Сейчас на сайте
Грудное вскармливание новорожденных
Пять причин, почему вам может понадобиться молокоотсос, и пять хороших моделей
Все о детях
Щекотливая ситуация: как вести себя родителям, если ребенок застал их во время интима«Ты против нашего государства?» Эмоциональный разговор учителя и школьника о БРСМ попал на аудиоКакая польза от «закаток» и надо ли давать их детям? Узнали мнение специалиста по питанию«Нам не удавалось даже одеть ребенка». Опыт мамы, чей сын отказался ходить в детский садЧто такое «синдром отличника» и почему таким людям очень тяжело житьМожно ли детям пить напитки из холодильника? Мнение врача-педиатра
Образование
Как запомнить все: 7 полезных техник для детей
События, обзоры, отчеты
12 марта в Минске откроется фестиваль фонарей «Королевство волшебных огней»
Личный опыт
Посмотрите, какой получилась свадьба у бедной пары с 6 детьми (они годами собирали мусор)
Благотворительность
ЮНИСЕФ предлагает дарить благотворительные открытки на основе детских рисунков
Приемные дети
Женщина решила продать детей, чтобы выжить. История одной фотографии

«Нас всех держали на крючке». Учитель объяснила, почему подписала фальшивый протокол

16 августа 2020 года
83

«Не разжигайте травлю. Мы там все были люди подневольные»,  — говорит заместитель директора по воспитательной работе одной из столичных школ. Учитель была в комиссии и подписала итоговый протокол, в котором цифры существенно расходились с реальными. За свой поступок ей стыдно, но другого выбора не было, заверила нас педагог.

Источник фото: TUT.BY


Рассказать о том, как проходили выборы, сотрудница школы согласилась только на условиях анонимности. Цель — не оправдаться, а попытаться остановить травлю учителей: «Понимаете, у многих из нас просто не было выбора. Нас всех держали на крючке. У всех крючки свои: у кого-то — дети, у кого-то — кредиты, у кого-то — работа, у кого-то — жилье».

Наталья (имя изменено) работает в школе более 25 лет или «всю сознательную жизнь». Изначально преподавала историю, но уже много лет занимает должность заместителя директора по воспитательной работе. Одна воспитывает ребенка, которому сейчас 3 года (в декрет уходила всего на полгода). Именно ребенком, говорит учитель, она связана по рукам и ногам, ей никак нельзя терять работу.

— Как вы попали в комиссию?

— Добровольно-принудительно.

— Некоторые учителя говорят, что смогли отказаться.

— Когда тебя вызывает директор и говорит: у тебя должность — завуч, твой отказ равносилен тому, что уходишь с работы, ты не можешь отказаться.

— Вы пробовали?

— Да, я сначала сказала «нет». Ну как можно согласиться? Но мне сказали: «Некому больше, вы же понимаете, что ваша должность это подразумевает. Мы все люди государевы, мы обязаны».

Хорошо, я обязана. Я спросила: в чем моя роль будет заключаться? Директор сказал, что мне расскажут в исполкоме. Мы с ним приехали в исполком, я там сказала, что не хочу во всем этом участвовать, к тому же, у меня маленький ребенок. Участки работают поздно, а у меня ни мужа, ни няни. Мне тогда снова сказали:  заявление на стол. Доводы про маленького ребенка их не впечатлили никак.

Я очень рада за тех учителей, которые смогли от этого отказаться. Но это всего лишь означает, что их директор пошел им навстречу. У меня было по-другому.  

— Как прошло досрочное голосование?

— На досрочном голосовании никаких нарушений не было, «вбросы» никто не делал, если вы об этом. В день основного голосования людей пришло очень много. Мы начали считать голоса. Стопка за кандидата № 4 (Тихановская — прим. Ребенок.BY) была раза в два больше, чем за кандидата №3 (Лукашенко). Я видела, что председатель комиссии изначально была настроена все голоса посчитать правильно. 

Потом мы увидели, что часть бюллетеней за Тихановскую оказались на стопке с листиками за Лукашенко. Зампредседателя, очень идейный человек, который всю жизнь работал в комиссиях, попросил не обращать на это внимания. Мы возмутились. Тогда он сказал: звоните в отдел идеологии и говорите, что у вас есть особое мнение.  

Председатель позвонила, включила громкую связь. Ей говорили: объясните людям, что им есть что терять, все равно ничего не изменится, даже если они протокол не подпишут. Через 5 минут появился директор школы (в комиссии он не участвовал, но следил за выборами). Он сказал, что все его подставляют, что его потом уволят с работы с «белым билетом» и нас всех вместе с ним.

Мне лично было сказано: подумайте о своем ребенке.

— Это был намек на то, что могут отобрать ребенка?

— Конечно. Подумайте о своем ребенке? Как это понимать?

Потом пришел милиционер и еще какой-то мужчина в черной форме, они тоже начали говорить, что мы делаем только себе хуже, ничего не изменится. Мы в подавленном состоянии все подписали, кто-то — сразу, кто-то — чуть позже, кто-то пытался изменить подпись. Последней протокол подписывала председатель, она просто рыдала, мне было ее очень жалко, над ней стояли директор, зампредседателя и милиционер. После 16-часового рабочего дня, с таким давлением, поверьте, вы подпишете все что угодно.

— Но ведь на других участках есть члены комиссий,  которые протокол не подписали.

— Комиссии все разные, были в комиссиях директора школ, которые считали все честно, были те, кто вывешивал правильный протокол, а в исполком сдавали неправильный. Наш директор школы принял решение не вывешивать протокол, хотя председатель хотела показать людям реальные цифры. В школу приехал ОМОН. Председателя куда-то увезли, а мы все ушли через черный вход, протокол так и не вывесили. 

— Как вы себя чувствовали?

— Очень плохо, мне стыдно, мерзко, гадко, ощущение, что ты «мусор».

— Стыдно за то, что подписали протокол?

— Ну, конечно. Мы же тоже люди. Или что я — сволочь последняя? Кто не был в этой ситуации, им не судить. Очень хорошо сидеть дома на диване и рассказывать, что все люди плохие, а я белый и пушистый. Любая мать за своего ребенка сделает все. А мать, которая одна воспитывает ребенка, трижды все сделает, тем более, если этот ребенок выстрадан.

— Вы говорите, что на вас давили ребенком. А на других?

— Не будешь наблюдателем — выселим из общежития. Не пойдешь в комиссию — не подпишем контракт. Одну женщину с кредитом взяли, еще одна была уже в возрасте, очень боялась увольнения. У нас, наверное, только зампредседателя был идейный, он потом пошел к директору и сказал, что ему нужна большая премия за то, что он «сделал выборы».

— А остальные премии получили?

— Да, 78 рублей за работу на выборах. Оплатили 11-го числа — положили деньги на карточку.

Я сейчас очень подавлена. Очень (плачет). Когда ты зависишь от директора, от исполкома, от комитета по образованию, ты вообще никто. Нет, я не Анна Северинец (известный учитель, которой после увольнения за стихотворение в адрес Лукашенко поступило много предложений по работе), меня не возьмут куда угодно на работу, я не имею такого имени.

— А вы пытались найти другую работу?

— Да, целый год искала.

— И какие варианты?

— Как вам сказать: уборщица, оператор кол-центра, продавец, оплата сдельная: на руки 200 рублей, потом — сколько заработаешь, кассир. Я в школе зарабатываю 1500 рублей на полторы ставки. Конечно, мне есть что терять.

— Но есть же частные школы? Рассматривали для себя такой вариант?
 

— Давайте начнем с того, что в частные школы не пробиться, к тому же я давно не преподаю. Когда ты занимаешься воспитательной работой, ты не можешь вести часы, потому что нужно обслуживать хоккеи-футболы и прочее. Особого выбора по работе у меня нет, понимаете? Кто возьмет зама по воспитательной работе, который сказал государству «нет»?

— Вы сейчас хотите что-то изменить?

— Конечно, мы все хотим демократическое общество. Вы думаете, что учителям нравится быть обслуживающим персоналом? Нравится махать флагом на хоккее? Нравится говорить детям: давай я тебе поставлю 9 или 10, а ты сходишь на хоккей? Я хочу перемен, я стояла с учителями у Филармонии (акция солидарности учителей, которая прошла 14 августа) и буду выходить на улицу.

— Некоторые члены комиссий говорят, что в их адрес поступают угрозы. Это правда?

— Да, это правда, причем, начиная с 1 июля, мне пишут, что «если ты неправильно посчитаешь, то мы с твоей семьей разберемся». И это продолжается до сих пор.

— В каком виде?

— Смс, звонки. Пишут, звонят, на столбах расклеивают списки членов комиссии.

— Вы видели свою фамилию?

— Да. И что мне теперь объяснять каждому, что я сразу позвонила «Честным людям» и все им рассказала? Мне очень страшно сейчас за себя и за своего ребенка. Но я прошу понять: нельзя во всем винить учителей. За все на выборах отвечает исполком. Говорить, что школа что-то может сделать, это наивно. Шаг влево, шаг вправо — это расстрел. Почему люди считают, что они могут судить? Они что — не знают, как в нашей стране проходят выборы? Я прошу: уберите участки из школы, уберите учителей из комиссий, — плачет в трубку Наталья. — Учителя бесправные, нас превратили в рабов. У многих из нас не было никакого выбора.

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!




Лучший комментарий
минск16.08.2020 в 19:38
...ть. Отвратительно, просто мерзко эти сопли читать.
Какое-то время назад я даже сочувствовать учителям стала, но читаю это и офигеваю... 16 часов ей, бедняжечке, тяжело работать было, давили на нее, ай-яй-яй. Пожалей ее еще из-за того, что она не преподает и потому работу не найдет. Нормально так, детей уже давно не учит, устроилась на не самые плохие деньги на хоккеи-концерты учеников гонять, и режиму всячески поборничать, а мы не должны сметь таким даже пальчиком погрозить.
Фу, мразота.
Обсуждение
AnnaVend16.08.2020 в 19:25
У нее ребенок... А у тех, кого побили (кто пропал/убили) тоже дети. Про ту тетку, которая подставляла Тихоновского, писали, что у нее ребенок, она не могла иначе, а у Тихоновского тоже дети. Для обеих женщин существуют только их дети.
Поверьте, наши дети для этого завуча тоже чужие.
np130416.08.2020 в 19:26
У меня и моих знакомых тоже дети, и всем после вашей фальсификации за 78 рублей приходится выходить на улицы. Мы не боимся? Сколько людей покалечено... Надо отключить свой эгоизм и немного подумать об окружающих.
Вас принудительно гоняют на хоккеи и прочие мероприятия, вы возмущаетесь и следующие 5 лет даёте добро жить под этим гнетом. А мы не хотим... Да я лучше бы уборщицей пошла, но с чистой совестью. Всех не уволят. Мне никогда вас таких не понять...
минск16.08.2020 в 19:38
...ть. Отвратительно, просто мерзко эти сопли читать.
Какое-то время назад я даже сочувствовать учителям стала, но читаю это и офигеваю... 16 часов ей, бедняжечке, тяжело работать было, давили на нее, ай-яй-яй. Пожалей ее еще из-за того, что она не преподает и потому работу не найдет. Нормально так, детей уже давно не учит, устроилась на не самые плохие деньги на хоккеи-концерты учеников гонять, и режиму всячески поборничать, а мы не должны сметь таким даже пальчиком погрозить.
Фу, мразота.
AnnaVend16.08.2020 в 20:10
Кстати, электронные выборы могут в большинстве случаев убрать выборы из школы. Так как электронное голосование сильно уменьшит количество избирательных участков (останется небольшое количество для тех, кто не умеет обращаться с компьютером или просто не хочет голосовать через смартфон)
Ilya de16.08.2020 в 20:12
Даже не жалко таких как она. Пусть теперь все ее знают и плюют в спину. Пусть родителям в глаза посмотрит чьих детей бил омон. Пусть посмотрит на могилы убитых и в глаза семьям тех кто пропал без вести. В свободной Беларуси ее преступлению следует дать правовую оценку невзирая на ее нытье.
Обсуждают сейчас