Сейчас на сайте
Конкурсы и проекты
Новая участница, почти 60 кг за три недели и афродизиаки для мужей. "НеВЕСомость-6" Новые призы для особенно счастливых женщин!
Все о детях
7-летняя джазовая пианистка из Солигорска стала звездой шоу "Лучше всех" Мультфильмы, которые должен посмотреть каждый ребенок
Это интересно
История женщины, умеющей быть счастливой, даже когда нестерпимо больно 5 продуктов после тренировки, которые помогают похудеть
Школьная жизнь
Выпускной после начальной школы: что, собственно, праздновать? Минские родители заявили о нарушениях в "Кенгуру" - математическом конкурсе
Психология и воспитание
Чего не знает подросток? Того, что вам не все равно Мальчики не растут сами по себе! 3 важные стадии развития сына
Дошколята
Заметки воспитателя: клиническая любовь родителей Как бороться с детской истерикой?

Жена велосипедиста с битой: "Толя видел дочь только на фотографии. Разве это не наказание?!"

25 октября 2016 года
134

Дело велосипедиста, который ударил битой шедшего по велосипедной дорожке парня, получило широкую огласку в СМИ. О том, почему в тот день муж был на взводе и как теперь живется семье Анатолия Гринкевича, порталу Ребенок BY рассказала его жена Валерия - молодая мама, чуть не потерявшая в родах долгожданную дочь

 

Источник фото: личный архив героини

Это был не конфетно-букетный период, а настоящая романтика...

Мы с Толей знаем друг друга около 10 лет. Познакомились в общей компании, но судьба нас свела 4 года назад. Тогда мы вместе поехали открывать велосезон и закрутилось… Это был не конфетно-букетный период, а настоящая романтика. Прогулки на велосипедах до утра, встреча рассвета на берегу озера, путешествие по Крыму, завтраки на горе и т.д. А через полгода он сделал мне предложение. Еще через полгода мы расписались.

Вопрос о детях никогда не стоял, разве что в количестве

Мы всегда спорили, «двое или трое» и кто будет первым – мальчик или девочка.

Через 3 года я наконец-то увидела заветные две полосочки… 

Толе сразу я не сказала. Тесты ведь могут ошибаться. Но в этот же день побежала делать УЗИ. Чтобы уже вечером сделать сюрприз. Придя с работы, я надула шарик, а внутрь положила результаты УЗИ. Даже на камеру записала это событие. Сказать, что он был очень рад – ничего не сказать.

Но это счастливое видео пришлось удалить, так как через день я его разбудила со словами: «Звони в скорую»… А через 10 часов я уже отходила от наркоза. Мне сделали чистку. Диагноз – выкидыш на раннем сроке.



Хождение по мукам: мне казалось, что я сдаю кровь литрами 

Несколько месяцев мы приходили в себя. Но потом взяли себя в руки и пошли ко врачам. 4 месяца обследований, таблетки и уколы, уколы и таблетки. Мне казалось, что я сдаю кровь литрами. И вот на очередном приеме мне врач говорит, что я беременна. Но выражение лица у врача было нехорошее… Она выписала мне очередную порцию лекарств и отправила домой. Прием назначила только через неделю.

Всю эту неделю Толя разговаривал с животиком, делая уколы, гладил его и просил «держаться изо всех сил». А на приеме врач меня снова отправила в больницу с подозрением на замершую беременность со словами:

У вас еще в прошлый раз началась отслойка плаценты.

Как? Почему меня раньше не положили в больницу? Ведь была возможность хотя бы попытаться спасти!!

Потом все заново: приемный покой, анализ крови, ЭКГ, вопрос «Вы ели сегодня?» и операционная… Только в этот раз все прошло не так гладко: хотели еще одну чистку делать и нашли миому.

После этой потери было еще тяжелее…

Мы ведь уже неделю жили с мыслью о нашей крошке, даже начали подбирать имя. Я сменила врача по планированию беременности, но мы уже не торопились. Надо было сначала восстановиться морально.

В ноябре я себя почувствовала как-то иначе. Врач на всякий случай отправила на анализ на ХГЧ, сказав:

Если он будет больше 80, надо начинать колоть уколы.

Я уже не придумывала никаких сюрпризов…

Результат пришел, когда я была на работе. 517!!! Я как стояла, так и села. Я уже не придумывала никаких сюрпризов, просто позвонила Толе и сказала:

Ты стоишь? Сядь! Я беременна! Но надо срочно найти уколы!

Он сорвался с работы и поехал искать их. Потом мы каждые 2-3 дня проверяли рост ХГЧ. На УЗИ было страшно идти, потому что потери были как раз на этом сроке. Но все же на УЗИ я пошла на 8 неделе. Я помню, как врач что-то рассматривала на мониторе и молчала, а мне казалось, что она делала это вечно. Я не выдержала и спросила:

Ну, что там?

А Вы не знаете? Поздравляю! Вы беременны. Развиваетесь хорошо.

И тут я зарыдала.

Через неделю врач расписала нашу ближайшую жизнь по полочкам: уколы раз в сутки, таблетки по жмене на завтрак, обед и ужин, никаких нервов и физических нагрузок (даже обувь только на плоской подошве), контроль основных показателей каждые 2 недели, общие анализы раз в месяц.

Мы даже отказались от поездки в соседний город к родственникам. Новый год встречали наедине и .... я думаю, вы знаете, что мы загадывали под бой курантов. 

Когда Толю не пустили на первое плановое УЗИ, он очень расстроился и потом очень долго рассматривал распечатку. Родителям сказали про беременность только во втором триместре. 

 

Источник фото: личный архив героини

Помню тот день, когда нам на УЗИ сказали, что у нас будет девочка

Я была в растерянности. Почему-то мы думали, что будет мальчик. Я смеялась и плакала одновременно, а Толя обнял нас и обзвонил всех близких с радостной новостью, что он будет папой принцессы.

Вечерами мы стали смотреть передачи про беременность, роды, уход за малышом и воспитание деток. Я Толе предложила пойти на курсы по подготовке молодых родителей. Он сразу же согласился.

В тот день мне стало плохо, и я позвонила Толе

Второй триместр прошел относительно спокойно, а в третьем опять начались вопросы со здоровьем: плохие анализы, подозрение на гестоз. В тот день мне стало плохо. Это было воскресенье. Я позвонила Толе и сказала об этом. Он очень разволновался и сразу же выехал с работы. Я еле дошла на кухню, померила давление – 75/43 и пульс 150. Меня стало мутить, в туалете я сползла по стенке. Толя звонил еще раз, чтобы узнать, как мы. Он приехал и фактически откачал меня.

И меня опять начали гонять по врачам, отправили к кардиологу, делали ЭКГ, ставили холтер…

И только в среду он мне сказал о произошедшем…

В воскресенье, когда он спешил к нам, парень вышел на велодорожку и, хотя видел велосипедиста, не стал уступать. Когда Толя пытался его объехать, парень еще и толкнул его. Дальше все было на эмоциях. Муж очень переживал и хотел связаться с парнем, чтобы извиниться и возместить ущерб, но не смог его найти и поэтому пошел в РУВД. После этого я мужа не видела.

Все остальное время до родов я бегала по РУВД и прокуратурам

Я писала ходатайства и собирала справки, чтобы мужа отпустили. Но мне везде отказывали из-за резонанса в СМИ. А Толя через адвоката только и передавал, что нас любит и чтобы я не волновалась. Когда его перевели СИЗО, появилась возможность с ним общаться. Письма приходят с задержкой в неделю, так как их проверяют (читают), но мы все равно старались писать каждый день, поддерживать друг друга.

В очередной поход к врачу мне сказали, что «по показаниям» надо раньше ложиться в больницу. За день до больницы я еще ходила в прокуратуру, чтобы еще раз получить отказ.

Когда начались роды, я обрадовалась, что скоро увижу нашу крошку

Но все пошло не так, через пару часов схваток сильно ухудшилось КТГ ребенка. Мне даже не разрешали вставать, а только кололи уколы, ставили капельницы, говорили дышать… И так почти 10 часов. Наконец, меня повезли в родильный зал. Потуги, очередная капельница окситоцина – схватки без передышки. В итоге – экстренное кесарево сечение. Помню, как везли в операционную и давали подписать согласие на операцию, помню, как кололи анестезию и как я очнулась, видимо, во время операции, в жуткой панике.

Следующий раз я глаза открыла уже в реанимации. Мне сказали, что с малышкой все хорошо, и я опять отключилась.

Когда я пришла в себя, мне принесли доченьку, буквально на минутку – показать. Я смогла ее забрать к себе только через день. До этого я сама с кровати еле вставала. Несколько раз сдавала кровь, чтобы меня перевели на таблетки, так как «целых» вен уже не осталось.

Нам на курсах говорили, что осложнения при родах, в том числе и экстренных, случаются из-за несформированной родовой доминанты, когда организм готов рожать, а мозг нет. А как подготовить мозг, если он только и думает о сложившейся ситуации?

В день рождения нашей малышки Толе отправили телеграмму

Но и ее он получил только на следующий день, хотя там было только пару слов, дата и время рождения. В роддоме между уколами и кормлениями я писала ему, а мама приносила его письма. В этих письмах мы обсуждали имя нашей дочурки. У нас и до этого были варианты, но мы остановились на имени Кира.

 

Источник фото: личный архив героини

 

Из роддома нас забирали родные и друзья, они же помогли с коляской, кроваткой и вещами, т.к. все деньги, отложенные на это, пришлось заплатить адвокатам. После роддома пришлось продать Толину гитару, чтобы как-то жить. А пособие я не могу получить, потому что для него нужна Толина подпись (на прописку), а для этого в сизо надо отправлять нотариуса, на которого нет денег.

Когда доченьке исполнился месяц, назначили суд

На котором не учли ни добровольную явку, ни чистосердечное признание, ни раскаяние и извинения, ни желание возместить ущерб. Толе дали 5 лет колонии усиленного режима и 10 тысяч белорусских рублей компенсации. И это за сотрясение мозга и один стежек на голове. А у меня шрам 15 см и невозможность самостоятельно родить, но кого это волнует?!

Зачем ломать жизнь семье? Зачем забирать у ребенка любящего отца и кормильца? Толя до сих пор дочь видел только на фотографии – на бездушной бумажке с цветными чернилами!

Да, я пишу Толе каждый день (последнее письмо, которое он получил, я писала 3 октября). Пытаюсь описать, как растет наша любимая доченька. Но что может быть хуже, чем пропустить первые моменты жизни такого долгожданного ребенка, не держать ее на руках, не видеть ее первую улыбку, не слышать голос?.. Разве это – не наказание?!

А мог бы растить свою дочку, зарабатывать и кормить свою семью, а не сидеть на шее у бюджета.  Да и в конце концов - выплатить компенсацию. А кто сейчас ее будет выплачивать? К нам домой придут приставы и опишут имущество? Что они заберут? Холодильник? Плиту? Детскую кроватку и коляску?

 

Валерия и другие родственники Анатолия считают, что приговор, вынесенный судом, не соответствует содеянному, поэтому опубликовали петицию с требованием смягчить наказание. И очень надеятся, что она поможет вернуть мужа и папу в семью...