Сейчас на сайте
Акции и события
С 31 мая по 2 июня пройдет Минский открытый роботурнир
Это интересно
Три вопроса, которые не стоит задавать молодой матери Пары рассказали, какие «имена» они придумывают друг другу
Фотофакт
23 фотографии из семейных архивов, которые приведут в ужас современных родителей 30 лучших идей для романтичных фото
Школьная жизнь
"Это то, что приносит мне настоящее удовольствие". Молодой педагог о том, что держит его в профессии
Отношения взрослых
"А что мне будет, если я жену зеленкой оболью?". Обратная сторона домашнего насилия 5 вещей, которые помогут укрепить семью
Отдых и путешествие
Как упаковать чемодан в отпуск, чтобы все поместилось Как выбрать чемодан для путешествия мечты
Личный опыт
«Три дня не ела ничего, кроме хлеба и воды». Каким бывает домашнее насилие От чего зависит размер и форма груди после родов и кормления?
Новости компаний
Лучшие детские лагеря на летних каникулах 2019

История одного усыновленного родительства

Модераторы: Мelody, лисица-фортуна
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Оффлайн Sonjan

  • Сообщений: 233
  • Репутация: 16
    Дети:
    Ян (25.07.2015)
18:05:2019, 08:22 »
И тут где-то за неделю до начала курсов и за несколько дней до его приезда мне звонит муж. На это случай паника случилась у него. «Все пропало! Мне раньше по телефону сказали, что курсы на чинаются в следующий понедельник. Я сегодня проверил на сайте НЦУ, курсы начинаются только в середине следующего месяца! Что делать!?» Блииииииин!!!!! И в самом деле, что делать!? Билеты уже на руках! Понятно, что билеты покупались без опции открытой даты или возможности бесплатно менять дату вылета – это же тебе добавить довольно весомо к их стоимости! У мужа, по голосу слышно, сдерживаемая паника. Времени на маневр у нас совсем немного. Фамилию человека, который должен вести курсы, и при этом какой-то непонятный телефон муж знал. Я звоню по этому номеру. Слава богу, это все-же оказался телефон психологов нужного нам района. Прошу позвать такую-то, но она... в отпуске! Личных телефонов мы не даем! Объясняю ситуацию и... мне идут навстречу! «Ну если так, вот вам ее номер».
Аааааааааааааа! Оооооооооооооооо! НЕУЖЕЛИ?! В первый раз с самого начала всего этого процесса нам кто-то пошел навстречу!!! Тут же перезваниваю психологу. Очень-очень сильно извиняюсь, что беспокою ее в отпуске. Но вот такое дело, что совершенно непонятно, а муж работу свою уже подстроил под эти курсы! И тут оказывается, что все мужу сказали правильно. Курсы, действительно, начинаются на следующей неделе. Это просто в НЦУ информацию на сайте не меняют годами. График проведения курсов психологической подготовки, который вывешен на сайте, относится к прошлому, если не к позапрошлому году. Ааааааааааааааааа! Ну вот что здесь сказать? Пофигизм, разгильдяйство и «а что здесь такого?» вместе с «у нас на все рук не хватает» и «позвоните и уточните!». Выдыхаю сама, успокаиваю мужа. Он кидает в сумку по мелочевке все самое необходимое на месяц (когда еще те холода?) и прощается со всеми на работе. И снова забегаю вперед. Когда муж вернулся назад, его встретила нулевая температура уже на протяжении нескольких недель, настывшая квартира и, плюс ко всему, не включающаяся самая большая батарея. Мастер по ремонту пришел только дня через три. Остальные батареи, даже оставленные кочегарить на полную мощность, просто не справлялись с этой стылостью. Где-то неделю он ходил дома в трико под джинсами, в двух носках и тапках, в свитере и спать ложился не раздеваясь.

    Оффлайн LittlePony

    • Сообщений: 11
    • Репутация: 3
    20:05:2019, 09:51 »
    На работе не продлили контракт.

    Сочувствую. А разве можно по нашему законодательству не продлить контракт с женщиной,  у которой на иждивении дети до 5-ти лет?

      Оффлайн Sonjan

      • Сообщений: 233
      • Репутация: 16
        Дети:
        Ян (25.07.2015)
      20:05:2019, 10:31 »
      Сочувствую. А разве можно по нашему законодательству не продлить контракт с женщиной,  у которой на иждивении дети до 5-ти лет?

      Контракт временный. Закончился - и все. Дальше для меня нет актуального проекта, а в бюджете компании нет денег  на балластную позицию "на всякий случай" и в ожидании, пока кто-нибудь сам не уйдет. Мне тоже жаль. Пусть себе и небольшая зарплата, но стабильно лучше, чем ничего или время от времени приглашать, когда надо заткнуть дыру. Искать другую работу мне было бы, что ни говори, комфортней.

        Оффлайн Sonjan

        • Сообщений: 233
        • Репутация: 16
          Дети:
          Ян (25.07.2015)
        22:05:2019, 14:36 »
        Я то думала, что вот сейчас у меня появится много времени на то, чтобы писать. Три раза "ха"! Поиск работы отнимает не меньше времени и больше моральных сил, чем сама работа. :) Но я постараюсь не пропадать. :)

        Начались курсы для мужа. Позже добавилась к ним его работа. Мы на удивление очень хорошо обустроились в родительской квартире. И вообще, честно говоря, это было хорошее время. Мне приятно о нем вспоминать. Курсы у мужа были очень информативными. Психолог потом говорила, что как-то одни из усыновителей ей сказали, что курсы были совершенно бесполезными с точки зрения проблем, с которыми им приходилось столкнуться в будущем. Психолог их услышала, не обиделась и пересмотрела то, как и что она пытается донести до потенциальных усыновителей. После первого занятия муж передал мне приглашение от психолога к ним присоединиться. Не знаю, что на самом деле стояло за этим прилашением. Но я тогда отчетливо понимала, что нам ради положительного заключения надо продемонстрировать свое единство и обоюдную заинтересованность. Я не стала отнекиваться и решали сходить на одно занятия только ради этой самой демонстрации и облегчения получения положительного заключения. Хоть по моему собственному опыту у меня сложилось впечатлиние, что это заключение во многом формально. Но потом нам рассказывали, что бывали случаи, когда именно заключение психолога закрыло кому-то двери. Однако, мне так понравилось на курсах, что я там осталась до конца. Помимо прочего, все было так тепло и душевно. Не могу сказать, что мы как-то сошлись с остальными участниками курсов, но мне действительно очень интересно, как же все сложилось у них в дальнейшем. Я, пожалуй, даже ждала этих занятий.
        Самое крутое, что было на этих курсов, - это встреча с реальными усыновителями. С людьми, которые уже прошли свой путь поиска детей. С людьми, для которых адаптация уже позади. Когда ты видишь реальных людей, реальных детей, реальных родителей, когда ты видишь нежные и доверительные отношения между ними, это так добавляет уверенности. Вы только представьте себе, что когда у тебя голова пухнет от вопросов и страхов о том, как на долго затянутся поиски, с какими проблемами придется сталкиваться при адаптации, вдруг перед глазами появляются живые и очень реальные примеры, что все реалистично и все решаемо. При этом еще и далеко не всегда все так плохо. Конечно, когда ребенок видел насилие, когда насилие и жестокость были направлены на него, он очень жестко и разнообразно проводил проверку на крепость его новых родителей. Меня как-то очень впечатлило, когда, по словам мамы, ее четырехлетний ребенок, над которым измывалась его родная мать и который устроил ей знатную серию провокаций, рассчитанную на то, что она сорвется и ударит, в конце-концов сказал: «Кажется, я нашел свою мамы». Такие слова от маленького ребенка меня очень впечатлили. Но в то же время, усыновители с двумя детьми, у которых были очень похожие истории, которых взяли в одинаковом возрасте показали совершенно разное поведение. У кого-то из детей была легко возбудимая нервная система и адаптация проходила очень физически тяжело и для ребенка, и для родителей. А с кем-то адаптации даже не заметили. Кто-то рассказывал, что и через год все не могут изжить привычку сосать палец или самоукачивание. Кто-то говорил, что ребенок не может расслабиться перед сном. Он на столько привык, что персонал рявкает: «Ну-ка быстро все спать!» - что без окрика у ребенка просто не включается программа засыпания. Почему-то в голову пришла параллель с фильмом «Побег из Шоушенка». Там герой Моргана Фримана говорит: «Сорок лет я просил разрешения пописать. Я не мог выдавить из себя ни капли, не спрося разрешения».
        Я отчетливо помню свои ощущения тогда. Вся напряженная, сжатая, как приготовившаяся к удару, я думала: «Мы знаем об этих проблемах. Мы к ним подготовлены. Мы справимся». Хотя сейчас, пройдя очень мягкую адаптацию и живя обычной нормальной жизнью, могу точно сказать, что есть так много обычных и заурядных вещей, которые лично меня могут доводить до белого каления. :) Сын повадился вместо «хочу» использовать слово «ваа». Вот так именно с растяжкой. При том, что смысл «ваа» нам абсолютно понятен, а сын без проблем раньше использовал слово «хочу», правда в варианте «хОчу» с ударением на первый слог. Честное слово, поправлять «хОчу» на много проще, чем постоянно выслушивать: «Я ваа молока! Я ваа на улицу!» Вроде-бы поправляем и он без проблем повторяет за нами правильно. Или настаиваем на том, что нет такого слова «ваа», говори на понятном нам языке. Но сын упорно уже какую неделю подряд выдает: «Я ваа спаааать!» Не знаю почему, но бесит страшно! Особенно, если ты настаивает, чтобы сказал правильно, а он вместо этого включает хныканье и нытье и переходит на упрощенную речевую формулу: «Молокоооо! Молокооо! Молокооо!» О мои нервы!!!!!!!!!!!!! :( Нет, серьезно, а если бы это было что-то другое, менее безобидное? Да еще и не сейчас а в самом-самом начале? Вот сейчас я уже совсем не уверена, что я сильная, подготовляенная и что я с этим бы справилась.
        Но знаете, что, на мой взгляд, самое показательное? Те же люди, которые рассказывали о проблемах, с которыми они столкнулись при адаптации и, если могу так сказать, изживании последствий, усыновили потом еще одного ребенка. И это далеко не редкий единичный случай. Это ли не знак, что все в конце-концов будет хорошо?

          Оффлайн Sonjan

          • Сообщений: 233
          • Репутация: 16
            Дети:
            Ян (25.07.2015)
          23:05:2019, 13:10 »
          Пока суть да дело, а курсы, хоть и было интересно, тянулись, казалось, просто бесконечно, мне совершенно не сиделось на месте. Наверное, это было видно всем. И моя сестра устроила нам с мужем одну встречу. Она медик. Завотделением в одной из детских больниц. Ну... вы сами понимаете. Связи, конечно, бывают разные, но ее сработали. Сестра сказала четко: «Все здоровые отказнички будут находится в этой больнице. Моя подруга работает там заведующей отделением. Отказной ребенок у них есть. Вам огранизуют встречу с юристконсультом этой больницы. Она прояснит ситуацию».
          Мы поехали на встречу. Да, волновались. Мы еще никогда не были так близко к нашему ребенку. Нас встретили очень приветливо. Связи – это сила! Нам сразу сказали, что если мы очень хотим, нам даже покажут девочку. Но пока говорите с юристом. И вот здесь в первый раз нам разложили по полочкам всю ситуацию с юридической точки зрения. Потом я еще сложила воедино ту информацию, которую получила от женщины, которая заботилась о моем ребенке до усыновления (она, как правило, берет очень маленьких детей) и то, что я слышала вокруг. Итак, кому интересен вопрос усыновления очень маленьких детей, как это выглядит.
          Во-первых, это дети-отказнички. То есть те, от кого матери отказываются еще в роддоме. Здесь есть два варианта развития. Если мать четко знает, что она хочет, и пишет отказ от ребенка еще в роддоме, такой ребенок сразу же получает статус, позволяющий его усыновлять. Это самый оптимальный вариант с той точки зрения, что время нахождения ребенка вне нормальной семейной обстановки очень непродолжительно. Этот случай – просто подарок, но бывают такие очень редко. Бывают отказнички, от которых мать формально не отказывалась, а просто ушла из роддома, оставив ребенка. Все что угодно может быть причиной ее поступка. Находилась с трудной ситуации, была растеряна и не знала, как поступить, боялась давления. Да просто могла быть в состоянии полеродовой депрессии. Полгода с таким ребенком ничего не происходит. Вообще ничего. То есть все просто ждут, не вернется ли мать. Бывает, что и возвращается. И это хорошо. Все это время совершенно здоровый ребенок находится в больнице. На него нет вообще никаких документов и сделать с ним ничего не возможно. И только через полгода юрист больницы начинает процесс легализации ребенка. Готовятся на него документы, разыскивается мать и начинается процесс по лишению ее родительских прав. Вы понимаете, что никто при этом попу не рвет и не пытается процесс ускорить. Ну месяц готовят все эти документы. То есть на момент суда ребенок уже минимум 7 месяцев совершенно один находится в больнице или, когда на него оформят свидетельство о рождении, в доме ребенка. Нет, персонал не злой. Просто времени у него нет еще и на здорового ребенка. Его покормят. Ему поменяют памперс. Может быть кто-нибудь сердобольный возьмет на руки. Но все же все это время ребенок лежит совершенно один. Или не один, но в ситуации, когда до него никому нет дела. Эти детки даже не требуют к себе внимания. Они не знают что такое внимание вообще и как его можно получить. Эти дети очень медленно развиваются физически и еще медленнее эмоционально. Одна из усыновителей писала, что самый большой ужас в доме ребенка внушает... тишина. Детям не от кого учиться считывать с лица эмоции и проявлять свои. Весь их мир сужен до одной единственной палаты или комнаты. Представляю, как хорошо они знают все трещинки на потолке. Это же сродни одиночному заключению. И дети «сыпятся» психологически. Да, это все, вцелом, поправимо. Но... Но как же это все тяжело для всех. И для детей, и для родителей. Я знаю, что на форуме есть те, у чьих детей был именно такой опыт раннего детства. Слава богу, сейчас у них все хорошо. Но я даже по своему ребенку видела, как много для него было нового, неизведанного, интересного в жизни. Для этих детей ново и неизвестно просто все!
          И самый сложные вариант, это когда детей находят где-нибудь на свалках, чердаках, в лесопарках. Понятно, что их сразу же доставляют в больницу и... ждут полгода. Конечно, в это время милицая старается установить личность матери и ей светит довольно серьезная статья за оставление ребенка в заведомо опасной ситуации. Но, тем не менее, полгода согласно законодательству юрист больницы ничего не делает, а только ждет. И только по прошествии этого срока, хорошо еще если личность матери на тот момент будет установлена, начинает оформлять нормальный пакет документов на ребенка, то есть свидетельство о рождении. Вы понимаете, что все эти бумаги и запросы отсылаеются через почту, что занимает время. Бывает, что документы теряются, и их надо восстанавливать и посылать повторно. Потом суд, который проходи не в таком ускоренном режиме, как просто лишение родительских прав. Да и статья там посерьезней. Потом лишение родительских прав и ребенок наконец-то поступает в ведение опеки какого-то района. Это все занимает ну оооочень много времени. Когда мы были на приеме у юриста, у них в больнице как-раз была такая девочка. Я даже не буду скрывать, это была девочка, которую нашли в лесопарке Медвежино. Мы были на приеме осенью. Когда нам об этом сказали, я вспомнила, что я уже довольно давно читала об этом случае. По моим ощущениям, это случилось, когда было еще холодно. Может быть в марте. Теперь была уже осень. И на тот момент юрист еще даже не начинала процесс легализации ребенка. Я спросила, как долго это займет. И ответ был самый неопределенный, но, однозначно, несколько месяцев. Мать ребенка на тот момент еще не была юристу известна. Я потом слышала, что эту девочку удочерили. Пусть у нее и ее родителей все сложится хорошо! В итоге после разговора медики и юрист решили нам ребенка не показывать: «Нечего сердце рвать! Удочерить ее можно будет еще не завтра и даже не послезавтра!»

            Оффлайн Sonjan

            • Сообщений: 233
            • Репутация: 16
              Дети:
              Ян (25.07.2015)
            24:05:2019, 11:06 »
            Какие еще есть варианты? Это рождение детей у матери, которая уже была лишена родительских прав в отношении старших детей. Или ситуации, когда оставить ребенка с матерью означает потенциальную угрозу. Например, физическое или психологическое состояние матери, при котором она признается не способной ухаживать за ребенком. Или серьезное заболевание у матери, как то ВИЧ или заболевания, передаваемые половым путем. В этом случае все довольно однозначно. Ребенка матери не отдают вообще, а, в зависимости от обстоятельств, или оставляют в больнице, если есть показания, или ищут для него приемную семью. Бывают случаи, и даже довольно часто, когда ребенка передают под опеку в семью его потенциальных усыновителей. Но вы должны понимать, что полугодовой срок никто не отменял. Полгода, пока не будет инициирован процесс по лишению родительских прав, опекуны, которые еще и потенциальные усыновители, находятся в очень эмоционально тяжелом подвешенном состоянии. Во-первых, в первые пару месяцев раз или два мамашки все-таки хоть по разу, но появляются. Препятствовать встречам матери с ребенком опекуны не меют права. Здесь все далеко не так однозначно в том плане, что прямо так и обязаны выдать ребенка по первому требованию, но ситуация для них все-равно очень тяжелая. Даже в случае моего ребенка, когда он находился на попечении родителя-воспитателя, она нам говорила, что когда однажды мать пришла моего сына проведать, а он был очень маленький, месяца три, она так нежно держала его на руках и так ласково поглаживала его головку, что воспитатель просто видеть это от ревности не могла. И это женщина, которая не строила серьезных планов даже на опеку, не то что на усыновление! Правда больше нежная мамашка не появлялась вообще. В следующий раз ее увидели только на суде, где она активно возмущалась самому факту лишения ее родительских прав на всех ее четверых несовершеннолетних детей. Кстати, не буду скрывать, что бывают случаю, когда суд по формальным признакам не может лишить мать родительских прав. Хоть все отлично понимают, что это вопрос времени. Не пройдет и полгода, как ребенка снова изымут из семьи, снова куда-то к кому-то будут пристраивать и снова начинать процесс по лишению прав. Но от этой мысли опекунам, которые уже успели привязаться к ребенку и даже поверили, что он может быть их, ни разу не легче. Ужасная ситуация в отношении опекунов и счастливая для ребенка. Поэтому оформить опеку над ребенком его потенциальным усыновителям предлагают только в крайнем случае. Тогда, когда просто нет для него приемной семьи (то есть родителей-воспитателей) и единственная альтернатива – дом ребенка. В этой ситуации, даже понимая все тяжелые последсвия для опекунов, действуют в интересах ребенка. Быть в семье для него однозначно лучше, чем дом ребенка. Даже ценой нервов и разочарований взрослых. К сожалению, здесь на форуме такие случаи тоже встречались. Хорошо, что родители потом буквально за две недели после возврата мальчика нашли своего ребенка. Я сейчас, находясь на берегу, совершенно согласна, что интересы ребенка превыше всего и нормальное развитие для него просто бесценно. Но, слава богу, что я сама не стояла перед таким выбором!

              Оффлайн Фея)

              • Сообщений: 8141
              • Репутация: 647
              • Адрес: Минск

              • Дети:
                Элеонора (13.10.2005)
                Екатерина (03.04.2018)
              24:05:2019, 17:59 »
              Я вам плюсики в карму ставлю, спасибо, что пишите. С нетерпением жду ваших рассказов. Этот опыт мне не дано пережить, но узнать изнутри очень интересно и познавательно.
                Моя малышка, Элечка, ты всегда со мной.

                За каждым великим мужчиной стоит женщина, которая говорит, что он ни разу не великий и вообще козёл.

                Оффлайн Sonjan

                • Сообщений: 233
                • Репутация: 16
                  Дети:
                  Ян (25.07.2015)
                24:05:2019, 19:06 »
                Спасибо, Фея).

                  Модераторы: Мelody, лисица-фортуна