размалёўкі, машынкі (у мужа мастацкая адукацыя і малюе ён вельмі добра).

Портреты супруги и сына, которые нарисовал Павел в СИЗО
Вместе с сыном Ольга украсила дом к Рождеству, повесила гирлянды — в любой момент семья готова в уютной обстановке встретить Павла дома.

— Пасля Раства я перанакіравала сваю ўвагу са спадзяванняў на людзей на спадзяванні на Бога. Мы з Пашам веруючыя людзі, і ў прынцыпе я разумею, што ўсё будзе добра, што ўсё у руках Бога і што Паша абавязкова да нас вернецца. Зараз мой настрой такі.

Что касается Павла, то в письмах он никогда не жалуется на условия своего содержания. И даже если заболевает, семья узнает об этом постфактум. Сейчас политик получает около 30 писем ежедневно, говорит, что чувствует поддержку белорусов и просит супругу не переживать за него.

«Хочу, чтобы мама поскорее вернулась»

Среди политзаключенных есть не только мужчины, но и женщины. А это значит, что некоторые дети вынуждены проводить новогодние праздники без мамы. Так вышло с Германом — его маму Ирину Счастную задержали 18 ноября и с тех пор держат ее под стражей. Ей предъявлено обвинение по уголовному делу об участии в массовых беспорядках.

10-летний Герман мечтает провести с мамой лето

Муж политзаключенной Александр вынужден был спешно уехать с сыном за границу. Он предполагает, что если бы находился в день задержания жены дома, сейчас также сидел бы в СИЗО.

— Бабушка возвращалась в тот день домой, и вместе с ней зашли люди, которые представились сантехниками. Вслед за сантехниками ворвались люди из ОМОНа. О том, что случилось, я узнал от бабушки Германа и домой уже не приходил. Мне стали названивать неизвестные люди и пытались назначить встречу, поэтому я решил с сыном уехать. Уже по дороге к границе звонили  из опеки и угрожали лишить меня родительских прав, — рассказывает отец Германа. 

Сейчас у мальчика все хорошо, утверждает папа. Они обустроились на новом месте, ребенок пошел в школу.

— Сын понимает, что происходит, знает, что мама не совершала никаких преступлений. Мы общаемся с Ириной через письма. Она очень сильно переживает за ребенка, кажется, это единственное, о чем она сейчас думает. Условия содержания у нее вроде бы не самые худшие, во всяком случае адвокат говорит, что внешне Ирина не изменилась, то есть следов физического насилия нет.

Герман очень скучает по маме и просит ее поскорее вернуться. Он хочет, чтобы это лето они провели вместе.

«Маша подготовила маме подарок на Новый год»

Преподавательницу БГУИР Ольгу Филатченкову задержали 12 ноября. Она была одной из тех, кто записал университетское видеообращение против насилия, принимала участие в забастовке. Теперь ей предъявлено обвинение по уголовному делу.

Ольгу держат под стражей, несмотря на то, что у нее двое детей — 18-летний сын Иван и 7-летняя дочь Маша. Старший ребенок уже полностью самостоятельный, а дочку забрала к себе сестра политзаключенной. В семье посчитали, что ребенку будет веселее с двоюродными братом и сестрой. Так и получилось. Благодаря родственникам девочка более-менее спокойно переживает отсутствие мамы.

Маша с подарком для мамы

— У нас рабочая версия, что мама уехала в длительную командировку. Маша, конечно, задает вопросы, почему бумажные письма мы шлем, почему не можем созвониться, но как-то привыкла уже, — рассказывает сестра политзаключенной Мария. — У нее здесь куча занятий: брат, сестра, новая школа рисования, возможно, поэтому она легко адаптировалась.

Девочка не задавала вопросы про Новый год, но родственники предусмотрительно купили ей подарок от мамы. В свою очередь, Маша подготовила подарок Ольге — зеленого павлина на прищепке. Выбрала его сама в магазине новогоднего декора.

Вероятно, девочка останется гостить у родственников до лета, если Ольгу не отпустят на свободу раньше. Здесь Машу приняли в школу, как минимум по поводу учебы можно не беспокоиться.

— Мне бы очень хотелось верить, что сестру отпустят скоро, но у меня большие сомнения по этому поводу. Не хочется строить завышенных ожиданий. 

«Состояние у ребенка ужасное, каждый день плачет и ждет маму»

Менеджеру мебельной компании и волонтеру Анне Сунгуровой предъявлено обвинение об участии в массовых беспорядках. У минчанки трое детей — двое сыновей совершеннолетние, а младшей дочери Виктории 2 января исполнится 12 лет. Новый год и день рождения ребенок встретит с бабушкой. Несмотря на то, что мамы дома нет уже более 3 месяцев, девочка по-прежнему не знает о задержании.

— Она думает, что мама в командировке, мы ей ничего не говорим, потому что для нее это будет ужасная травма. Вы не представляете, какая это «мамина дочка», — объясняет бабушка Анжела Геннадьевна. — Состояние у Вики, если честно, ужасное, она каждый день ждет маму, плачет, спрашивает, почему она так надолго уехала в командировку.

Вика показывает портрет, который нарисовала для нее мама в изоляторе

Анна рисует для дочери картинки, а родные покупают девочке от мамы подарки. Так удалось продержаться несколько месяцев. Бабушка пока не оформляла опекунство над ребенком (хотя опека настаивает на этом), ей кажется, что дочка вот-вот вернется домой и сама будет заниматься воспитанием Вики.

Известно, что до задержания Анна активно занималась волонтерством — помогала детям с инвалидностью, возила вещи и продукты в один из детских домов под Минском, а летом, когда в Минске из-за аварии были проблемы с водой, она специально брала отгулы, чтобы развозить воду на своем авто. И даже находясь в СИЗО, минчанка умудряется помогать людям.

— С ней в камере находится девушка неходячая, очень больная. Она про нее рассказывает много, а мы ей уже все передаем — продукты, лекарства. В общем, Аня продолжает волонтерить даже в изоляторе, — говорит бабушка Вики. 

«Когда к нам пришли с обыском, ребенок был дома»

В сентябре силовики нагрянули в IT-компанию PandaDoc, основатель которой запустил инициативу для помощи тем, кто откажется участвовать в подавлении протестов. Пришли домой и к некоторым сотрудниками компании, в том числе к топ-менеджеру Виктору Кувшинову. 2 сентября он был задержан.

— Когда к нам пришли пятеро мужчин с обыском, сын Родерик был дома. Витя отправил его с няней погулять, и с тех пор ребенок не видел папу, — рассказывает супруга политзаключенного Александра. В целях безопасности вместе с 3-летним сыном она уехала за границу.

3-летний Родерик встречает Новый год без папы

В Украине Родерик впервые пошел в детский сад, там выучил первые английские слова, пошел на плавание — обо всем этом Александра пишет в письмах мужу. Говорит, что ребенок с папой очень привязаны друг к другу.

— Муж участвовал на равных со мной в воспитании. Они любили с Родериком играть в футбол, рисовать, читать книжки и просто дурачиться.

В письмах Александра с мужем больше говорят о бытовых вопросах, стараются не транслировать негатив, поддерживают друг друга. Но иллюзий о том, что совсем скоро супруг выйдет на свободу, собеседница не питает.

— Конечно, надежда умирает последней, нужно как-то жить дальше... Мы стараемся здесь праздник создать, я подарки накупила ребенку, от папы тоже Родик получит машинку с черепашками Ниндзя.

Больше всего тяготит Александру то, что практически нет никакой информации по делу мужа. Адвокат находится под подпиской о неразглашении. Непонятно, что Виктора ждет дальше.

— Вся эта ситуация, конечно, была полной неожиданностью для нас. Еще можно понять условно Бабарико, он мог ожидать, что его посадят в тюрьму. А мой Виктор ведь не занимался политикой. Так сложились звезды, что он работал в компании, в которую пришли силовики.

«По нашей версии папа в больнице»

У Александры с мужем Иваном Богдевичем трое детей, младшему сыну недавно исполнился годик. Его первый день рождения отец пропустил, как и первые шаги. Рассказывая об этом, супруга политзаключенного не может сдержать слез.

Старшей дочери Даше — 4 года, Степе — 2, а Руслану один год

— Моего мужа задержали дома, на глазах у детей, 19 октября. Приехал целый бус вооруженного ОМОНа. Я спросила, куда они забирают Ивана. Мне сказали: мы вам позвоним. Так мы звонка и не дождались. Сами обзванивали все РУВД Минска.

30 октября Ивану Богдевичу предъявили обвинение в уголовном деле об участие в массовых беспорядках в Минске. По словам Александры, ее муж никогда не проявлял агрессию. До задержания он любил заниматься ремонтом автомобилей, активно участвовал в поисках пропавших людей вместе с отрядом «Ангел», увлекался рыбалкой.

— У нас сегодня 5 лет как мы вместе, мы очень любим детей, — говорит по телефону супруга политзаключенного. — Они его очень ждут. По нашей версии папа в больнице. Я знаю, что многие рекомендуют говорить правду, но я не рискнула... Старшая дочка передала Деду Морозу желание, чтобы папа вернулся. Она хочет его «пожалеть» после больницы. 

Александра сейчас осталась фактически одна с тремя детьми на руках, при этом работать не может, потому что находится в декрете с маленьким ребенком. Маме помогают волонтеры: они передавали деньги на покупку продуктов, помогли оплатить услуги адвоката. Родные также всячески поддерживают семью и очень ждут Ивана дома.

— Мы живем со свекровью и очень поддерживаем друг друга: не было еще ни одного дня, чтобы мы не вспомнили про моего мужа.

«Маму задержали, а сестру забрали в приют»

У Елены Мовшук из Пинска пятеро детей, двое из них несовершеннолетние. Женщину задержали ночью 10 августа и обвиняют в участии в массовых беспорядках. За то время, пока Елена провела в изоляторе, у нее родилась внучка. Дочь Юлия переслала маме по почте фото новорожденной.

С несовершеннолетними детьми все оказалось сложно: 5-летняя Карина сейчас живет с родным отцом, а 10-летняя Ангелина (у нее другой отец) поначалу оказалась в приюте. Спустя несколько месяцев девочку забрала крестная мама.
После задержания матери Ангелину разлучили с сестрами

— Когда задержали маму, я была с младшими сестрами дома, — рассказывает 19-летняя Юлия. — Я проснулась, поняла, что ни мамы, ни отчима нет дома, начала выяснять, где они. Оказалось, что мама задержана. С тех пор я ее ни разу не видела. Отчима домой отпустили, а ее нет. Я пыталась попросить, чтобы мне дали ее увидеть перед родами (Юлия была на позднем сроке беременности — примечание Ред.), но мне сказали, что нельзя. 

Сейчас связь с мамой сестры наладили по переписке. У Ангелины все в порядке: к ней хорошо относятся, она пошла в новую школу, но все равно очень хочет вернуться домой с мамой. Общение с отчимом и 5-летней Кариной у сестер не складывается из-за сложной истории с приютом. 

«Дети думают, что папа уехал на заработки шахтером»

10 августа в таксиста и отца троих детей Тимура Ризапура попали резиновые пули. Приехала скорая, мужчину отвезли в больницу, выписали через два дня, но еще какое-то время мужчина не мог работать — у него держалась высокая температура. В сентябре Тимура дважды вызывали на допрос в качестве свидетеля в рамках уголовного дела по событиям в Бресте. После второго допроса домой мужчина не вернулся. Он находится в СИЗО в статусе обвиняемого.

— Он был ранен, лежал в больнице, а теперь сидит за решеткой, — супруга политзаключенного Елена Ризапур до сих пор не может принять случившееся. — Это такая несправедливость, просто ужас какой-то!

Дома папу ждут трое детей. Старший сын (ему уже 17 лет) знает, что произошло, а младшие верят, что отец уехал на заработки шатхером. Елена понимает, что это звучит несколько наивно, но именно так объяснить свое отсутствие попросил муж. Он не хочет, чтобы дети знали про СИЗО. 

Дочери Валерии — 9 лет, Руслану — 7 лет.

— Первое время дети не могли понять, почему мы не можем папе позвонить, написать по вайберу. Я сказала, что он работает глубоко под землей, и телефон у него не тянет. Они приняли эту легенду, пишут письма, отправили поздравления с Новым годом, но все равно периодически спрашивают, когда мы поедем в гости к папе. 

У Елены нет настроения отмечать Новый год, она готова стоять под СИЗО хоть всю ночь 1 января. Но для детей придется устроить праздничный ужин, объясняет мама. Чтобы как-то порадовать и мужа, она собрала ему праздничную передачу. Положила мандарины, апельсины, яблоки, сыр, сало, чеснок (смеется). А еще планирует передать вафельные коржи, чтобы мужчины в камере могли сделать себе тортик со сгущенкой. «Верю, что им будет хоть немного веселее», — говорит супруга политзаключенного.