Сейчас на сайте
Новости портала
«Это же дети, они испуганы страшно!» В 4-ю гимназию приехала милиция«Говорят, что мы подставили директора». Что происходит в 50 гимназии, где учителя записали видео
Все о детях
Эти дети стали звездами Инстаграма и теперь приносят родителям большие деньги Как не допустить опрелостей? Педиатр рассказал об особенностях кожи младенцев
Это интересно
«Папой мог быть и дядя, и дедушка». Судебный эксперт о тесте «на отцовство» и семейных драмахПосмотрите, как мама превращает старые рубашки мужа в одежду для детей
Школьная жизнь
«Директор рассказывала про кукловодов». Как начальство отнеслось к забастовке отдельных учителей
Здоровье
Как нельзя лечить простуду у детей: медик о случаях, когда родители могут навредить Мальчик победил рак, но без операции и нового протеза может потерять ножку
Отношения взрослых
«Муж сел на шею, как снять?» Психолог отвечает на больной для многих женщин вопрос
Личный опыт
«Вешу 90 кг, но чувствую себя счастливее, чем когда-либо». Белоруска о том, как победила булимию

У многодетной мамы забрали ребенка. Она считает, это из-за активизма. В приюте другая информация

20 сентября 2020 года
45

Многодетную маму-активистку Елену Лазарчик задержали 17 сентября, когда она выходила из правозащитного центра «Весна». Вечером женщину отпустили, а вот ее шестилетнего сына Артема за это время отдали в приют социально-педагогического центра Фрунзенского района, так как его никто не забрал из школы в 18 часов. Елена считает, что сын оказался в приюте из-за ее политического активизма, в СПЦ утверждают, что Елену неоднократно лишали родительских прав из-за неблагоприятной ситуации в семье. Разбираемся в этой истории.

19 сентября возле социально-педагогического центра Фрунзенского района на Бирюзова, 21, столпился народ. Кто-то пришел с плакатами, кто-то стал выкрикивать: «Отпускай», незнакомые люди принесли детские игрушки для Артема. Многие просят ждать маму молча и не превращать акцию поддержки в протест.

К толпе со стороны приюта то и дело подходит охранник, он говорит: «Начальство ждет маму». Внутри в приюте находится ребенок Елены Лазарчик, ее задержали 17 сентября для проверки личности, вечером выпустили — дома она была примерно в 23 часа. За это время ребенка передали в СПЦ, так как после 18 часов в школу за ним никто не пришел.

У ворот также появляется Андрей Маханько — бывший член комиссии по делам несовершеннолетних при Совмине (12 августа он заявил о выходе из комиссии). Его пускают внутрь пообщаться с руководством СПЦ. Вернувшись, он говорит, что, если мама принесет необходимые документы, ей вернут ребенка.

— Ситуация такая, по словам директора: вчера мама была в опеке и получила список обязательных документов, которые должна предоставить по декрету № 18 («О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях». — Прим. TUT.BY), чтобы забрать ребенка из приюта. Документы там достаточно простые: характеристика с места работы, выписка из лицевого счета, паспорт, заявление.

В маске — Андрей Маханько

— Мы понимаем, что это элемент политического давления. Я много лет говорю о том, что это давление будет осуществляться. Если ты профессиональный революционер, ты должен быть готов ко всему, у тебя не должно быть уязвимостей. Да, мама до этого была лишена родительских прав, — говорит Маханько.

За что именно и когда — подробности этой истории бывший член комиссии не знает.

Маханько говорит, директор учреждения просила передать, мол, дети напуганы тем, что у ворот скопилось много людей.

К 12.50 Елена Лазарчик пришла к приюту. Вместе с ней были ее мать Татьяна и старшая дочка Марина. В течение получаса Елена находилась внутри — у нее приняли документы и ждали, пока ребенок пообедает. В 13.30 Елена Лазарчик вышла с ребенком из приюта под аплодисменты толпы и крики «Жыве Беларусь».

СПЦ: многодетная мама была неоднократно лишена родительских прав

Мы не смогли дозвониться ни до школы, где учится Артем, ни до руководства СПЦ Фрунзенского района, где мальчик в это время находился. Но директор СПЦ с приютом Фрунзенского района Марина Станкевич дала комментарий по этой ситуации агентству «Минск-Новости».

Сын Елены Лазарчик учится в 1-м классе в школе № 126. 17 сентября после 18.00 за мальчиком никто из родителей или родственников не пришел. Руководство и педагоги школы пытались связаться с мамой, но трубку она не снимала. Ребенка отвели домой, дверь никто не открыл. Поздно вечером Артема направили в детский социальный приют.

Елену Лазарчик выпустили вечером 17 сентября, в приют Фрунзенского района она обратилась на следующий день ближе к вечеру и потребовала отдать ей ребенка. В отделе охраны детства районного управления по образованию ей объяснили, какие документы необходимо предоставить, чтобы сын вернулся домой.

В публикации утверждают, что у Елены Лазарчик пятеро детей. Она неоднократно лишалась родительских прав в отношении четверых старших. Причины: ненадлежащее исполнение своих обязанностей, отказ от их воспитания, сложное материальное положение. А три года назад самый младший, Артем, признавался находящимся в социально опасном положении.

— Артема никто у мамы не отнимал. Его временно направили в детский приют, чтобы обеспечить безопасную среду. Поскольку Лазарчик ранее лишалась родительских прав, без документов, которые проясняют сложившуюся ситуацию в семье, просто отдать ей ребенка нельзя. Это в том числе характеристики с места работы и от участкового инспектора и прочие, — рассказала директор СПЦ с приютом Фрунзенского района Марина Станкевич.

Также в заметке утверждают, что за то время, пока Артем был в СПЦ, Елена ни разу не навестила сына, не поинтересовалась, как он себя чувствует и что ему необходимо передать.

В вечернем эфире ОНТ председатель комитета по образованию Мингорисполкома Марина Киндиренко заявила, что учитель пыталась связаться с матерью по телефону, который был указан в личном деле ребенка, а также приходила к ним домой, но никто не ответил и дверь не открыл.

— Вечером, в достаточно позднее время, педагогами было принято единственно верное в тот момент решение для создания безопасных условий пребывания ребенка об определении его в социально-педагогический центр, — сказала Киндиренко.

Прокомментировали ситуацию и в Минобразования. Замначальника управления главного управления молодежной политики Министерства образования Елена Головнева рассказала: мама мальчика проинформировала школу, что она состоит в браке с отцом ребенка, однако вместе они не проживают, мужчина не принимает участие в воспитании сына.

Головнева рассказала, что Лазарчик вечером в четверг не предпринимала попыток узнать, где ее ребенок, не ответила на СМС и звонки, которые ей поступили.

— На следующий день она обратилась в школу, директор ей разъяснила, где находится ребенок, и поэтому она пошла в приют, чтобы узнать, как забрать ребенка, — сообщила представитель Минобра.

— В соответствии с законодательством будет проведено социальное расследование, где состоятся встречи не только с мамой, но и с папой ребенка, потому что они законные представители. Родителям объяснят особенности адаптации ребенка к условиям в первом классе. Но все эти мероприятия будут проходить, когда ребенок находится дома, в семье, вместе с родителями. Если будут выявлены критерии социально опасного положения в рамках этого расследования, в таком случае будет рассматриваться вопрос на заседании совета по профилактике безнадзорности правонарушений школы, где учится ребенок, — заявила Головнева.

В эфире ОНТ сообщили, что в 2003 году суд лишил родительских прав маму и папу в отношении старшего ребенка, через три года Елена возмещала расход на содержание другого сына, а отец Артема привлекался по уголовной статье за уклонение от содержания детей. В сюжете также заявили о том, что у мамы были проблемы с алкоголем, а пара неоднократно привлекалась к ответственности за организацию массовых беспорядков.

Слева — дочь Елены Марина, в центре — Елена Лазарчик, справа — мать Елены Татьяна

Что говорят об этом сама Лазарчик и ее дочь?

Пока Елена Лазарчик находилась в приюте, мы пообщались с ее старшей дочерью Мариной. Девушка рассказывает, что она живет с мамой, вместе с ними — 6-летний Артем, бабушка и дедушка. Марина работает продавцом в магазине одежды, рабочий график с 10 до 22 часов, поэтому забрать Артема из школы она не смогла. Бабушка с дедушкой были на даче. О задержании мамы Марина не знала, девушка говорит, что позвонить Елене не дали. Еще один сын Елены — Владимир, он живет отдельно, о происходящем узнал из интернета. С отцом шестилетнего ребенка семья не общается, он с ними не живет.

— Мы не знали, что делать. У мамы истерика началась. Утром 18 сентября я позвонила воспитательнице, стала выяснять, где ребенок, она сказала, что завуч и директор школы отвезли ребенка в приют. Нам сказали идти в школу, чтобы задать все вопросы.

После консультации в школе Елена Лазарчик обратилась в управление образования Фрунзенского района, просила встретиться с ребенком, успокоить его. Там, по словам девушки, навестить ребенка не разрешили, ссылаясь на коронавирус, но сказали, какие нужно собрать документы, чтобы забрать ребенка.

— Непонятен один момент: 17 сентября вечером маму отпустили, она приходит домой, ребенка дома нет. Что она делает? Никого не интересовало, что шестилетний ребенок не ночует дома? — спрашиваем мы.

— У нее были предположения, что его забрали туда, у нее истерика была, и я сама не знала, как в этой ситуации поступить. Так получилось, — говорит Марина.

Марину возмущает, что ей, как старшей сестре, не позвонили из школы, ведь раньше она забирала ребенка самостоятельно, когда мама лежала в больнице. Девушка утверждает, что ее номер был у воспитателя.

Также Марина говорит, что ей неизвестны случаи, когда маму лишали родительских прав. Про пятерых детей она слышит впервые.

Сама Елена рассказывает, что 18 сентября к ней приходили из школы проверять, какие условия в квартире.

— Условия у меня хорошие! 18 сентября к нам приходили завуч, психолог, классный руководитель. Составили акт обследования жилищно-бытовых условий. Копию акта нам на руки не дали, когда мы попросили ее в школе, нам сказали, что ничего давать не будут. К условиям претензий быть не может, устно они мне ничего не высказывали. Они в акте написали, что все хорошо, что всего хватает.

Уже выйдя из центра с Артемом, Елена рассказывает, что директор СПЦ отнеслась к ней по-человечески, они нормально пообщались, ребенка передали родителю без проблем.

Но Елена уверена, что Артема забрали из-за ее политической активности, так как она состоит в «Европейской Беларуси» и участвует во всех митингах. Работает же Елена в ЖЭСе, говорит: «Должность там никакая, рабочая».

В июне Елену уже задерживали, тогда по решению суда она была арестована на 12 суток за участие в несанкционированном мероприятии на Комаровке.

Мы попросили Елену прокомментировать информацию о том, что она неоднократно лишалась родительских прав.

— Один раз такая ситуация была. Это было связано с политической деятельностью. Я взяла свою дочку на митинг — она там получила дубинкой. Ей тогда лет 7 было. Тогда меня лишили родительских прав на сына Вову.

— Говорили, что у вас пять детей. Дочка сказала, что знает только про троих. А что еще с двумя? — уточняем мы.

— Я не знаю, кто и откуда эту информацию берет, — отвечает Елена.

— У вас нет еще двоих детей? Только трое?

На вопрос Елена не отвечает, молча мотает головой.

Фото: Майя Кохно, TUT.BY

Шестилетний Артем говорит, что чувствует себя нормально. Мы спрашиваем у него, приводили ли его домой вечером в тот день, когда его никто не забрал.

— Приводили. Мы тебя, мама, вообще-то будили! — говорит Артем.

— Меня дома не было, как ты мог меня будить? — отвечает ему Елена и поясняет, что в квартире тогда никого не было, поэтому дверь никто не мог открыть.

Семью уводит бабушка Татьяна, она говорит, что уже пора уезжать, а все интервью — потом. Люди расходятся, кладут семье в пакет деньги и предлагают отвезти домой.

Источник: Майя Кохно / Фото: Евгений Ерчак / TUT.BY
 

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!




Лучший комментарий
ТаняМакся21.09.2020 в 14:34
"И самое интересное, все спокойно вечером легли спать. И бабушка, и мама, и сестра. Только учительница по городу бегала и решала, что с ребенком делать."
Я уже несколько дней думаю об этой ситуации. Хочу вам задать пару вопросов. Мама вернулась домой в 23 примерно. Куда звонить? Все приличные люди уже спят. Вот куда звонить в 23.00? Звонить в милицию, что пропал ребёнок? Они скажут: мы ничего не знаем, у нас вашего ребёнка нет, приходите завтра, пишите заявление. На крайняк учительница могла и записку в двери оставить, но явно не оставила.
Ещё вопрос: почему не позвонили сестре? Семья утверждает, что её телефон был у педагогов.
И как учительница перетрудилась бегать и решать, что с ребёнком делать? Зачем идти домой, если есть телефон? Это её личная инициатива, от которой толку ноль по факту. Полагаю( это мои домыслы), что была в известность поставлена администрация, а директор школы на минуточку - жена прокурора. Мыслей по этому поводу никаких не возникает? У меня возникают.
И ещё вопрос: мать виновата в том, что её БЕЗ ПОВОДА И ПРИЧИНЫ продержали в РУВД до ночи? Учитывая, что потом её просто отпустили, повода действительно не было. Мать явно плакала и уговаривала её отпустить, чтоб забрать ребёнка из школы. Почему не отпустили? Почему не позвонили в школу сами и не предупредили, что мать у них? У вас есть ответы? У меня ответ один( на истину не претендую), точнее два: менты - с..ки, и это была абсолютно спланированная акция.
Обсуждение
ТаняМакся20.09.2020 в 11:29
Очень мутная ситуация, очень.
Хорошо, что мальчик снова дома. Это радует.
sherifa20.09.2020 в 12:15
Я так и не поняла сколько у нее детей.
ТаняМакся20.09.2020 в 12:23
sherifa, этого никто не понял))))
marsi20.09.2020 в 13:36
Ладно. Меня интересует следующее. Что же должны были сделать в школе, если мать за ребенком не явилась и на звонки не отвечала? Взять кому-то из учителей ребенка к себе домой или заночевать в школе с ним в ожидании родителя?
marsi20.09.2020 в 13:37
Тут уже по-моему пытаются натянуть сову на глобус.
Обсуждают сейчас