Партнерский материал

«Иногда хочется быть не таким умным». Как живет и учится девятилетний вундеркинд

03 сентября 2019 года
69

Автор: Лариса Малахова. Фото: Екатерина Куликович

В два с половиной года Егор научился читать. В пять выучил все страны мира и их столицы. В шесть  блеснул на передаче «Лучше всех» на Первом канале. В восемь победил в школьной олимпиаде по географии за седьмой класс. Сейчас Егор переходит в четвертый класс. Вряд ли удивит то, что в дневнике у него — одни десятки. Егор и его мама Ксения рассказали нам о радостях и проблемах семьи, где воспитывается одаренный ребенок.  
 


 

Мы встречаемся в офисе радиостанции, где работает мама Егора — Ксения. На стенах в ее кабинете висят карты мира, на столе стоит глобус.

Просто Егор у нас частый гость.

И не только гость. Уже два года три раза в день Егор выходит в эфир с передачей «Говорим правильно» и учит людей грамотно ставить ударения в словах. Начиналось все с того, что семилетний перфекционист не мог слышать ошибки и постоянно исправлял окружающих. Вот коллеги мамы и решили масштабировать энергию мальчика в передачу. Вышло уже более 600 выпусков. И, похоже, это только начало. Дома Егор работает над запуском сразу двух youtube-каналов. О чем они будут, мальчик еще решает. Но точно — не о географии, и вряд ли — о чем-то умном.

Это же не модно! Никто не будет это смотреть!

Егор добавляет, что в мире есть масса других интересных вещей. Например, музыка. Мальчик тщательно следит за современными тенденциями: слушает новинки, составляет плей-листы. Увлекается и компьютерными играми — играет сам и смотрит влоги об играх.

У меня 76 подписок в youtube на разные музыкальные и игровые каналы.

 


 

С каждым из своего окружения Егор находит свою тему. С одноклассниками говорит об играх. С папой обсуждает биржу и курсы валют. С бабушкой — медицинские передачи. А вот своими знаниями в географии и других науках не спешит делиться.

— Я это ни с кем не обсуждаю. Ну, знаю и знаю.

Мама добавляет, что даже учителя не всегда были в курсе, что умеет Егор. Например, читать он научился в два с половиной года. В первый класс шел с техникой чтения 90 слов в минуту. Но когда на уроках все дети читали по слогам, он делал то же самое. 

Задание такое было читать по слогам. Что мне, трудно что ли?

Да ты в три года уже Незнайку сам читал!

Да, я помню!

«Что вы за родители такие!»

Память у Егора действительно великолепная. И интеллект был высоким всегда. Ходить и говорить мальчик начал рано. Игрушками не особо интересовался, даже когда был совсем маленьким.

В два года наша главная игрушка была веер с буквами для первоклассника. Мне все говорили: "Что вы за родители такие!". Но ему самому это было интересно. 

Родители никогда не собирались делать из ребенка вундеркинда. Мама просто шла за интересом мальчика. Если бы Егор тянулся к футболу, мама гоняла бы с ним мяч. Но Егору нравились буквы. Он с удовольствием занимался упражнениями на развитие мелкой моторики. А еще Ксения все время активно общалась с сыном. Маленький Егор практически не слезал с ее рук.

Однажды он заинтересовался видео, где показывали карточки Домана, с помощью которых учат детей читать. Я так обрадовалась! Не занятиям. А тому, что хоть пару минут свободы у меня появилось! 
 


 

Никто из родных читать Егора не учил. Мама была уверена, что его мозг еще не созрел для того, чтобы складывать буквы в слоги. Но однажды рядом с буквой Ё двухлетний Егор случайно написал букву Ж. Прибежал к маме на кухню с открытием:

Я слово написал!

Про то, что у них растет одаренный ребенок, родители не думали. Наоборот, мама шутила, что читать и считать уже умеет, а прыгать еще не научился. Или по ступенькам ходит приставными шагами.

— Но у меня не было комплексов по этому поводу. Зато он в другом сильнее.

Чуть позже, когда Егор был готов читать все, что попадается под руку, у них дома случайно появился глобус. Егор заинтересовался. И вскоре на стене появилась политическая карта мира.

Все совпало. Ему тогда еще очень нравился процесс чтения. И заинтересовала география. Когда у нас дома появилась карта, ребенок пропал. Он стоял перед этой картой целыми днями. Смотрел и читал. И, конечно, запоминал. Память у него прекрасная всегда была.
 


 

Теперь перед родителями возникла новая задача — отвечать на вопросы. Частенько рано утром в выходные мама просыпалась от неожиданного: “Назови мне столицу этой страны”. И если не помнила, Егор злился. И еще чаще — просил раздобыть новые факты в интернете. К шести годам Егор знал все страны и их столицы. И мог рассказать массу интересных фактов про каждую. Так и попал на передачу “Лучше всех”. Правда, сейчас вспоминать про это даже не хочет.

Ай, позор какой-то.
 


 

В семье никто не гнался за славой. Если ребенок сам хотел где-то поучаствовать — ехали, давали интервью. Если Егор был против — просто отказывались. Сейчас Егор вообще старается сделать вид, что он — такой же, как все дети.

Иногда хочется быть не таким умным.

Но про географию говорит с любовью.

Изначально я погрузился в географию, и мне больше ничего не надо было. Но сейчас появились новые увлечения, стало меньше времени. 

Уже давно мальчик вышел за пределы политической карты мира. Говорит, физическая география — куда сложнее и интереснее. В семь лет Егор впервые участвовал в олимпиаде для учеников 7 класса. В восемь — единственный из школы прошел на городскую олимпиаду. Останавливаться  на достигнутом не собирается и даже дополнительно занимается с репетитором.
 

 

Белорусская школа и одаренный ребенок

В детском саду Егору не нравилось: было скучно. Хотелось поговорить, порассуждать, а не играть и бегать. Общался в основном или с воспитателями, или с девочками, но ни с кем не подружился. Когда совсем заскучал, в семье решили, что мальчику пора в школу.

Как только исполнилось шесть, Егор пополнил ряды первоклассников. Родители не стремились в сильный класс — больше переживали за эмоциональное состояние сына. Ему только исполнилось шесть, и в классе он был самым маленьким. И не прогадали. Класс оказался дружным, атмосфера — очень хорошая. И там Егор расцвел — первые два класса терпеть не мог выходные.

— А ты там узнал что-то новое?

— Практически нет! Но было просто интересно сначала. А теперь уже нет. Ну сами подумайте, мы проходим Ъ и Ь в третьем классе! Или читаем на литературе сказки. Скучно!

Но переходить в другой класс мальчик даже не пытался. Здесь — его ровесники, его друзья. К ним он привык. Жажду знаний утоляет после уроков — занимается географией, ходит в школу программирования, много читает. Например, сейчас — Шерлока Холмса.

— Книжки я выбираю по обложке. Беру в основном за шестой, седьмой класс. Обычно они интересные.
 


 

Любимый предмет у Егора — немецкий язык. Легко получается математика — задачи часто решает нестандартным путем.

И хоть сам он — перфекционист, мама все же уроки контролирует. Учитель часто делала замечания за “небрежный почерк” мальчика. А Егор искренне не понимал, зачем переписывать в тетрадь задания и выводить эти буквы, если весь мир уже перешел на компьютеры. Сам школьник больше любит выполнять задания в рабочих тетрадях, где сразу под условием можно писать только ответы — все по делу. Папа мальчика поддерживал, а маме пришлось немало потрудиться, чтобы переубедить сына. 

— Это формирует ответственность, поэтому важно. 

Перегружать мальчика родители не хотят. Этим летом, например, Егор даже читал немного — слишком сильно устал в прошлом году и все каникулы отдыхал. Дважды в неделю Егор ходит в бассейн. Зимой катается с папой на горных лыжах. А в прошлом году с классом они подготовили спектакль «Маленький принц», с которым много раз выступали на разных площадках.
 


 

— Очень важно развить в нем социальные навыки. Чтобы он умел общаться, работать в команде. И физическую подготовку тоже надо подтянуть. Я жалею, что мы не очень много с ним занимались спортом. Сейчас муж его учит борьбе. Мальчик же. Надо, чтобы он умел давать сдачу, если вдруг надо будет.

— В магазине я и так прекрасно даю сдачу! — отшучивается Егор.

Ребенок или взрослый?

У Егора прекрасное чувство юмора. Со взрослыми он общается почти на равных. Но есть сферы, где мальчику очень нужна поддержка старших. Детская психика, бывало, не успевала переваривать то, что впитывал мозг. 

— Когда Егору было года три, мы в какой-то момент с мужем разговаривали чуть ли не на азбуке морзе. Он услышит что-нибудь, запомнит, начинает размышлять. Потом делает какие-то выводы — неправильные выводы — и начинаются такие слезы! Все у него принимало какие-то глобальные масштабы.  
 


 

Например, в три года Егор задался вопросами жизни и смерти и не раз рыдал перед сном по этому поводу. Подобных ситуаций было много и будут еще. Родители, да и сам Егор, к ним готовы. Сейчас перед ними новая задача. Девятилетний Егор стал ершистым, как типичный подросток. И сам предложил маме выход:

Если я слишком сильно психую, ты говори: Егор, ты перебарщиваешь.

Еще одна проблема — перфекционизм. Егор даже не будет браться за что-то, если знает, что не сможет быть в этом деле лучшим. Еще будучи малышом избегал детских площадок, потому что побаивался горок. И сейчас частенько стесняется задавать вопросы, чтобы кто-то не подумал, что он чего-то не знает. Мама убеждает сына, что это не главное, и порой переживает о том, что не может сейчас много времени уделять сыну.

— Мне все время кажется, что я что-то упускаю, не даю ему то, что могла бы.

Мама волнуется о сыне. Ведь он, хоть и одаренный, но ребенок. 

Партнер проекта