Сейчас на сайте
Что почитать детям
Пять хороших книг, которые помогут подросткам понять самих себя
Все о здоровье
Как отличить аллергию у ребенка от других заболеваний? Узнали у врачаНе такой, как все: мальчик из Бразилии стал успешной моделью благодаря генетическому заболеванию
Беременность и роды
Как ухаживать за грудью во время ГВ? Гинеколог назвала частые ошибкиКак рожать: самой или с помощью кесарева? Гинеколог перечислила возможные варианты
Все о детях
«Родина вас простила». Что ждало дома подростков, которые работали на немцев в Германии?Что приготовить на огне, если ребенок не любит обычный шашлык?События августа разлучили маму с 12-летней дочкой. Недавно белоруска вышла из СИЗО — посмотрите на эти эмоцииРодители жалуются на «сад-призрак» в Хатежино: места есть, а детей не берут. Администрация не согласна
Обучение
Как отметить 9 мая с ребенком? Покажите ему фильмы о войне — вот хорошая подборка
Планирование беременности: с чего начать
Бесплатная попытка ЭКО: процедуру пока не проводят, но Минздрав смягчил ограничения по возрасту
Законодательство и налоги
«Живу с четырьмя детьми впроголодь». Белоруска ищет мужа, который уехал в Польшу и не платит алименты. Что говорит закон?

Неопубликованная книга Алексея Адеева(Дом 2)

0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.

Оффлайн Ксюшая

  • Сообщений: 22642
  • Репутация: 4570
  • Адрес: Тут я
17:07:2010, 18:42 »
Меня часто спрашивают, зачем я решил пойти на проект «Дом 2».
Кому-то я отвечал просто, что решил попробовать, получиться ли у меня попасть в известное телешоу, находясь в международном розыске, а кому говорил что поспорил, но истинная моя причина, называется просто – судьба, видимо в это слово входит и моя книга, которую вы в данный момент читаете.

Гл.1.
Обыкновенное утро обыкновенного дня. Синий модный свитер, свежая рубашка, синие джинсы, узкая полоска дорогих часов. Он улыбался. Улыбался мне из зеркала, своей стильной улыбкой, настоящий шоу-мен, пропитанный пересудами сотен тысяч людей, их фантазиями и мечтами. И я смотрел в его хорошо знакомые глаза, и думал, насколько я сам отличаюсь от него, отлично разработанного медийного персонажа и мошенника, что, в общем-то, если хорошо подумать одно и тоже.
Был ли я им?
И когда я стал им?
А он улыбался мне из зеркала, отличной располагающей улыбкой с бесконечным холодом в зеленых? глазах:
- как ты? – спросил я его и подмигнул.
Адеев подмигнул мне в ответ, и мне послышалось:
- кто ты?...
Отличная штука память! Она с удовольствием предоставит развернутые ответы на все твои вопросы, даже если они заданы просто так, и помнить ты их не хочешь. «Кто ты?» - спросило мое собственное отражение, и услужливая память бросилась выполнять приказ.

В жизни каждого человека есть моменты, о которых мы сожалеем в моей жизни их очень много. Но не о многих я сожалею. В этой книге вы можете увидеть человека, который вёл яркою и не честную жизнь. В колонии общего режима нижегородской области №11 мало развлечений. Тут воспитывают тех, кого на самом деле невозможно перевоспитать, можно загнать в рамки правил, научить командам и охранным линиям «нельзя за флажки», но не воспитать. И они здесь, как стая жестоких, загнанных в угол зверьков, которым очень хочется свободы. Для них она что-то особенное, в этой свободе есть настоящая жизнь, истинная чистая любовь, романтика, счастье. Тоска по свободе и слепая вера в то, что ты это счастье обязательно встретишь, как только за тобой закроются врата коррупции и грязи общего режима. Но до этого момента еще надо дожить, или хотя бы постараться выжить. А пока нам оставалось только подглядывать через узкую щель, оставленную администрацией, за «настоящей» жизнью, сфабрикованной на ТВ. Может поэтому для нас, воспитанников колонии, «Дом 2», который нам разрешали смотреть уже около года, был одной из редких возможностей почувствовать и вдохнуть чужую свободу. И переживали мы все сюжеты шоу, как свою собственную не сложившуюся молодую жизнь, яростно комментируя и отстаивая свое право на эту показную чужую свободу делать то, что ты хочешь.
Много участников было на проекте, но самой запоминающейся особой была Алёна Водонаева.
- сюда бы эту суку… уж я бы научил ее жизни - …
выругался Лёха Рыжий и демонстративно отодвинул стул
Если бы она могла слышать все, что в этот момент откровенным языком колонии говорили лишенные воли пацаны. Кто-то откровенно восхищался, кто-то описывал все варианты «воспитания», только бы она попала в их крепкие молодые руки.
- ох… ну я бы показал…. В очередной раз чувственно прокомментировал мой рыжий друг, демонстрируя что именно он бы «показал ей» телодвижениями.
- «ну я бы», «ну я бы» - поддел его я, - возьми да сделай. Да и права она, такой женщине нужен другой человек .
да, ты че, Леха? Сам-то захотел бы связаться с такой стервой? – и опять посыпались комментарии «видавших виды» и женщин настоящих «мужчин».
- выйду отсюда, попаду на Дом-2 и она будет моей - отвечал я, традиционно подводя итог очередного просмотра шоу. Пацаны смеялись, я улыбался им в ответ, и мы мирно покидали актовый зал, в котором стоял старый телевизор - наша непрочная связь с внешним миром. Там, за моей примиряющей шуткой для изголодавшихся по свободе парней, была моя собственная судьба. И когда я засыпал, мне снилась Алена, под убаюкивающую песню зимней ночи, да ветер, крадущийся через форточку ласковой колыбельной, нашептывал ее имя Жизнь текла своим чередом, обычная жизнь колонии: монотонная, подавляющая всякие желания, кроме одного - покинуть этот приют как можно быстрей. И моя серьезная мечта, которая становилась дежурной шуткой каждый вечер, когда нам удавалось посмотреть Дом 2, стиралась в этой обыденности, становилась поблекшей. Я искал любую возможность сохранить свое «я» в узких рамках методы воспитания осужденных трудных подростков. Читал, то, что было разрешено, с удовольствием слушал батюшку, верил, философствовал, говорил с друзьями. Очень трудно остаться человеком, забывая нормальную речь и слова, и еще трудней остаться собой, когда ты молод, не опытен и когда вокруг тебя такие же, как ты - с одной лишь надеждой на будущую непонятную, но обязательно счастливую жизнь. Однажды, когда наступила уже настоящая зима, к празднику Введение во храм Пресвятой Богородицы, я читал осужденным «Жития святых». Такую благодарную аудиторию трудно сыскать в другом месте. Чистый воздух чистого слова словно омывал загнанные души моих слушателей, иногда вступающих в духовные споры с не меньшим азартом, чем, обсуждая тот же Дом 2. Дверь скрипнула, в комнату воровато заглянул мой рыжий друг, полушепотом произнеся:
- Леха, Лех, слышь, там телевидение приехало…
Приезд телевиденья это событие, которое могло послужить темой для разговоров не один день и мои церковные «студенты» засуетились, начали обсуждать услышанное, засобирались. А я подумал: «Вот если у меня возьмут интервью журналисты, точно попаду на Дом-2».Хотя в этот момент это всё было не реально. Но когда я узнал причину их приезда у меня не было сомнений в том, что это произойдёт. Чтения закончились, я спокойно стал убирать книги, и вдруг минут через пять в клуб вошел начальник воспитательного отдела:
- Адеев… там приехало нижегородское телевидение, службу снимать. Ты это, Алексей, иди, расскажи им про церковь, ты же у нас лучше всех разбираешься в христианских праздниках.
И я пошел, глаза слепил снег от яркого солнца, и таким же ярким светом сияла моя, поблекшая было, мечта.
- я буду на Доме-2!!! И я там был!

Так как я попал на «Дом-2»? Позвонил по номеру 124-15-32. Вот так просто позвонил и сказал: «Я, Адеев Алексей, работаю поваром, самый лучший парень на планете, и как жаль, что у вас нет меня». Мне перезвонили на следующий день, с вопросом, не могу ли я приехать на кастинг в четверг.
Странный вопрос – «Смогу ли я?», конечно, смогу! Я ведь сам хотел этого. Отчего-то вспомнился тот декабрьский день в колонии и яркий снег, съемка интервью у арестантской церкви. Услужливая память предоставила моментально этот полузабытый сюжет. Я позвонил брату, объяснил ему суть дела и попросил его поехать со мной на этот кастинг. Что там будет происходить, не знал, да и не мог знать, это ведь было мое первое свидание с серьезным шоу бизнесом. На тот момент я думал что это серьёзный )))
Кастинг проходил на съемочной площадке в городе, на Кржижановского, 29/2, в том же здании, находятся квартиры участников проекта. Там же по интересному совпадению находится депутатский штаб Единой России. Как насмешка или явный прямой намек «политика и шоу бизнес равны?»… И в тот день возле здания шумела большая толпа. Люди были возбуждены, многие смеялись, кто-то отвечал, что он идет на кастинг «Дома-2», кто-то на кастинг «Большого брата», кто-то в штаб партии. Царил некоторый ажиотаж, который бывает перед вступительным экзаменом, где-нибудь в престижном учебном заведении. Общее настроение меня захватило, я оглядел толпу и, шутя, громко сказал: «Ребят, кто идет на Дом-2, можете расслабиться меня уже взяли, и в этот приход попадаю я». Часть народа бросилась меня переспрашивать, кто-то засмеялся, но моя фраза как-то разрядила общую обстановку. В общем-то, история повторялась, и большинство, как обычно, мне не верили. Я сделал очень серьезное уверенное лицо, а в это время из двери вышла пожилая женщина, к которой я подошёл:
- Здравствуйте, как вас зовут?- спросил я.
- Тамара Павловна.
- Тамара Павловна, вы ведь знаете, меня возьмут на Дом-2? – совершено искренне спросил ее. Она посмотрела на меня и сказала:
- Конечно,… Вас возьмут.

Игра игрой, но были у меня сомнения в том, что меня возьмут? Конечно, я ведь живой человек, и мне тоже свойственно сомневаться, но мысль, что я там буду, не покидала меня ни на минуту. Я перебирал вопросы в голове, какие мне могли задать, словно пытаясь предугадать тему билета на экзамене, но, конечно, не мог этого сделать. Реальный вопрос, который мне задали был очевиден, прост, и сложен. Но это было чуть позже, пока же я стоял перед закрытыми дверьми и заполнял анкету. Странная это была анкета, для меня она была возможностью создать себя, таким, каким я хотел быть. Например, я успел закончить нижегородский архитектурно-строительный техникум, а прямо сейчас заканчиваю второе высшее образование. Что принимаю участие в благотворительных мероприятиях, играю в шахматы, в общем, наплел про себя такого, что меня можно было прямо сразу брать в помощники президента. Там, в этой выдуманной мною жизни не угонял машин, не сидел, не воспитывался улицей. Я словно писал свою другую судьбу, которую, тогда никто не проверил, не попросил копии диплома, копии паспорта. Доверчиво, слишком уж доверчиво, «и о чем они там думают?» - спрашивало мое удивление.

Я оторвался от воспоминаний и тот, который отражался в зеркале, усмехнулся, улыбкой знающего истину человека:
– «Show must go on»! Какое им было дело до твоих истинных жизненных координат? Словно карточные шулера, с тобой могли делать все, что нужно было для их великого шоу... Да ты и сам знаешь, как это ставить шоу, не так ли? Как тогда в Смоленске…
Я знал, и я был с ним согласен, хотелось тихо намекнуть об этом тому Алексею Адееву, который сейчас в моей памяти ждал своего первого кастинга…

- У тебя конкурентов здесь нет,- это сказал мой брат, пока я собрался с мыслями и перебирал в голове вопросы и свои варианты ответов. Несмотря на свой уверенный вид, и свою «чудно написанную биографию», я сомневался.
- Привет, Солнце – кивнул я девушке с проекта, когда мы с братом шли по коридору этажа, где был ресторан, в поисках успокаивающего средства – рюмки хорошего коньяка.
- Привет - она кивнула мне, пытаясь вспомнить, кто же я?
- а я к вам на проект – обезоруживающе улыбнулся я.
- ну, приходи…
Ее попытка вспомнить кто я такой, меня рассмешила, а пятьдесят граммов коньяка отодвинули остатки сомнения в самом себе.
К экзамену я был готов.

Экзаменовал нас Расторгуев Александр и пять независимых «присяжных» - девушек. Нас рассортировали, но, волею все той же судьбы, я оказался на первом месте, как в школе, так как фамилия начинается на букву «А». И мне был задан тот самый «простой» вопрос: «почему я хочу попасть на «Дом-2»? Чего уж тут говорить, этот вопрос был неожиданный. Я просто знал, что попаду на проект еще с 2003 года, но не знал, зачем и почему, и растерялся, ну не рассказывать же о колонии, просмотрах и «пацанской» мечте? Да и не это на самом деле меня привело на кастинг. На выручку мне пришла моя природная сообразительность, богатый жизненный опыт, и я ответил:
- Вы знаете, Александр, так как перед вами находится практически английский джентльмен, я не могу себе позволить, ответить на этот вопрос первым. Ведь я один из немногих, кто пришел на этот кастинг обдумано, и знаю правильный ответ на любой из ваших вопросов. Было бы не верно отбирать у моих оппонентов право на удачу, так что пусть они ответят первыми.
И он меня понял:
- Хорошо, Алексей, вы нас заинтриговали, дождемся вашего ответа.
А я судорожно начал перебирать ответы в своей голове, пока ждал своей очереди. Насмотрелся на множество комичных ситуаций: кто-то раздевался, кто-то ел тараканов, показывая свою неординарность, но самая большая их ошибка была в том, что на этом кастинге надо было просто быть самим собой. Подошла и моя очередь отвечать, а я встал и вместо ответа стал задавать вопросы Александру:
- Александр, что, прежде всего, у вас строят на проекте?
- Любовь – ответил он.
- Перед вами находится человек, который может построить любовь даже с жирафом в Африке, только нужно подобрать стремянку нужного размера.
- Это мы сразу заметили, - ответил он, все рассмеялись, в этот момент исчезло мое напряжение.
- Александр, а во вторых наверное дом?
- Да,- кивнул он
- Если вы внимательно читали мою анкету, то заметили, что я закончил Нижегородский Архитектурно-строительный техникум, и могу построить от шалаша до огромного дома, чем вы и занимаетесь на проекте. А в третьих, путь к мужчине лежит через желудок, так же как и к женщине, и если вы были внимательны читая мою анкету, то заметили, что я работаю в одном из самых престижных ресторанов Москвы и могу приготовить любое блюдо.
- Мы понимаем Алексей, что вы такой хороший замечательный парень, - ответил Расторгуев, - но может любовь, вы будите стоить в Африке, дом в нижегородской области, а готовить у себя в ресторане, а эти блюда мы будем передавать участникам – вас это устроит?
- Нет – ответил я, - во всем надо принимать непосредственное участие, чтобы это принесло свои плоды. Вы в этом убедитесь, если предоставите возможность стать мне участником проекта.

Расторгуев улыбнулся, пометил мою анкету, потом он подумал и задал вопрос девушкам:
- Как вы думаете, кто из всех находящихся здесь ребят в наибольшей степени достоин попасть на проект?
Девушки были однозначны:
- Алексей.
И он стал их спрашивать, почему они так решили, и я услышал очень много приятных и лестных слов в свой адрес, от людей, которые видели меня в первый раз.
Так моя анкета, пройдя кастинг, попала в руки ребят на проекте, а Расторгуев мне на прощание сказал:
- Если ребятам вы понравитесь, мы позвоним вам. Если мы вам не позвоним в течение месяца, то значит, мы вам не позвоним никогда.

Прошел месяц, они мне не звонили.
Если честно я и не ждал звонка, жил своей жизнью, забыл про кастинг, тем более мне было что ожидать. Но звонок раздался через полтора месяца, в 4ре часа утра, когда я после рабочего дня, задержавшись и выпив коньяка, устраивался спать в машине(Машина это не самое плохое место для ночлега, в первый мой приезд в Москву я знал коды многих подъездов на Садовом кольце) своего приятеля, напротив ресторана. Ситуация была неординарная, звонившая девушка представилась Марина и начала оправдываясь говорить что они только сейчас (в 4 ре часа ночи) наконец-то нашли мою анкету и мой номер так как водитель случайно забрал ключ от сейфа, и что они меня ждут с вещами в сете(то место где проходит кастинг)к 11 часам? И это уже было началом интриги.
Дом-2 меня ждал, хотя я пока был не один, у меня была Лариса, но почему то в тот момент не стояло для меня даже вопроса – «А нужно ли ехать». Знала ли она о моих планах? Да, я довольно часто рассказывал ей про то что прошёл кастинг на Дом-2, обсуждал проект, но она не воспринимала их всерьез. После звонка я добрался домой к 6-ти утра, принял душ, разбудил спящую Ларису, сказал: «Я ухожу на Дом-2, отвезешь меня?». Ехали мы молча всю дорогу, до места встречи на той же Кржижановского. Лариса прервала молчание только тогда, когда пришло время выходить из машины:
- Если ты сейчас выйдешь из машины и закроешь дверь, ты закроешь дверь и в мою жизнь молча вышел,
цинично захлопнул дверь,
достал вещи из багажника
и пошел…

    Оффлайн Ксюшая

    • Сообщений: 22642
    • Репутация: 4570
    • Адрес: Тут я
    17:07:2010, 18:44 »
    Продолжение...
    Я пошел?- сказал я своему отражению в зеркале. Услужливая память слишком близко подошла к тому, чего мне не хотелось вспоминать, по крайней мере, сейчас, в самом начале моего обычного дня. «Медийный» Адеев кивнул, еще раз придирчиво оглядел меня из-за зазеркалья, и пошел открывать дверь. Пора было жить своей нормальной жизнью, той самой, которую я, так легко и просто написал в анкете на первом кастинге.

    (вставить эпизод сегодняшний из обычного дня Адеева, лучше что-то с машиной, типа той, что ждала на Кржижановского, как будто он знакомиться с кем-то важным, в довольно напряженной встрече)

    Машина была такой же, как тогда, а тот день, когда я поехал на загородную площадку шоу.
    Я не оборачивался, не видел, что там делала Лариса за моей спиной, плакала ли, злилась ли? Я шел к новой жизни, словно сбегал, прекрасно зная, откуда… вот только куда? По крайней мере, там впереди была мечта, и я улыбнулся. Уверенным шагом подошел к водителю, спросил:
    - Вы не меня ждете?
    - Если вы Адеев, то вас.
    Ехали мы молча, словно продолжали тот молчаливый разговор с Ларисой. Хотя может быть, просто я не хотел говорить, а водитель давно привык ко всему и не особо обращал на меня внимания. Какой-то ди-джей какого-то радио рассказывал не злые плоские шутки, потом поставил в тему «Чижа»:
    «…В ожидании дальних дорог и чудес
    она всегда налегке,
    она ожидает свой самолет,
    который прилетит за ней,…
    который прилетит за ней…
    и ей не чего будет терять…
    ей нечего будет терять, отправляясь в путь…»
    Да и мне тоже нечего было терять… После Смоленска времени у меня было не так много, что бы думать о каких то будущих потерях, которые безусловно должны были быть, но пока за окном мелькало населенное Подмосковье, а мы ехали в Нахабино, в законспирированную деревню Лешково, где находилась поляна Дома-2.

    Встретил меня уже знакомый Расторгуев и Михайловский главный продюсер проекта. Разговор был скорый, деловой, опять они не поинтересовались обо мне, о жизни, словно их это не интересовало. Мне дали договор, который нужно было подписать. Я же, наученный хорошо жизнью, зная, что не стоит ставить свою подпись, куда попало, прочел его. Подписал не все, некоторые пункты оставил без согласия. И опять мне ничего не сказали, словно подтверждая мое право выбора. Их больше интересовало, как я войду в проект.
    - выбирай девочку, куда пойдешь – сказал Расторгуев.
    - к Водонаевой - не колеблясь, ответил я.
    Последовала пауза, Расторгуев переглянулся с Михайловским:
    - ну…. – покачал Михайловский головой - к ней нет… У них со Степой все нормально
    - давай к девочкам, к близняшкам… к Юле и Жене.
    Восторга у меня это предложение не вызвало, но делать было нечего, ибо на этом мое право выбора заканчивалось. Да и ситуация не располагала к торгам, так как со мной приехали и мои конкуренты, которые тоже прошли начальный кастинг на проект. Один из них приехал на ретро автомобиле - «Победе» старого образца, но с таким тюнингом, как свадебная машина. Красиво и со вкусом, он явно хотел произвести впечатление на участников. Второй мой конкурент был абсолютно нормальным, обычным парнем, только прическа выделалась, - он был похож на одуванчика. У меня не было ни автомобиля, ни экстраординарной прически, и рассчитывать я мог только на себя, свое природное обаяние, свое умение правильно оценивать ситуацию и вовремя реагировать.
    Наконец нам дали микрофоны, и в этот момент я стал нервничать. «Мандраж» отступил сам, когда мы зашли на поляну, верней заходили мы по одному и каждого из нас представляли. На этот раз я был вторым, и меня представили так:
    - Алексей, самый лучший повар из Москвы, который может приготовить любое блюдо, не имея никаких продуктов.
    Конкурент на машине был последним, он заехал на поляну и демонстрировал себя, сигналил, показывая, какой он был крутой.
    После официального представления участникам проекта нам устроили личный конкурс. Мне, как повару, который «может приготовить любое блюдо без продуктов», естественно досталась готовка. Правда особого разнообразия для приготовления не было - мне дали полбуханки ржаного хлеба, два помидора, и полпалки вареной колбасы. Из все этого я делал бутерброды, которые оценивать участники проекта доверили Алене Водонаевой. По ее оценке бутерброды получились весьма неплохие. Так первый раз мое умение было оценено Аленой.
    Войти в проект должен был только один. И соревнование обещало быть жестким и не закончится одной полушутливой оценкой личных качеств. Так и произошло. Участники проекта создали для нас полосу препятствий – по прямой от ворот наставили всяких преград, через которые надо было или прыгать или ползти, а в конце нас ждал бассейн под открытым июньским небом, который надо было переплыть. В конце этого бассейна нас ждал «приз» - там стояли Юля и Женя, те самые двойняшки, с трусиками в руках. Кто первый срывал трусики, тот выигрывал и оставался на проекте. Все в духе проекта, да и полоса эта в какой то мере отражала его содержание. Когда прозвучала команда «на старт! Внимание! Марш» - я рванул вперед и бежал эту полосу препятствий как в последний раз, как будто от этого зависела моя жизнь. В конечном итоге я оказался первым.
    После этого «забега-заплыва» ребята затопили баню, чтобы мы могли отогреться, ведь 18 июня в открытом бассейне вода была холодная, а «купались» мы во всей своей одежде. В сауне, где я разделся до гола, ребята увидели у меня татуировки на груди. И все стали сразу расспрашивать, что это и откуда у меня они. Я сказал с серьезным видом, что был алтарником в храме, и что от большой любви сделал эти наколки. После чего Давид Колондадзе, который потом стал моим другом, сказал такие слова: «Наконец то к нам на проект пришел святой человек». После бани мы поднялись в дом, и так как мои вещи были сырые, Степан Меньшиков дал мне свои джинсы, майку и тапки.

    (переписать в предыдущем стиле).
    Не зря Адеев (я), так тщательно собирался утром. Первый миг, первая зацепка, первая борьба решает все. Маленькая тонкая нить протягивается между людьми, и тебя зависит какой ей быть - или ты попадешь в театр куклой, зрителем или кукловодом, или останешься тем, кем был, чего-то сумеешь с выгодой для себя достичь. Как с женщинами – будет ли впереди любовь или просто кто-то кого-то поимеет? И все всегда как в первый раз…Так было и с Аленой…

    Развалившись в женской спальне на кровати и расслабившись после напряженной эстафеты и сауны, я отвечал на вопросы участников проекта. Вопросы были разные, кто-то просто интересовался мной, кто-то провоцировал, но в общем ребята настроены были доброжелательно, кроме одного человека – Алены Водонаевой. Так бывает, приходишь в новый коллектив и с кем-то вспыхивает искра трения, еще не ясно какой огонь разгорится от этого напряжения - дружбы или ненависти. Но это большое искусство наводить мосты в первый момент, поворачивая ситуацию в свою пользу, и если в обычной жизни у тебя есть право на ошибку, то в месте, где я сейчас находился, такой просчет мог стоить отношений с ребятами, хотя я особо и не старался быть любезным но понравиться был должен каждому.
    Алена зашла в спальню в одном купальнике, посмотрела на меня, вольно лежащего на кровати и беседующего с ребятами. И ей это не понравилось, она подошла ко мне, села на кровать, потом разлеглась так, чтобы грудь стала вываливаться из купальника, явно демонстрируя свою значимость и провоцируя меня. Мне было смешно:
    - девушка, как вам не стыдно, находясь рядом с незнакомым мужчиной, сидеть в одном купальнике и рекламировать свою грудь?
    Ответ не заставил себя ждать:
    - Алексей, если вас смущает грудь пятого размера, то это ваши проблемы.
    Я театрально осмотрел ее и с видом знатока, бросающего шарик пин-понга, сказал:
    - Девочка, послушай, максимум, на что тянет твоя грудь 3-3,5.
    Ей это было не знакомо, такое противодействие, Алена вскочила и попросила «поддержки» окружающих:
    - Май, скажи, что у меня грудь пятого размера.
    Я улыбался, ребята смеялись, кто-то начал ей поддакивать.
    Как и положено, я выдержал паузу, которая возникает во время таких «разборок», дождался, когда веселый шум поутих, и сказал:
    - Я скажу тебе как истинный ценитель женской груди, что твой размер 3 -3,5.
    Обычно в такие моменты или примут тебя или бросятся, а кто-то в моей памяти хватался за ножи и по меньшему поводу. Алена рассердилась, не нашла поддержки у благодарных зрителей, и вышла на кухню. Я прекрасно понимал, что дело этим не закончиться, но не знал, что же она будет делать дальше. Она вернулась, неся в руках маленькие маникюрные ножнички.
    «Не нож»- отметил про себя я, и с интересом стал наблюдать. Высокая, грудастая, породистая с маленькими, но страшными в руках любой женщины ножничками села рядом со мной, оценила меня взглядом профессионального имиджмейкера и сказала:
    - Не люблю, когда у мужчины из носа торчат волосы – она по деловому поднесла ножницы мне под нос и стала делать вид, что стрижет мои не в меру торчащие волосы из ноздрей.
    - все сделала?- спросил я, делая вид что получаю от этого удовольствие и поворачивая голову, как будто и взаправду меня обслуживал имиджмейкер-парикмахер. Ребята покатывались со смеху.
    - аха, сделала, – кивнула Алена, понимая, что ее «наезд», превратился в шутку. Но я не собирался оставлять за ней право последнего слова:
    - можно мне ножнички?- спросил я, и она отдала их.
    - не люблю, когда у женщин растут усы, - теперь я стал ее личным парикмахером, и стал делать вид, что отстригаю ей усы.
    Все смеялись, а она вскочила, повернулась и сказала:
    - Мы или будем отличными друзьями или врагами...
    Алена красиво развернулась, демонстрируя себя, и пошла вниз в курилку.
    А я встал и пошел за ней, мне нужна была не только маленькая победа в этом шутливом споре, мне нужна была она. В курилке подошел к ней, смело обнял за талию и мягко сказал:
    - Я не для того сюда пришел, чтобы быть тебе врагом на проекте.
    Она улыбнулась, и мы поняли друг друга.

    Сегодня запланирована еще одна встреча, «выторгованная» у меня одной настырной особой из какой-то там газеты. Хороший солнечный сентябрьский день, есть еще немного времени просто посмотреть на Москву. Отсюда с левого берега Москвы реки виден сверкающий Европейский центр, какое-то высокое офисное здание как корабль возвышающееся над скромным Киевским вокзалом, фонтан и небольшой сквер. Вдали в городской дымке теплого сентябрьского дня тонет шпиль парламента. Прекрасный город, если вот так смотреть со стороны. Время подходит, и я спускаюсь к Киевскому мосту, затем к привокзальной площади, к рынку цветов, чтобы подняться на зеркальном лифте здания Европейского центра в ресторан. Нестойкая красота цветов всех форм и мастей, сдобрена не в меру активными торговцами, которые норовят продать подороже залежавшийся товар, прилагая к этому свои артистические способности и наглость.
    Через площадь на перерез мне какой-то мужчина, тащит охапку белых роз, неглядя под ноги и натыкаясь на меня:
    - Простите…
    Я только развожу руками, разглядывая на лацкане его пиджака приколотый белый цветок.
    - На свадьбу? – уточняю я.
    На свадьбу? – уточняю я.
    Он кивает в ответ, отворачивая букет в сторону и пытаясь пройти.
    - поздравляю –обезоруживающе ему улыбаюсь, и провожаю взглядом, как он почти бежит, закрывшись букетом и натыкаясь на прохожих…
    Свадьба…
    С нее все и началось, или с нее началось начало конца. Так всегда бывает, даже в сказках никто не рассказывает, что же там дальше за ней, за свадьбой, а твое участие и присутствие заканчивается: «и я там был, мед пиво пил… по усам текло, да в рот не попадало». А вот это напрасно, мне то как раз все «попало», все что я мечтал и желал до этого. Свадьба Нелидовых, должна была состояться буквально через пару тройку дней после моего пребывания на проекте. Все эти дни, я демонстративно «забыв» о разговоре с продюсерами, о том, что у Воданаевой все в порядке с Меньшиковым Степаном, ухаживал за Аленкой. Поставить цель и добиться своего можно по-разному, все усложняется, когда речь идет о расположении к себе человека, особенно, если есть соперник, с которым открыто конфликтовать не стоило. Я старался общаться с Аленой при любом случае, демонстрируя свое дружелюбие и…независимость. Степан, словно чуя, что интерес Алены ко мне с первой встречи начал усиливаться, старательно «пас» нас, стремясь участвовать в разговорах, стараясь заинтересовать ее чем-нибудь другим, как только я приближался к ней. Все это походило на традиционный испанский танец вокруг одной женщины. Только танец, без открытого обсуждения моих намерений, без открытой вражды и конфликта.
    Проект готовился к свадьбе. Я, выбрав момент, договорился с Аленой о том, что мы на свадьбу поедим в одной машине. Ребята обсуждали подарки, продумывали наряды, план свадьбы. Конечно, я не мог познакомиться с будущей четой Нелидовых и выбрать что-то подходящее в качестве подарка. Да и сам Александр попросил ребят, чтобы они подарили самый традиционный подарок – деньги. Накануне свадьбы мы собрались на поляне, обсуждая текущие дела. Тут же «дарили» свои подарки – просто написав на листках бумаги сумму, которую каждый дарил Нелидовым, и сложив их в общую кружку. Мне, только-только принятому в коллектив участников Дома 2, предложить в подарок было нечего, денег я не имел, но я написал на листке пожелание и сумму в пятнадцать тысяч рублей. Бумага стерпит все, к тому же просто хотелось порадовать Сашу и посмотреть на его реакцию. К моему удивлению, так поступили многие участники. И это порядком нас развеселило. Неожиданно для меня, новичка проекта, Саша сказал:
    - Спасибо всем за ваши пожелания и подарки, я буду рад, если вы отметите с нами этот день, но вот кого я точно не хочу видеть на своей свадьбе, так это Степана Меньшикова. Если честно ,то Стёпа и сам не горел желанием попасть на этот праздник если бы не Алёнка!
    Маленькая, но острая месть Саши Нелидова, за те колкости, которые он получал на протяжении всего своего нахождения в проекте от Меньшикова, мне была на руку. Это означало, что у нас с Аленкой будет шанс остаться один на один, да еще в располагающей к романтическому общению обстановке. Степан это тоже понимал, и разозлился, но ему было не сложно совладать с гневом. Из-за дверей домика, где жили в то время Степан и Аленка, весь вечер перед свадьбой слышалась ругань и оскорбления. Разве так должны вести себя любящие люди? А утром, когда пришла пора ехать на регистрацию, Степан предпринял еще одну попытку оставить Алену дома, злясь на собственное бессилие, и понимая, что имеет все шансы на разрыв отношений.

    Я жду ее у машины, но Алены нет.
    - Мы опаздываем – уточнил Давид Колонадзе, – Поторопитесь, Алексей.
    И я иду в сторону домика Меньшикова и Алены, там все та же картина – разгневанная Алена и Степан. Я лишь дополнительный раздражающий фактор, и не скрываю, что мне это нравиться.
    - Ален, нас там ждут, и мы уже опаздываем – тихо говорю я, не выдавая своей откровенной радости.
    Алена с грациозным артистизмом, разгоряченной перепалкой женщины, поворачивается к Степану, задирает «цыганскую» юбку:
    - Малышь, жаль, что тебя с нами не будет – язвительно говорит она, и я и Степан видим, что на ней нет трусиков. Алена резко разворачивается, и идет с гордым видом к стоянке машин. А Степан, выдавив тихо что-то « иди трах… бл…», делает вид, что не замечает меня. Мне его даже в чем-то жаль, хотя я не считаю его соперником, но если представить себя на его месте… Но победителя не судят, а я пока еще не победитель…

    С самого начала с самой первой встречи с Аленой, я понимал все, что должно было произойти. Мое собственное стремление, мой огонь, бережно хранимый несколько лет, обязательно должен был вспыхнуть и в душе Алены. Та искра, которая проскочила между нами в первую встречу, должна была разгореться. И как только захлопнулись за нами двери машины, словно рухнула тонкая стена «приличия и условностей» между нами. Мы разговаривали, смеялись всю дорогу, перемешивая это дело поцелуями, совсем как подростки, которые впервые нашли свою любовь и впервые были счастливы. У Нелидовых была свадьба, а у нас были совсем иные планы на этот вечер, как и положено, на всякой свадьбе, где гости, нарадовавшись за молодых, под конец забывают, зачем же собственно они собрались?
    Как и большинство съемок проекта, свадьба была отличной постановкой. А там где ставят шоу, участники должны стать актерами и подчиняться режиссерским приказам. Множество гостей, телевидение и пресса, красивые молодые, пышные разъезды и, наконец, летний ресторан в парке им.Горького. Встречала нас там Соня Горчакова которая и организовала всю эту свадьбу,я сел с Давидом Колондадзе и рядом с нами оказались Лена Беркова и Оксана Апликаева. Тосты, поздравления, все традиционно, а порой даже утомительно, если бы не коньяк и наше чувство юмора с Давидом было бы гораздо хуже. Я невольно был вынужден слушать разговоры своих соседок:
    - Представляешь, какой жмот? Дал мне для шопинга всего 2000 долларов, - возмущалась одна из девушек, - казел, что он о себе возомнил?
    - а знаешь… этого? – я была с ним в Челябинске, - да захомутала его на вечеринке, так вот – там я развела его на этот чудный комплектик – вторая показывала серьги и кольцо.
    Дальше пошли анатомические подробности «этих полит деятелей»,которые обязаны были им давать средства на шопинг. Было не по себе рядом с этими холеными девицами, которые ловили доверчивые «кошельки с ножками» на свое тело и капризность. Становилось ясно, насколько некоторые участницы проекта не то что верили в какую-то любовь, а рассматривали проект как возможность славы, как средство наживы и поиска теплого местечка. В какой то момент я просто сбежал танцевать и участвовать в конкурсах, тем более что Алена тоже ушла со своего места.
    ( придумка)
    Крис де Бург с его вечной «Lady in Red», так удачно подходящий ко всякому щепетильному моменту. Я танцевал с Аленой, среди шумного зала, и мне впору самому было петь: «I've never seen you looking so lovely as you did tonight» - «Я никогда не видел тебя такой прекрасной, как в тот вечер…». Отражая мысли и мечты всех мужчин этой планеты, пел де Бург:
    …Щека к щеке
    Больше здесь нет никого
    Только ты и я
    Вот где я хочу оказаться
    Но я едва знаком с этой красоткой, что танцует со мной
    Я никогда не забуду как ты выглядишь сегодня…

    Вот и я не забуду тот вечер, где я действительно едва знаком с красоткой, которой шепчу, наклоняясь к уху:
    -Давай сбежим отсюда?
    Она отзывается не произвольными движениями тела под тонкой одеждой:
    - на пару часов, и никто не узнает?
    - погуляем по Москве…
    Я вдыхаю аромат ее волос, кожи, прижимаюсь к ее щеке, и это сводит с ума.

    …И когда ты обернулась и улыбнулась мне,
    у меня перехватило дыхание
    И я никогда не чувствовал такой любви,такой полной любви как в тот вечер…

      Оффлайн Ксюшая

      • Сообщений: 22642
      • Репутация: 4570
      • Адрес: Тут я
      17:07:2010, 18:45 »
      Продолжение
      Свадьба шла своим чередом, гости уже изрядно подпили, но еще не настолько, чтобы бдительная охрана потеряла всякий интерес к нам. Сбежать хотелось, но сбежать с этой вечеринки было совсем не просто. Нас стерегли, за нами следили, не вмешивались, пока мы кружили на отведенной для свадьбы площадке. Вечный зов настойчиво гнал нас в одиночество, подальше от лишних глаз и ушей, и мы искали выход, который неожиданно пришел со стороны человека, близкого к администрации. Я с самого начала не особо прислушивался к советам, или приказам со стороны руководства, особенно когда дело касалось моего личного мнения и жизни. Поэтому я просто подошел к одной девушке, которую знал – Соне Горчаковой, которая собственно была шефом-редактором журнала «Дом-2».
      - послушай, Соня, мы тут хотим свинтить часика на 2-3 на квартиру, потом тихо вернемся, не поможешь?
      Она задумалась, посмотрела на меня внимательно:
      - это конечно, не просто… А знаешь, давай возьмем с собой Давида Колонадзе и я скажу, что мы поехали на съемку, ну… на фотосессию для журнала.
      Предложение в десять вечера, от «веселых» людей не могло показаться руководству не странным, и пока Соня горячо объясняла кому-то из продюсеров, зачем это надо именно сейчас, я подошел к Давиду и позвал его с собой. Админы сопротивлялись, а мы в конечном итоге по тихому , прокрались между зазевавшимися охранниками и сбежали. Поймали такси и поехали. Пока добирались до дома через дворы и пару магазинов, Соня потерла свой телефон, теперь мы были не просто, улизнувшие с вечеринки участники проекта, а по настоящему конспиративно скрывшимися «революционерами» на тайной квартире Сониной подруги.
      Там мы не говоря ни слова, разделились по двум комнатам, и наступило, наконец, одиночество на двоих.
      Я никогда не позволял кому-либо вторгаться в мой личный мир, там где шепчутся слова, или вообще ничего не говорится. Потом, когда наш роман с Аленой начал развиваться, я уводил ее от камер, по обоюдному молчаливому согласию. То, что касается двоих, совсем не обязательно отдавать на растерзание сплетнями всего мира. Хрупкое счастье нуждается в защите и так его легко разрушить, особенно если кто-то рядом страстно желает этого… Вот и эти первые два часа с Аленой, не станут еще одним поводом для чужих пересуд. Услужливая память снова и снова покажет, но только для меня самую счастливую комнату моей жизни, самую желанную женщину…
      Мы что-то шептали и смеялись,
      шелестела под руками цыганская юбка, перекрывая шум вечерней Москвы…
      Я,…
      ….Мы были счастливы…
      И эти пару часов я не променял бы ни на что, даже на свою жизнь.

      В тот вечер, я рассказал Алене всю историю моей жизни, не скрывая ничего, в том числе и Смоленск, отчетливо понимая, что наше хрупкое счастье может рухнуть в любую минуту. Рухнуть из-за простого непонимания и обмана, как это чаще всего бывает между людьми.

      Вернулись мы на свадьбу так же тайно, избегая лишних разговоров и вопросов. Только подруга Алены – Настя Дашко начала шептаться с ней. Алена отмалчивалась и загадочно улыбалась мне через весь зал. А свадьба шла своим чередом, уже было довольно поздно и большинство гостей изрядно расслабились, кто-то еще танцевал, кто-то пошел купаться в бассейн, кто-то просто сидел и разговаривал «за жизнь». Мне тоже надо было с кем-то поговорить, и я стал рассказывать Давиду о своих чувствах к Алене. Мы сидели отстраненно, и в наш мужской разговор никто не лез.
      - ты хоть понимаешь, что Алена на проекте не одна? А со Степаном?
      Я кивал, соглашался, понимаю мол…
      - К тому же, ты, Алексей, еще не познакомился со всеми «правилами» проекта…- напомнил Давид – там еще есть продюсеры со своими планами…
      И это я понимал тоже.
      - Мы публичные люди, понимаешь?
      - понимаю – эту избитую фразу я слушал, чуть ли не каждый день, как от продюсеров, так и от участников – мы должны понимать к чему ведут наши поступки – заучено повторил я, и направился в туалет. Прямо тут же, оценив этот постулат, и то, что в наши отношения с Аленой мог вмешаться кто угодно, даже просто незнакомый человек. В отапливаемом бассейне, мимо которого шел я, было людно. Какая-то хорошо набравшаяся девушка, топлес, в мокрой прозрачной накидке, пыталась выйти из бассейна. Получалось у нее это не важно. Она раскачивалась, пытаясь найти устойчивое положение, видимо понимая остатками сознания, что самой ей не справиться, попросила довести ее до туалета. В общем –то нам было практически по пути. Она обняла меня за одной рукой, второй придерживалась за стену, переставляя непослушные ноги что-то пытаясь мне рассказать. Получалась у нее это плохо, непонятно и смешно. Мы медленно стали двигаться к своей цели, представляя собой довольно яркую композицию на тему «а свадьба пела, пела и гуляла». Но у туалета девушка неожиданно для меня проявила прыть, она вдруг схватила меня за ремень джинсов, пытаясь их расстегнуть и начала втягивать в кабинку. Я уперся одной рукой в проем, второй пытаясь удержать свою «любвеобильную» незнакомку от падения на кафельный пол, и в это время открылась дверь туалета, в которой показалась Настя Дашко:
      - Вот как?
      Я представил, что могла сейчас вообразить Настя: я мокрый, мокрая, практически голая девица, и полурастегнутая ширинка…
      - Настя, это не то, что ты подумала – запротестовал я, перекрывая выход из туалета, и отлепив, наконец, девицу от себя, которая приняла более менее устойчивое положение. Впрочем, ей стало не хорошо, и она тут же бросилась к свободной кабинке, начисто забыв, чем только занималась.
      - Аха?! – глубокомысленно сказала Настя, всем своим видом показывая, что этот сюжет станет вот-вот достоянием общественности и Алены.
      - Я просто помог ей вылезти из бассейна и довел до туалета…
      - ну да, помог, значит…
      - ну… ты же видишь она в зю-зю пьяна, и могла утонуть - оправдывался я…
      - Адеев-самаритянин, - кивнула Настя на мою ширинку.
      - Слушай, Настя, давай договоримся…- начал торговаться я.
      - о чем? – спросила она, и мы двинулись назад по алее, обсуждая варианты сделки:
      - давай я что-нибудь буду делать, а ты не скажешь ничего Алене, тем более что ничего и не было!
      Настя сопротивлялась довольно долго, наконец, согласилась:
      - Ладно, ты мне готовишь целую неделю завтрак, ок?
      Я кивнул
      - а я молчу…
      Она пошла вперед, потом повернулась и рассмеялась:
      - ширинку то застегни, самаритянин…

      Поскольку мы отсутствовали какое-то время на свадьбе, то и держались дольше всех. Вернулись мы на проект в 6-ть утра, захватив по пути пару бутылок вина. Обнявшись с Давидом пошли на кухню в старом доме и продолжили свой разговор, но уже на какие-то философские темы. Девушки с аппаратной, которые наблюдают за нами, комментировали наши мысли, в конце-концов, тоже устали, и начали нас уговаривать пойти спать. Тут сверху из спальни спускается Степан Меньшиков резко и громко говорит мне:
      - если ты сейчас не заткнешься, я расшибу тебе лицо…
      Зря он так сказал, разве так должен говорить воспитанный человек? Да и пьяному приказ, как красная тряпка, и я не стерпел:
      - я тебя сейчас поимею, дурачок…
      Степан развернулся и пошел вверх, а я бросился за ним, догнал и ударил. Началась драка на узкой лестнице. Я бился молча, а он кричал, что я на проекте без году неделя, что он сделает все, чтобы меня выгнали… Наконец прибежала охрана, нас разняли, меня как то успокоили и повели спать в маленький домик.
      Проснулся я «ранним утром», в три часа дня, голова болела, хотелось пить. В домике не было ни уборной, ни воды. Я потихоньку открыл дверь, нацеливаясь на открытый бассейн в двух метрах от дома. Огляделся, и пополз. В бассейне я умылся, попил, немного ожил и собрался пойти привести себя в порядок. Но тут меня заметили, и навстречу мне пошел Расторгуев, я спросил:
      - мне что, с вещами на выход?
      - нет, пойдем, поговорим, Алексей.
      К моему удивлению, наставлений не было, Расторгуев подтвердил, что после просмотра пленки он убедился, что Степан в ссоре виноват сам, но порекомендовал мне поговорить со Степаном и погасить конфликт.

      Я внял его совету, и через какое-то время пришел к Степану:
      - Степа, давай поговорим.
      Напряжение было, поговорить было необходимо, вот только о чем, о драке? Степан начал рассказывать, о том, что вчера ему было плохо, у него болело ухо и девочки из аппаратной ему помогли, а я мол с ними ругался и он решил за них заступиться таким образом и не нашел других слов, чтобы меня успокоить. Конечно, дело было не в этом, все дело было в Алене, именно ее мы «делили» ночью. Я помолчал, подумал, потом предложил ему:
      - Степа, давай на лобном месте извинимся, друг перед другом и этот инцидент будет исчерпан.
      Он согласился. И это было его ошибкой, может быть другие женщины и примут публичную слабость своего мужчины, но только не Алена. Так и произошло, когда на лобном месте Степан начал извиняться передо мной, Алена вскочила и сказала:
      - Степа, ты тряпка.
      В этот день она ушла от Степана, и официальных препятствий для наших отношений не осталось.

      В Европейском центре, на Киевской, не смотря на обеденный перерыв, было не много народа. Я прошел к стеклянному ресторану на втором этаже, разыскивая незнакомую мне журналистку. Ее не было. Девушка официантка, подошла ко мне и тихо спросила:
      - Вы Адеев?
      Я кивнул, она мне улыбалась дружелюбно и открыто:
      - тот самый, Адеев? С Дома 2?
      Я еще раз кивнул в ответ, спросил:
      - у меня встреча тут, с …, - я замялся.
      - Да, да, Марина Николаевна попросила подождать, вот здесь, пожалуйста…
      Девушка провела меня к столику, пообещала принести кофе, меню…
      - Марина Николаевна, - пробормотал я, и память подсказала: «С Марины начался Смоленск»…

      Ох уж эти женщины! Справедливо полагают мужчины, что от них все зло. Хотя конечно, это не так, только повод списать собственные ошибки, на слабую, но очень изворотливую половину человечества. Но мне это не подходит, просто потому, что я никогда не был ведомым и покорным, и вся мои связи начинались с меня (по крайней мере я так думал))). Так было и с Мариной. Я ехал из Питера в Москву, после довольно бурных выходных. На вокзале меня провожали друзья, сунув в дорогу бутылку «Двина», хорошего армянского коньяка 12 летней выдержки. Четырнадцатичасовая поездка обещала быть приятной. Автобус отчалил, словно лайнер, долго тащился по Питеру, предоставляя возможность, полюбоваться красотой вечного города. Нактобуса, потом рука невольно потянулась к «Двину», а глаза стали осматривать автобус в поисках тех, кто захотел бы со мной разделить дегустацию коньяка. Через проход обнаружилась очень яркая девушка, рядом с которой сидела моложавая женщина, с похожими чертами лица.
      - Девушки, - начал я, - меня зовут Алексей, а вас?
      Я улыбался искренней улыбкой, которая решает практически все.
      - Марина, - кивнула девушка, и улыбнулась мне.
      - А вас, мадам? – обратился я к старшей, со всем уважением в голосе, на которое был способен.
      - Марина – ответила она, сдержано улыбнувшись.
      - Вот как? Две Марины!
      Завязался шутливый разговор, я мимо ходом предложил «Двин»,а у них оказался шоколад и еще какая то еда. За что я уважаю коньяк, так это за расположение, располагает он к себе. Легкое тепло прокатывается по телу, не затемняя разум, отличный вкус в каждом обжигающем глотке. Коньяк немного расслабил нас, мои собеседницы засветились, по щекам пошел легкий румянец. Как хороша была Марина! Белокожа, черноволоса, с красивой фигурой, с потрясающим шармом, святящаяся, игривая, во взгляде прослеживался недюжий ум, и это притягивало меня еще больше. Я влюбился, хотя по всей видимости в неё влюбился мой коньяк! Они сошли в Смоленске, предварительно обменявшись со мной телефонами. А я трогательно махал им рукой из окна, пока автобус, не унес меня в столицу.
      Прошло две недели обычной моей жизни, занятой в основном работой в ресторане. В середине третьей недели, я позвонил Марине, сказал, что очень–очень хочу ее видеть, к моему счастью она обрадовалась звонку, и мы договорились встретиться на Смоленском автовокзале, куда я приеду на следующий день на автобусе. Утром я собрался, заглянул в ресторан, в котором у меня наметились выходные, сказал что уезжаю, знакомый официант протянул мне пакет в дорогу:
      - вот, подарок для твоей девушки – сказал он. В пакете оказался все тот же «джентльменский набор Адеева» – две плоских фляжки коньяка, и несколько упаковок красивых конфет. Две фляжки это перебор, поэтому в автобусе, я избавился от одной в компании незнакомых девушек и парней. Автобус опаздывал, пыхтел, норовил вот-вот сломаться, и высадил в Смоленске пассажиров совсем не на автовокзале. Впоследствии я выяснил, что он даже не заезжает в Смоленск. «Надо позвонить» - подумал я и стал искать свой сотовый, где был записан телефон Марины, которая должна была меня ждать на вокзале. Увы, мой телефон уехал вместе с автобусом, оставшись в компании неизвестных мне девчат и парней. Поймав такси, я заехал на вокзал, тщетно разыскивая Марину, которая видимо ушла, так как прошло более часа, от назначенного времени. Делать было нечего, я отправился в гостиницу Россия, чтобы утром начать ее поиски. Рано утром я собрался, купил себе новый телефон, и поехал в медакадемию, где по словам Марины она училась. Все, что я знал о ней, что ей 19 лет и что она студентка. План был прост - придти в деканат, получить информацию о всех Маринах, которые учатся в академии, и среди них найти свою Марину. Так я и сделал. В приемной меня даже пропустили к Декану, где я объяснил свою просьбу.
      - Хорошо молодой человек, как ей фамилия,
      Я сказал, что не знаю.
      -на каком она курсе
      В ответ я пожал плечами
      -вы вообще хоть что нибудь о ней знаете?
      Конечно знаю она очень красива!
      - молодой человек, не морочьте мне голову, вам надо в бюро находок съязвил он.
      Я поблагодарил его и вышел, но не отказался от поисков. Мне помогли в студенческом отделе кадров, женщина выписала мне всех Марин, которые учились в медакадемии, и их оказалось 73. Тогда я пошел, написал объявление: «Я Алексей сам из Нижнего Новгорода ехал на автобусе из Санкт-Питербурга в Москву,там познакомился с Мариной из вашей Академии кроме её имени я ничего о ней не знаю.Марина если ты читаешь это объявление позвони мне. Телефон. Подпись Алексей», растиражировав его, я расклеил по всей академии, а сам стал ждать на входе, спрашивая выходивших девушек, не знают ли они Марину? Они не знали, зато я приобрел бешенную популярность.
      Ко мне подходили, интересовались, правда ли, что я приехал из другого города ради Марины, которую видел всего раз в автобусе и кроме её имени ни чего о ней не знаю? Был уже вечер пятницы, и это осложняло все дело, студенты разъезжались на выходные, я стоял все так же на лестнице, высматривая Марину среди редких студентов, выходящих из здания.
      - Вы, правда, приехали специально к Марине? – спросили очередные две девушки.
      - Да, - кивнул я.
      - правда, правда, ничего о ней не знаете?
      Я опять кивнул:
      - а вы ее знаете?
      - нет, но как круто, если бы кто-то вот так ко мне приехал! Я бы пошла за ним на край света! – сказала одна девушка – Жаль, что я не Марина.
      - ну, а ты представь, что ты это она, и я приехал к тебе – сказал я, и мы познакомились – Юля и Нина оказались студентками той же академии, жили возле академии.
      - Девчонки, что у вас в городе есть интересного? Покажете мне? – мне не хотелось проводить выходные в одиночестве, поэтому я провел их в компании девушек. В понедельник я был на своем посту, и во вторник тоже, но Марины не было. Меня уже хорошо знали, но все когда-нибудь кончается. Закончились и деньги, которые я взял с собой в Смоленск. В перспективе меня ждало выселение из гостиницы, и безрадостное мытарство в поисках жилья и денег, рассчитывать же на моих подружек-студенток я не мог (не позволяла гордость?). «Помирать, так с музыкой» - сказал я себе и набрал номер телефона уже знакомого ресторана, чтобы заказать столик на четверых.

      - Алексей? Простите, что пришлось ждать – за столик села немолодая женщина.- я, Марина Николаевна.
      Она протянула мне руку. Тонкая холеная рука с длинными пальцами без украшений и с золотым браслетом часов на узком запястье. По рукам можно многое сказать о женщине, чем она занята, поглощена ли она домом, или перед вами представительница породы стерв. Эта была из породы «сама себе хозяйка», деловая, умная, сдержанная и напористая. Она не заигрывала со мной, и от нее веяло какой-то властностью, она напомнила мне следователя Попову Ольгу Олеговну, только та, была моложе и менее опытней.
      - Я, Алексей Адеев – подтвердил я, хотя это не требовало подтверждений, - о чем вы хотели со мной поговорить?
      Марина Николаевна сдержано улыбнулась:
      - давайте сначала поедим, вы ведь не обедали еще?
      Словно услышав ее неслышный приказ, тут же подошла официантка, уточнила, что подать и удалилась.
      - да вы не стесняйтесь, Алексей, обед заказан и оплачен…- она сделала паузу, оценивая мою реакцию, продолжила - издательством…

      Оплачен был не обед - ужин на четырех человек, которых я не ждал. Маленькая хитрость для тех, кто хочет разнообразия на вечер, случайных встреч, неожиданного продолжения, или просто нечаянного знакомства. Я тщательно оделся, как человек, который идет на приятное и важное для него свидание, собрал вещи, сдал не нужный мне теперь номер, и пошел в ресторан, предварительно сдав вещи на хранение в той же гостинице. В ресторане мой столик был накрыт, и я сел в «ожидании» гостей, которые точно не придут. Мимо сновали официанты, и стали бросать на меня немного удивленные взгляды, наконец, через полчаса ко мне подошёл администратор и сказал
      -молодой человек если хотите я могу к вам подсадить девушек?
      Я был весьма рад такому повороту событий.
      Это всегда срабатывало, особенно в провинциальных городах. Так и вышло, скоро за моим столиком оказались Ольга и Марина две молодых женщины, лет тридцати. Знакомство завязалось, в скорее выяснилось, что Ольга празднует развод с мужем, и что в ее жизни очень много негативного связанного с ним. Вечер шел, мы смеялись, разговаривали, танцевали и шутили, наконец, покинули ресторан. Стоя на крыльце, я не знал, куда мне идти, денег после ресторана у меня осталось не так много, в гостинице меня не ждали, а в городе я никого не знал, кроме двух студенток и этих двух женщин.
      - Алексей, давай, проводим Марину сказала Ольга?
      Я согласился, тем более мне было все-равно куда идти. Мы шли по ночному Смоленску, смеялись, и мне было спокойно и хорошо, по дороге я купил арбуз и мы положив его на асфальт по очереди катали словно мячик пока он не лопнул.. Проводили до подъезда Марину, мы точно также пошли по улицам вдвоем. По пути нам попалась сауна, и я сказал Ольге:
      - подожди меня здесь две минуты, хорошо?
      Я скользнул за дверь, за стойкой сидела сонная женщина. Я подошел к нем и сказал: послушайте у меня к вам дело, понимаете, я сегодня через пару часов ухожу в армию, а там, на улице меня ждет моя девушка, понимаете? Если я сегодня не побудлу с ней, мы не встретимся больше года,…- я вздохнул – а может быть никогда не встретимся. Я очень, очень ее люблю… помогите мне. Вспомните себя в её годы, как бы вы хотели побыть наедине со своим суженным, не умолкая, рассказывал ей я.

        Оффлайн Ксюшая

        • Сообщений: 22642
        • Репутация: 4570
        • Адрес: Тут я
        17:07:2010, 18:46 »
        Продолжение
        Тетка опешила, заморгала глазами и протянула:
        - нууу… чем же я могу помочь? Номера все заняты… мест нет
        - очень, очень надо, от вас сейчас моя жизнь зависит…
        - нет, нет и нет… некуда…
        - а это что? – кивнул я на дверь в стороне
        - сушилка для белья..
        - нам подойдет! Положил ей на стол 150 рублей
        Тетка сдалась:
        - у вас есть полчаса…
        Но в полчаса мы не уложились.
        Тетка барабанила периодически в дверь, ругалась и обзывала нас. Освободили мы эту сушилку лишь под утро, благодаря возмущенную тётку на каждом шагу, пока шли до дверей сауны.
        - Знаешь, Алексей, ты мне вернул надежду и желание жить, сказала Ольга.
        Я проводил её до работы на Колхозную площадь и мы договорились что к 18.00 я подойду к центральному входу. Я гулял по городу и наткнулся на памятник Тёркину, сразу стали всплывать эпизоды из детства. Подойдя в назначенное время я увидел Олю, она ждала меня и на душе стало немного спокойнее. Два дня я жил в офисе уходя утром и приходя вечером, чтобы никто из сотрудников не догадался. Оля обещала поговорить со своим шефом о приёме меня на работу.
        И действительно приложила все усилия, чтобы устроить меня к себе. В одно прекрасное утро мне не пришлось уходить из офиса и я был принят на работу помощником риэлтора. В мои обязанности входил поиск клиентов, обучение тонкостям профессии и прочие мелочи, на подхвате у других риэлторов. Жил я первое время в том же офисе, пока знакомые Ольги не сдали нам квартиру.
        В один из вечеров, Ольга мне сказала:
        - я люблю тебя, Алексей, хотя понимаю, что это не взаимно…
        Она мне нравилась, это было правдой, да и собственническое желание всегда было во мне. Этот горячий ярлык «Моя Женщина» не только давал мне права, но и подстегивал страсть, заботу и внимание… И я был всегда благодарен женщине, которая делила со мной время своей жизни, именно эта благодарность за каждую минуту, помогала избегать тех сцен ревности, жестоких расставаний и претензий….

        Нам принесли чай.
        Черный, крепко заваренный чай, скрывающий даже бледные стенки тонкого фарфора.
        - Вы любите настоящий чай? – спросила Марина Николаевна, - черный… для вас.
        Она снова сделала паузу, и я заметил, что чашки были разные, Марине Николаевне принесли зеленый чай.
        Я молча кивнул, хотя не то чтобы я действительно любил только такой крепкий чай, который больше напоминал тюремный чифир, и здесь на свободе больше был вызовом, чем желанием угодить.
        - Тема для нашего разговора, наверное, покажется вам странной – Марина Николаевна любила паузы, - но прежде чем сделать вам предложение, я хотела бы поговорить, расспросить вас, подойдем ли мы друг другу.
        И я снова промолчал. Но Марине Николаевне не требовалось мое согласие, она отодвинула слегка свою кружку, дожидаясь, чтобы чай остыл.
        - Скажите Алексей, в чем причина вашего головокружительного успеха у женщин?
        Я задумался. Любой фармазон экстра класса знает, в чем сила его искусства – не в обмане, нет, в его искренности и святой вере в то, что он делает и говорит. Все строится на собственном артистизме и таланте быть в какой-то момент для человека тем, кто ему нужен, да на наивной вере людей в любовь и человечность.
        - я просто люблю женщин – улыбнулся я.
        - так как же? Любите, и с такой легкостью покидаете их… да и много слишком у вас… любимых…- Марина Николаевна не язвила, не поддевала меня, она задавала свой вопрос бесстрастно, словно за этими карими глазами не было эмоций, чувств и чего-то еще, что позволяет начать игру и выиграть.
        Я сделал глоток чая, поморщился:
        - трудно пить такой чай без сладкого...
        - Да, да, сейчас принесут, девочки просто ищут подходящие к моменту сладости. Так у вас есть ответ на этот вопрос?
        Граница откровенности очень тонка, порой многое сказанное может быть во вред. Хотя, что может мне сделать эта издательша? Чтобы она не написала обо мне, чтобы не сказала, будет ли это лишним для Адеева? Те же Расторгуев и Михайловский приучили меня к основному правилу пиара – не важно, что о тебе говорят, главное чтобы говорили.
        - Марина Николаевна, чтобы ответить на этот вопрос, надо очень многое рассказать, в каждом случае что-то свое, уникальное и ценное. Поверьте мне, за одной чашкой чая эту тему не раскроешь.
        Она кивнула согласившись:
        - а я и не перелагаю вам делать это прямо сейчас. Даже больше, я бы предоставила вам массу времени, и некоторую помощь…- она опять сделал паузу – профессиональную…
        Девушка принесла конфеты в вазочке в отлично узнаваемых обертках «Маска», «Красный Мак» и «Каракум», улыбаясь, подвинула мне. Совсем как в тюрьме: крепкий горький чай и пара конфет - арестантское счастье. Память молоточками застучала в висках.
        - я предлагаю написать вам книгу… про вас, про дом -2, про любовь, в общем про все, что вы посчитаете нужным…
        Предложение было неожиданным. Я замер, стараясь не спровоцировать свою память бросится вскачь, по темным закоулкам моего прошлого. Марина Николаевна мое молчание поняла по-своему:
        - я не требую ответа прямо сейчас. Подумайте, посоветуйтесь с кем-нибудь.
        - я подумаю, Марина Николаевна – ответил я и посмотрел внимательно в ее глаза, и не увидел в них ни тени намека на усмешку – все тот же холодный и четкий расчет.
        - Мне пора, - сказала издательша, отодвигая чашку, - какой то вы не разговорчивый сегодня Алексей…
        Она встала, положила передо мной визитку:
        - звоните, как надумаете…
        И пошла.
        А я остался, вертя в руках сине-белую визитку…

        Я вертел в руках сине-белую визитку: «Начальник Смоленского УФСБ – Липатников Алексей ». Мой спектакль удался. Единственный зритель это спектакля не просто оплатил всю постановку, он был как раз из тех, кто профессионально способен был оценить мое искусство, и это было из рук вон плохо. В одном кармане у меня было две тысячи долларов, а в другом эта визитка, и одна единственная мысль: «За мной могут придти, если я сам засвечусь, ведь кроме моего имени они ничего обо мне не знают». Основательно подумав, и рассчитав варианты, я просто решил всё это забыть, после чего выкинул визитку в окно такси, которое увозило меня из Смоленска в Москву.
        А спектакль был и в правду удачен и перспективен. Не такой, конечно, как Дом-2, или масштабное шоу, в которое влито масса средств, но мой-то и обошелся мне всего в две тысячи рублей и два литра водки.
        За две недели до этого, я наконец решился покинуть славный город Смоленск, который мне к тому моменту порядком надоел . В агентстве недвижимости дела шли вяло, пара-тройка сделок за месяц, бесконечные обзвоны потенциальных клиентов, которые особой прыти в деле купли-продажи смоленской недвижимости не проявляли. Конечно, это отражалось на оплате труда, а сидеть на шее у Ольги я не мог. Как-то кто-то из агентов сказал, что лучше всего продается застройка, однако у нашего агентства не было контракта на продажу квартир в строящихся домах. Я был бы рад продать, да было нечего. План родился моментально, мой богатый опыт, полученный жизнью и смекалка, дали о себе знать. Ездя по городу, я нашел перспективную в смысле района и продаж новостройку, приценился, пообщался со строителями, представившись риэлтором одной большой компании .Пообщался с прорабом, сторожам которые заведуют ключами от подъездов поставил водочки, таким образом мне была ясна вся картина и дальнейший ход моих действий. Купил сотовый телефон и симкарту, дал объявление во все газеты Смоленской недвижимости о продаже квартир по ул. Попова 06,07 строение. И первая часть спектакля была готова(хотя тогда я это не мог назвать спектаклем, для меня это был просто азарт, смогу или нет), надо было просто ждать звонка. Расчет оказался верным, мне позвонили через несколько дней. Мужчина представился и спросил, у вас есть квартира на третьем или седьмом этаже, я ответил что найдём. И мы договорились о встрече. Я сразу поехал на стройку прихватив с собой подарок Михалычу :
        - Михалыч, я тут завтра к вам с покупателем приеду, вы уж встретьте меня как родного?
        - да ни вопрос…
        Днё возле стройки я встретился с Алексеем (покупатель), его женой и мамой. Когда мы зашли на стройку Михалыч с громким криком…
        - Алексей сколько лет сколько зим? Открыл нам нужный мне подъезд, проводит до квартиры, рассказывая, сколько и чего осталось сделать, как они могут по договоренности все сделать для «клиентов». Самое интересное, что эти квартиры представляли собой, простые стены, где даже не было ни дверей, ни плинтусов. Но моих покупателей это не смущало. В общем, никаких подозрений у них не возникло. Мы вышли на улицу, разговаривая о том, как надо оформить сделку. Тут я уточнил, что есть еще желающие приобрести выбранную квартиру.
        - давайте заключим договор, и я дам вам задаток?
        Замечу, это предложил не я – «клиент», я лишь только заметил:
        - да, задаток дал бы вам гарантию. Поедим в офис, оформим предварительный договор, – продолжил я, а он согласился.
        Конечно, никакого настоящего офиса у меня не было, в свою фирму я не мог вести этого покупателя, не подставлять же тех, кто пригрел меня в Смоленске? Но у меня была своя сценическая площадка – офис я подобрал за день до этого, в одном из офисных зданий, причем не просто офис, а офис со всей обстановкой и секретаршей в придачу. И обошлось это мне всего в две тысячи рублей, достаточно было договориться с охранниками офиса. Итак, мы приехали в «мой» офис, нас встретила «моя» вывеска, «моя» вышколенная улыбчивая секретарша, которая тут же стала печатать договор (его текст я предварительно отдал ей на дискете). А мы уединились в кабинете, беседуя о недвижимости и процедуре заключения договора и покупки квартиры. Наконец договор был распечатан, подписан и задаток передан мне, мы пожали друг-другу руки, обменялись визитками (одну я сделал себе заранее). И тут раздался звонок на мой сотовый телефон, я извинился и сказал, что у меня конфедициальный разговор и вышел из офиса. Дал ребятам их деньги и был таков. Представлял как будет неловко моим покупателям. И ещё одна мысль промелькнула у меня в голове, когда я шёл по лестнице, что я лежу в КПЗ и представляю себя спускающегося по лестнице, быстро прогнал эти мысли и вышел на улицу. Стоянка такси была в 20 метрах от крыльца. И я пошел, рядом с ларьком сидел безногий мужчина, я достал 100 долларов и протянул ему. С шальных денег я всегда давал милостыню.
        - до Москвы за сколько повезешь? – спросил у водителя первой машины
        - ну… тысяч за семь… - замялся он
        Я сел, и мы поехали прочь из славного города Смоленска. А я вытащил ту самую визитку своего «клиента» и прочитал:
        «Начальник Смоленского УФСБ – Лиатников Алексей »
        За мной придут, и это очевидно. Придут, правда, не сразу, потребуется время, чтобы найти меня, по тем мифическим следам, которые остались в Смоленске, и шансы у них не велики. Мой спектакль разыгран грамотно, красиво и без помарок. Но, тот, кто добрался по служебной лестнице до начальника УФСБ города, то же профессионал, тем более, что задет его личный интерес. Так что обратно в Смоленск нельзя, нельзя вернуться к Ольге, нельзя даже попрощаться. Все! Был Адеев из Нижнего в Смоленске, а теперь нет, возможно и не было.
        С этой мыслью о скорой встрече с «домом родным» оставалось жить, прислушиваться к каждому шагу и быть готовым к смене обстановке и к прессингу, который обязательно будет. Какой же высокопоставленный мент потерпит, чтобы его так раскатали ? Еще спускаясь вниз из офиса, я вспомнил ту мысль, как меня арестуют, и как я буду лежать на нарах в КПЗ, как закурю сигарету…

        А в Москве все было по-прежнему. Меня приняли в тот же ресторан «Сыр», и потекла привычная жизнь, верней ее иллюзия, разве что появилась Лариса.
        (вставить про Ларису, о знакомстве если необходимо)

        Я сидел в том же стеклянном ресторане в Европейском центре на Киевской, над крепким чаем с вазочкой из конфет. Крутил в руках сине-белую визитку, и настойчивая память вытаскивала из прошлого эпизод за эпизодом. «Что ж за день сегодня такой?» - раздражено подумал я, глядя на скользящие верх и вниз прозрачные кабины лифтов.
        - Вам что-нибудь еще принести? Может быть, горячего чаю?- Это спросила неожиданно появившаяся официантка.
        Я кивнул.
        Несмотря на качество моего смоленского шоу, оно обошлось мне очень дорого, слишком дорого. Ценой в Ларису… И,… пришлось мне стать артистом на несколько лет вперед, в Доме 2, и на публичном показательном суде, который был продолжением Дома -2 .
        «Здравствуйте Адеев Алексей Германович, смотрели вас, видели, и теперь я вас прошу запомнить одно, - это вам не Дом…,» - сказал контролер в смоленском СИЗО, с таким сарказмом, что мне стало не по себе. В какой то мере он ошибался. Какая разница в том насколько отсутствует твоя личная свобода, и подавляется твое собственное я? В Доме 2 при внешних приличиях, благополучии и свободе все это тоже было. Те же спектакли, та же травля, те же вынужденные условия. Те же способы управления людьми, только конечно, мягче, изощреннее, вот только результат… результат такой же – если твой характер не прочен, если ты слишком доверчив и не умеешь отстаивать свое мнение, управление твоей судьбой, желаниями, а в конечном итоге твоим телом, достанется другим. Как это стало с Еленой Берковой… разница лишь в том, что я точно знал, как будет разворачиваться моя судьба за каждым моим поступком, пусть «задним» умом, но знал, и был готов к тому, что в любой момент судьба обернется другой стороной медали, поведет тебя по гулким мрачным коридорам своих подземелий…

        19 июля 2005 года когда все ребята готовились к стройке, ко мне подошел Раф, начальник охраны на проекте, и сказал:
        - сними микрофон, я тебе кое-что хочу сказать.
        - Лех, за тобой менты приехали, их очень много и они два дня ездят. Они приехали с постановлением на арест, а ты находишься в международном розыске. У тебя есть два варианта – пойти со мной, или через конюшню я тебе дам денег, ты отсюда убегаешь.
        Это было заманчивое предложение, но в тот момент я подумал, что от себя не убежишь, и если милиция приехала, то зачем мне убегать, мне будет в дальнейшем хуже. И это решение было правильным.
        Я сказал, что подожди минутку, я дойду до Аленки и выйду к тебе.
        В женской спальне Аленка умывалась и что-то напевала, я открыл дверь, я еще не сказал не слова, но она глядя в мои глаза все поняла, и… я вспомнил, свадьбу, как мы были с ней близки и я рассказал ей про себя все, про тюрьму, она единственная знала всю правду обо мне.
        Она поняла.
        - Ален, я думаю, что мы никогда больше не увидимся, меня увозят в тюрьму.
        Я никогда не видел, чтобы женщина так плакала:
        - Леха, Леха, как же…
        Каждый ее всхлип оставлял на сердце раны, мне было очень тяжело слышать это.
        Я не думал о том, что будет, готов был ко всему, осознано шел на это, но эти женские всхлипы…В тот момент для меня была существенная разница, как меня заберут, как просто Алексея Адеева, которого никто не знает и другое, когда меня посадят как Алексея Адеева участника дом 2. И это играло свою положительную роль потом в тюрьме, так как я был героем, который общался с Собчак, с Водонаевой и другими.
        Встречали меня с фонфарами, даже с генералом-лейтенантом, он мне не понравился:

          Оффлайн Ксюшая

          • Сообщений: 22642
          • Репутация: 4570
          • Адрес: Тут я
          17:07:2010, 18:47 »
          Продолжение
          В положенный срок моего ожидания наказания состоялся предварительный суд, который в порядке процессуального кодекса решает оставить заключенного под стражей или отпустить под залог. В моем варианте решение было однозначным - меня оставили в тюрьме. То, что мое дело будет бутафорским и показательным было определено заранее, хотя у меня, конечно, была наивная надежда на справедливый суд. В один день меня вызвал прокурор города Смоленска – Гоголь, в приватной беседе, когда отпустили охрану, он сказал совсем «по-отечески»:
          -Алексей, ты знаешь, что тебе дали уже четыре года.
          - как так? – спросил я, – без суда и мне уже дали?
          - Ну, можешь сказать спасибо Ксении Анатольевне Собчак.
          Прокурор сделал паузу, наслаждаясь моей реакцией:
          Я сел и опешил:
          - как такое может быть?
          Я поднял на него глаза, а он, наслаждаясь своим превосходством, продолжил, видимо надеясь, что в последствии я донесу его слова с моей «благодарностью» Ксении:
          - Она мне позвонила лично и в своей неординарной манере попросила, чтобы мне сделали снисхождение, чтобы меня не судили, и что в жесткой форме сказала, что она поимеет весь Смоленск, если ее не послушают.
          Я даже не знал, злиться мне на нее или нет? Правило общения с правосудием должно быть одно – чем меньше привлекаешь внимание к делу, тем проще подследственному. И конечно, в первый момент я разозлился, хотя потом, уже разговаривая с Собчак, понял, насколько звезды далеки от понимания системы и истинного положения дел в жизни, словно слава накладывает им большие преломляющие очки всесильности, которая на самом деле просто бутафория. Но в результате у меня был показательный суд, а по местному по телеканалу тут же рассказали, что у Адеева есть высокие покровители. И это было на самом деле формированием предвзятого мнения у суда. Мне же показали «кто здесь хозяин», ведь Собчак далеко, а тут…. Тут я, без прав и без возможностей, такой удобный вариант для расправы с…. далекой грубиянкой Собчак.
          Бесправность - это основной аспект заключения, лишение свободы означает, что ты поступаешь как «мясо», как незначительный человеческий материал в распоряжении людей, которые в силу своей должности могут сделать с тобой все что угодно. При этом надо помнить, что практически вся отлаженная следственная, судебная и изоляционная системы прогнили. В любой тюрьме, или практически в 99% тюрем, есть специальные вип-камеры, со стоимостью проживания в гостинице, со всеми положенными гостиничному бизнесу удобствами. Есть деньги – будешь жить отдельно от отморозков в вип-номере, с видом на тюремный двор, с телевизором, импортной сантехникой, уборкой раз в сутки и с ресторанным питанием. Быкуешь много и нет денег? – К вашим услугам галоперидол и тюремная больница с готовым результатом - овощным существованием бывшего человеческого тела. Тюрьма это кормушка, отличная система бизнеса, который профинансируют родственники, и просто заинтересованные люди или ты сам, если нет, то можно дожать до нужной кондиции, когда тебе будет лучше заплатить, чем подохнуть среди отверженных.

          После звонка Собчак я приехал в тюрьму и рассказал ребятам:
          - позвонила прокурору Ксюха, и прокурор обещал мне сделать показательный суд.
          - она тебе конечно подговнила…
          Я отталкивал эти мысли, и старался не думать, что будет очередное шоу, где разыгрываться будет моя судьба. Но так все и произошло. Прошло около восьми месяцев моего пребывания на тюрьме, когда наконец-то назначили день суда, я был готов к этому дню, и понимал, что мне дадут четыре года, но все равно надеялся, как и любой попавший в места лишения свободы на чудо, что меня могут отпустить. Когда меня привезли в суд, в зале суда находилось два конвойных, которые охраняли меня за решеткой, и прокурор со стороны обвинения. Мы сидели ждали, когда начнут заводить людей, потерпевших и свидетелей.
          В этом пустом зале суда прокурор подошел ко мне и говорит:
          - Алексей Адеев, зачем ты приехал сюда? Ну и пакостил бы в Москве и в Нижнем…
          - Так сложились обстоятельства, - спокойно ответил я.
          - я вижу, какая ты мразь, по делу,…
          - видите? Вы что знаете меня лично или со слов свидетельских показаний, которые на 90% липовые? Я лишь вижу, насколько предвзятое мнение ко мне. Я не хочу видеть такого человека на моем суде, тем более который должен во многом определять мою судьбу.
          Он отошел, что-то зло бормоча, но этот мой личный протест был настолько слабым против огромной системы, которая сейчас разворачивалась. Хотя, даже в этой отлаженной системе личность каждого человека-винтика важна, тем более что речь идет о дальнейшей судьбе людей, не всегда окончательно потерянных для общества.
          - Встать, суд идет.
          Я встал, глядя, как в небольшую комнату зашел мой судья - Хлебников. Человек небольшого роста, немного раскрасневшийся (Добавит описание судьи. ) . Это было его первое дело в уголовном суде, и он хотел себя зарекомендовать, хотя может быть просто отрабатывал негласную команду. Мои комментарии, мои слова не рассматривались совсем, да и факты не рассматривались.
          - что за клоунаду вы тут устроили?- спросил я, в один из моментов, когда мне дали слово.
          - замечание вам, за неуважение суду.
          После довольно длительного процесса, в котором я практически не участвовал, суд удалился на совещание, а я попросил у адвоката бумагу и ручку, и написал стих:

          «Вот сижу я и жду человека,
          Что нечестно меня осудил,
          На него не держу я обиды,
          Потому что он просто дебил,
          И те люди, что власть ему дали,
          Не учли один тонкий нюанс,
          Что и однажды им он встанет?,
          Огласит оптом смертный указ
          ПС:
          Уважаемый судья, если бы наш суд был как в древнем Риме, и судья, садясь в свое судейское кресло, знал, что оно обтянуто кожей его предшественника, вершил бы действительно суд, суд по совести, а не по своим амбициям. Судье Хлебникову от Алексея Адеева.»

          Я оставил эту бумажку на скамейке.
          После длительного перечисления статей, я, наконец, получил свой приговор - мне дали четыре года, и отправили ждать этапа опять в СИЗО.
          Но на этом мое общение с судьей не закончилось. Спустя несколько дней ко мне приходят следователь и юрист Хлебникова:
          - Алексей, а вы знаете, что Хлебников написал на вас заявление об оскорблении суда? И вам дадут еще полгода?
          Я рассмеялся:
          - ребят, а вы знаете, что если вы меня будите судить, то это уже будет политический процесс, и что мне дадут убежище в любой стране. И потом, вы что будите судиться со словарем Даля? Ведь дибил, это медицинский термин, а не оскорбление.
          Они молчали, а я продолжил:
          - представьте, как вы будите выглядеть с этими обвинениями в суде? На этом ваша юридическая практика может быть закончена.
          Больше я их не видел. Близился мой день отъезда в колонию, а я смотрел через узкий проем тюремного дворика для прогулок на низкое зимнее небо, и думал, что в этом городе, наверное, есть какие-то нормальные люди, но только не в этом месте, и еще о том, как наивно думать о чудесах в этой системе, как наивно искать правды, и как понятно упертое отрицание режима заключенных, которые иных методов протеста не имеют. Это как отчаянная попытка самоубийства, больше шаг отчаяния, чем силы… ибо тут стали решать все деньги…
          Потом как-то я общался с председателем Смоленского суда, того самого, с которым говорил мой общественный адвокат Виноградов о рассмотрении дела в особом порядке.
          - подлые вы тут все – сказал я ему…
          - это жизнь такая, в следующий раз будешь умней.
          Плохо, когда все решают деньги.

            Оффлайн Ксюшая

            • Сообщений: 22642
            • Репутация: 4570
            • Адрес: Тут я
            17:07:2010, 18:49 »
            Продолжение
            Подходило время моего этапирования в колонию строго режима поселка Вадино Смоленской области «яо100/2» называлось это место. И я сам выбрал этот место «отсидки». Так как я служил во внутренних войсках мне предлагали, чтобы меня посадили в определенную тюрьму, где находятся бывшие сотрудники, а не бандиты. Но я достаточно много посмотрел и пережил во время следствия, чтобы согласиться на этот вариант.
            Мне они были просто противны, и иметь что-то общее с запачканными людьми облеченными властью я не хотел. И я написал заявление, о том, что я хочу попасть поближе к Москве, в какой то мере продиктованное и заботой о том, чтобы моим родственникам и Ларисе было не далеко ездить ко мне. Эта колония была черной, там правили зеки, а не администрация. Это означало то, что администрации более лояльна к зекам, а значит, более продажна.
            26 января 2006 года начался этап. Ничего не сменилось в системе изоляции с древних царских времен. Этап это тот же постыдный строй обреченных на неизвестность людей, в плохонькой одежде, идущих на полусогнутых и смотрящих в землю, а по краям строя лающие псы. Было холодно, ужасно холодно, словно за «бортом» было градусов 30 мороза. Настоящая русская зима. Тоскливо лаяли собаки, больше для формы, чем для дела, мы выпрыгивали на скользкий снег железнодорожной станции из автозэка. Напротив стоял пассажирский поезд, и я поймал взгляд какого-то пацана, смотрящего на нас. И вспомнил, как когда-то я сам в детстве, ехал с родителями отдыхать на море, и видел вот такой же автозэк, разгружающий свой опасный груз. Зэки, которые практически на корячках передвигаются к составу. Я подумал тогда: «как эти люди себя чувствуют?», вспомнил их бледные лица, потухшие глаза, и свою жалость к людям, которых ведут за окнами моего поезда. Эпизод промелькнул в моей памяти ярко и обреченно, словно я когда-то хотел почувствовать - как это? И вот, наконец получил то, что хотел, словно ледяное дыхание судьбы прикоснулось ко мне снова… Или это был просто мороз, который так сковывал руки, что хотелось бросить жизненно необходимую в тюрьме сумку с вещами только чтобы погреть хоть как-то руки.

            Нервная наркоманка индифферентно смотрела в пустоту коридора.
            - Заходите! - крикнула из кабинета женщина. Девушка была где-то далеко, я тронул ее за руку, она лишь вяло отвела руку. И я пошел.
            Ничего не меняется в поликлиниках, куда приходят в определенной мере тоже обреченные люди. На стенах лаборатории кафель времен 60-х годов, стандартные стеклянные столики, кушетка, того же времени рождения. Усталая женщина неопределенного возраста, ряд пробирок перед ней на столике.
            - Садитесь, - она кивает мне, – правую руку оголить до плеча.
            Она ловко перетягивает мне руку резиновым жгутом, монотонно продолжает:
            - поработайте кулаком.
            Льется густая темная кровь через иглу в еще одну стандартную пробирку.
            - Много еще народу? – спрашивает женщина.
            - Одна девушка еще, – отвечаю я, зажимая спиртовую вату в сгибе локтя.
            - Пусть идет – она не смотрит на меня, видимо порядком поток людей приходящих сюда к 7 ми утра ей надоел, а может, она просто устала.
            Девушка в коридоре выглядит не важно.
            - Эй? – я снова ее трясу, и вижу, как тонкой струйкой изо рта тянется слюна. Бросаюсь в кабинет:
            - там девушке совсем плохо!
            Тетка выглядывает, оценивает:
            - Наркоманка…?
            Потом в коридоре становится шумно, появляются люди в зеленой одежде, словно в замедленном сне девушку осматривают, быстро волокут куда-то под руки, через большие двустворчатые двери.
            Я стою и смотрю, потом спрашиваю женщину из лаборатории буднично, словно ничего не произошло:
            - когда будут результаты?
            - через два дня, - отвечает она
            И мы оба смотрим на большие стеклянные двери, куда унесли наркоманку…
            - Повезло ей…- куда то в пустоту говорит женщина…
            Я смотрю на двери-ворота:
            - возможно, у нее еще есть шанс…
            - Был бы толк… - говорит женщина и уходит в свой кабинет.

            Я смотрел на двери-ворота колонии строго режима, понимая, что это время должен провести с толком для себя. Нас построили, начали традиционную перекличку, в которой надо назвать номер статьи, начало и конец срока, словно чтобы мы не забывали, за что мы здесь и на сколько. Конвойный, практически традиционно меня «приветствовал»:
            - ну что Адеев, это строгий режим, а не Дом 2.
            Режим режимом, но через 2 дня приехали в колонию журналисты, на пресс конференцию со мной. Видимо там, за воротами колонии моя персона и обстоятельства жизни послужили кому-то очередной возможностью зарабатывания славы и денег.
            - ну что Алексей, какие у вас планы?
            - какие могут быть планы? – я проведу тут несколько лет.
            Для журналистов было все романтично: они приехали к участнику Дома 2 и берут интервью в таком необычном месте. И это был мимолетный интерес бабочки однодневки, а мне было не смешно, однако публичность играла мне на руку: администрация понимала, что такой публичный человек, не может «пропасть» в этом режиме, просто очередной подопытной мышкой. А потом я ощутил все плюсы публичного человека: кто-то просил автограф, кто-то сфотографироваться. И попозже я начал пользоваться своей славой, ради того чтобы облегчить свою жизнь в колонии.
            В первый же день колонисты посадили меня за стол, и вытащили стакан плана:
            - Леха, давай накуримся.
            Я отказался от наркоты, но выпил. Многих из них я знал еще по тюрьме, поэтому привыкание к новому коллективу прошло быстро, точно так же как и первый месяц, который не в пример сидения в СИЗО, пролетел быстро. Через месяц я написал заявление на длительное свидание с Ларисой, и она приехала ко мне. Но тогда я еще не знал, что это будет первое и последнее свидание с ней.

            Начиналась рабочая перевозка, и на улице людей стало больше. После поликлиники осталось досадное чувство безысходности и обреченности. Можно конечно понервничать из-за результатов анализа, но дело больше в той девушке, добровольно обрекшей себя на смерть.
            Так просто потратить свою молодую и перспективную жизнь на какое- то дерьмо. А кто-то, имея желание жить, и стремясь к этом, уходит быстро и безвозвратно, как Лариса. Моя Лариса.
            Я прикурил? Медленно прошелся по небольшому скверику перед поликлиникой, распинывая начавшие опадать листья.
            - я просто люблю женщин – улыбался сегодня медийный Адеев издательше….
            - так как же? Любите, и с такой легкостью покидаете их…

            Я много думал о Ларисе, причем не просто об отношениях, а о своих чувствах к ней, это была не романтика первого свидания. Это была настоящая любовь, когда знаешь, чувствуешь движение настроения своего любимого человека, его настроение, его мысли, его чувства становятся для тебя твоей реальностью, и ты каждый раз готов делать новые и новые открытия, в ощущениях, в мечтах, в мыслях. Как распознать настоящую любовь? Как вовремя найти свою вторую половину и не расставаться? Увы, порой мы как мотыльки тянемся к яркому горящему свету бесполезного фонаря, забывая о тепле живого огня, который нуждается в постоянной опеке и поддержке. Лариса была в моей жизни и в мои счастливые моменты, и в моей беде, она была, есть и будет, и этот тот факт, с которым я смирился, даже признав ее право на смерть.
            Я вспоминал свой скоротечный роман с Аленой Водонаевой, с которой мы расстались настоящими друзьями. Почему Алена и я тянулись друг к другу, хотя у нас были разные пути, почему она приезжала ко мне в колонию, почему позже, мы тайно встречались на проекте? Может быть из всего бутафорского шоу Дом 2, наш короткий, но яркий по чувствам роман был настоящим. И сейчас мне не хочется даже думать, каково было в тот момент Ларисе, которая смотрела на это через экран телевизора…
            Разные,
            очень разные женщины, которых я любил.
            Лариса и Алена.
            // ВСТАВЛЯЮ, ТАК КАК ЭТОТ ВОПРОС ПО ЛЮБОМУ БУДУТ ЗАДАВАТЬ ЧИТАТЕЛИ ЖЕНСКОГО ПОЛА.//
            Как-то мы с Аленкой сидели и разговаривали, и вдруг она сказала:
            - Леха, а если я тебя буду сильно выводить, обзывать и что ты сделаешь? Ударишь меня.
            Я сказал:
            - можно найти компромисс.
            Она рассмеялась:
            - в этом случае я не выйду за тебя замуж…
            Хотя это была шутка, но я понял, что ей хотелось экшена не со мной лично, а в рамках проекта. Что чувствует мужчина в тот момент, когда понимает, что он лишь игрушка, что на самом деле им просто пользуются для своей выгоды и славы? Довольно мерзкое ощущение, когда хочется уйти куда-то и не видеть этого человека, с другой стороны ты сам относишься к происходящему серьезно, и хочешь верить, что вся эта симпатия взаимна, а на самом деле все иначе. Это привело к тому, что в некоторый момент я перестал обращать на нее внимание, точно так же как перестают обращать внимание на вещь или надоедливый телевизор. Все внимание мужчин направленное на Аленку, было только для повышения ее самооценки, а я не хотел быть одним из многих, я хотел быть первым и единственным. Сейчас, вспоминая Ларису и нашу настоящую любовь, я знаю, что это такое – единственное решение, единственный человек, который твой, и которому ты принадлежишь сам, по собственной воле.
            Алена очень умная красивая женщина, к тому же она чуткая и очень хорошо ориентируется в обстановке, она поняла мое охлаждение тогда на проекте, но ценила меня, прежде всего как мужчину. Вспоминая, как Беркова и Ксюша обсуждали олигархов, я понимал, что Аленка пока отличается от них, однако это только было очень тонкое «пока». В перспективе охотничий инстинкт развился бы в полной программе. На самом деле, те, кто ушли с Дома 2 в реальную жизнь, сбросив с себя звездную вседозволенность не сумели достичь что-то по-настоящему стоящего. Лишь две из девочек добились реальных результатов звезд – Водонаева и …. Вставить имя. и уже одно это заслуживает уважения.
            Вполне естественно, что с течением жизни мировоззрение у человека меняется, и меняться должно в сторону ухода от иллюзий, проект же только добавляет иллюзии в копилку несовершенства человека. Допустим до прихода на проект, было желание выйти замуж и растить детей, а потом это желание под влиянием атмосферы проекта перерастает на достижение целей иных – слава, превосходство, звездность. И ладно бы человек был по-настоящему талантлив и трудолюбив. В этом отношении Алена отличалась от других участников проекта сильно, сильная воля, яркий характер, четкое понимание, что ей нужно, страсть, и в тоже время расчет – идеальный набор качеств успешной женщины. Тогда на проекте, мы на несколько дней прекратили общение, и сталкивались в одном доме с друг другом, не говоря ни слова понимали, что, в общем-то, все закончено. И были согласны в одном - это страшно, скрывать свои чувства ради проекта и его камер, и есть сожаление о том, что в нужный момент не сделал верный выбор. Эта трещина расстояния между нами начала расти, она становилась все больше и больше и…. «Я любил не тебя, а ее, ту девушку из детской мечты» - вот и весь глубокий смысл в одной фразе песни малоизвестного дворового автора. В перспективе, если бы мы не решили все мирно, я бы сам пошел на разрыв. И это тоже, правда, так как я искал совсем другое и любил совсем другую женщину - свою мечту, Алену Водонаеву, которую наделил качествами из своих фантазий. И, чем больше мы находились бы на проекте, тем больше я начинал попадать под влияние проекта и сам того не желая, захотел бы чего-то большего, но не любви, семьи и счастья.
            В какой то момент ситуация с взаимопониманием между Аленой и мной выровнялась, стало все хорошо. Потом были черно-белые дни: то так, то так. Как-то я пригласил ее в беседку, притащил печень трески в консервной банке, которую она очень любила, и она обрадовалась:
            - Ой, как приятно, никто мне не предлагал это.
            - Ален, давай будем просто друзьями, зачем нам притворяться?
            Она согласилась вслух, но внутри ей было явно не по себе, ведь чем больше мужчин, тем больше рейтинг ее в шоу. Но я старался, и мы сумели остаться с ней друзьями. Так закончился наш трехнедельный роман с Аленой Водонаевой. Именно поэтому, когда я звонил Ларисе по дороге в тюрьму иных женщин в моей душе, кроме Ларисы не было.

            Наступил долгожданный день нашего свидания с Ларисой. Когда ее обыскивали, у нее нашли симкарту, она не хотела ее передавать мне, просто лежала посторонняя симка в сумке, но это был повод чтобы отменить наше свидание. И я пошел к начальнику тюрьмы - Корпук Виктору Николаевичу. Я постучался, вошел:
            - у меня личный вопрос, мою девушку не пускают на свидание.
            - выйди, - сказал он делая вид, что очень занят.
            Я вышел, стоял перед дверью через пятнадцать минут постучал снова и так заходил четыре раза. На четвертый раз он тихо сказал:
            - я тебя сейчас посажу в карцер.
            - да сажайте куда угодно, только там мою девушку не пускают. – взорвался я.
            - ну… привезешь в следующий раз принтер для спец части? – смилостивился начальник колонии, видимо поняв, что я созрел.
            - привезем…
            - ладно, звони ей, пусть заходит…
            Так за принтер я попал на длительное свидание. Это было самое короткое свидание в моей жизни, не смотря на то, что у нас было три дня. Три дня счастья и гармонии, но я заметил, что это время бежало с такой скоростью, что я не замечал часов и дней. Вот бы пребывание в колонии время шло быстро как свидание с Ларисой. Неуютная комната дома свиданий нисколько не портила этих часов и минут. Мы разговаривали и молчали, смотрели друг на друга и ощущали, мы просто были вместе.
            - Нарисуй мне лицо на спине…- рассмеялась Лариса, и откинула золотые волосы…, - я приеду домой, пойду в душ, и буду смотреть в зеркало на нарисованный портрет, я он будет двигаться и улыбаться мне, и я вспомню тебя… И я взял маркер и рисовал на тонкой коже овал лица, вот брови, вот глаза. Глаза получились печальные, «как у смерти» - подумал я, и погнал прочь эту мысль.
            Когда подошел к концу третий день, мне надо было выходить, а это было 23 февраля 2006 года. Мы попрощались с Ларисой, и я пошел по дорожке, оборачиваясь к окнам, где мы были. Она высунулась в окно и крикнула:
            - Адеев, у нас с тобой будет самый красивый ребенок.
            Я летел назад в корпус как на крыльях, у меня будет сын. Но счастье длилось около пяти часов.
            Вечером мне позвонил старший брат Сергей, и он плакал.
            - Что случилось? - спросил я, абсолютно не чувствуя беды.
            - Я не могу тебе сказать….- я пьянствую…- ты как там? Жизнь дерьмо Леха…
            Он бормотал что то еще, но я выключил телефон и ушел на улицу. Был февральский морозный поздний вечер, чистое небо с одинокой вечерней звездой. Я просмотрел в пустоту неба и ни о чем не думал.
            Потом прибежал ко мне человек из другого отряда, протянул телефон:
            - Твоя мама.
            - Леша, ты только держись, я не знаю, как сказать тебе.- она вздохнула - Лариса попала в аварию на Можайском шоссе, насмерть.
            И вся пустота неба обрушилась на меня…
            Я рыдал полтора часа, и не знаю, что со мной было.
            Мял в руках письмо Ларисы, которое я получил уже после свидания, она писала его за две недели до свидания. А почта идет медленно, там, на страничках клетка в клетку она словно прощалась со мной. Строчки, написанные ровным почерком, плыли у меня перед глазами. «Это не правда» думал я, - «так не может быть».
            Принесли водки, я напился, но это не помогло. Пустота накрыла меня, словно огромный аквариум, в котором были только я и смерть Ларисы. Я молчал целый месяц, открывая свой дневник, писал стихи, словно пытаясь докричаться до нее. Я придумывал истории, в которых Лариса была жива, и что все это она придумала, и что я обязательно ее снова встречу, и я любил ее, и умолял, я ненавидел ее за боль, и сжимался до точки одиночества.

              Оффлайн Ксюшая

              • Сообщений: 22642
              • Репутация: 4570
              • Адрес: Тут я
              17:07:2010, 18:49 »
              Продолжение
              Словно что-то живое умирало во мне вместе с уходом Ларисы. Я переживал очень долго, не верил в смерть Ларисы, я не был на похоронах и все время думал, что она жива. Я искал надежду и оправдание в своих мыслях, я не мог смириться.
              Лариса была единственной дочерью у родителей. Я позвонил к ее маме:
              - Леша, если бы я не знала, как Лариса тебя любит, я бы тебя прокляла. Она сейчас смотрит на меня фотографии, и что-то говорит, но я не понимаю. Ты жизнь из меня вынул.
              Спустя несколько дней, меня вызвал начальник колонии:
              - ты Лех, главное не делай глупостей, побега там, вот на территории колонии делай, что хочешь, никто тебе слова не скажет.
              В этот момент мне необходима была чья-то поддержка, мне звонила мама, сестра Людмила, и все говорили: в жизни бывает все, жизнь продолжается, и так у тебя сложный период. И я понял, что как ни странно, что жизнь продолжается, и все мы рано или поздно умрем. И тихо закрыл ту дверь, за которой, скрылась Лариса, и за которую почти шагнул сам Очень живучее существо – человек, который может приспособиться жить в любых условиях,
              и даже найти себе подходящее оправдание, почему именно так можно жить, и цепляться за жизнь из всех своих сил, и барахтаться даже на грани смертельной усталости. Я очнулся от морока в апреле, за окнами настойчиво по-весеннему шумели воробьи и синицы, подтаивал снег, становясь крупным и жестким. Колония жила своей жизнью, и понемногу ее монотонный распорядок вернул меня к жизни. Пугающие слова – «строгий режим», на самом деле были олицетворением чего-то вроде небольшого детского садика, для взрослых мужчин, которые живут по недетским законам, но которые так далеки от реальности, или это реальность далека от них? Люди начинают здесь коллекционировать нелепые вещи, заниматься нелепыми занятиями, серьезно относится к любой мелочи, так мало значащей в обычной жизни, зато с удивительной легкостью перестают ценить свою и чужую жизнь, словно они и в самом деле малые дети, и это «не взаправду». Быстро и жестоко расправляясь друг с другом.
              В один весенний день, два моих знакомых Михаил и грузин по имени Квиче, которые были друзьями, прогуливались рядом с корпусом. Был день, обычное дело, для тех, кто не занят работой, которой на всех в колонии не хватает. Я шел мимо них к магазину за тушенкой, чтобы приготовить что-то дополнительно к скромному тюремному обеду. Мы традиционно пожали руки, Квиче нескладно пошутил, и я пошел дальше. Отсутствовал я минут пятнадцать, уже от магазина я увидел, как Михаил режет стилетом ножом своего друга Квиче.
              - стой… Миха… - кричал я и бежал к ним, бросив свои покупки прямо в весеннюю грязь… - стой.
              Он не слышал, он, словно кровавый берсерк, ударил Квиче четыре раза, в шею, сердце, печень и селезенку, и озверел, оттого что Квиче не умирал, схватил палку и начал молотить его по голове. Я тянул умирающего Квиче от взбешенного Михаила, что то кричал. Прибежавшие с отряда ребята оттащили яростного Михаила, но было поздно, в потухших карих глазах Квиче уже не было жизни. Я провел ладонью по глазам этого чужого мне человека. За эти пятнадцать минут, что я отсутствовал, кто-то позвонил Квиче с воли, сказав, что его друг Миша, негодяй. Это и послужило причиной мгновенной ссоры и смерти Квиче. За это преступление, которое совершил Миша, ему добавили всего 2 месяца и поменяли режим со строго, на особый. Люди сходят с ума, причем вся исправительная система только способствует этому. Да и что может исправить колония? Научить людей думать и жить иначе? Но до этого нет никому дела, администрация выкачивает из колонии деньги, и ей нет дела до конкретных судеб, казенных людей. Большой кровавый детский садик, с очень не профессиональными педагогами воспитателями, который давно забыли о том, что же они обязаны тут делать.
              Режим строгой колонии, на самом деле предполагает довольно свободный распорядок дня.
              В 6 утра по колонии идет побудка и зэки должны быть на зарядке, потом в 6-50 начинается завтрак, в течении которого надо накормить 2000 человек в маленькой столовой. После завтрака люди расходятся кто-куда. Кому-то повезло с навыками и профессией, а так же с желанием работать, но таких всего 200-300 человек. После завтрака, кто-то идет на работу на промзону. Естественно кого-либо на такую работу не брали, а только тех, кто реально что-то мог делать, остальные просто бездельничают до дневной поверки. Хотя конечно, чем меньше внимания уделяет администрация зэкам, тем им свободней живется в пределах колонии. Профессии самые разные - там есть водители, ведь площадь зоны большая, и там требуется хозяйственный транспорт. Кто-то работает на предприятии, где изготавливают черепицу для крыш, делают срубы. В зоне есть своя токарная мастерская, и все то, что нужно для подержания колонии в том состоянии, в котором она должна быть, даже есть своя свиноферма и конюшня. Грамотные начальники колонии извлекают свою выгоду из должности,а состоятельные люди, которые попадают в колонию становятся на особом счету, и со стороны администрации предлагается масса предложений, которые могут облегчить жизнь, тем, у кого есть деньги. Например, со мной сидел мэр города Подольска Романов Сергей, он организовал свое производство по постройке срубов и бань. Сначала, они построили дома всем начальникам, а потом стали просто продавать эти срубы. Этот человек жил в отдельном домике в промзоне. Если у вас есть деньги, то вы просто не увидите режима, и всей тяжести колонии. Все развлечения и работа – спорт, баня или нарды. Вечерняя поверка в 16-00, а последняя в 21-00, после которой все расходятся по отрядам. Комфорт колонии значительно выше, чем в СИЗО, практически у каждого телефоны, которые периодически отбирает администрация и тут же снова продает владельцам. А любые созданные администрацией искусственно проблемы решаются просто – за деньги. Если приближается условно досрочное освобождение, то существует целый порядок материального вклада на улучшения состояния зоны, и те у кого есть средства получают свое «удо», а те у кого их нет испытывают свою судьбу с шансом 50 на 50.

              Но я сидел в черной зоне, и администрация тут мало, что решала, в основном решали бандиты. И самым главным заправляющим бандитом был в то время - Вололдя Несин. Он работал зав столовой. Боевой костяк зоны: Володя, Саша Груша, и Алексей Шаманов держали всю зону в страхе и порядке, они вершили свое правосудие, которое не всегда было правильным, но методы были очень действенны. И «борзеть» на них никто не смел. Они занимались спортом, и поощряли других, отбирая крепких спортивных правильных парней с этапа. Все спортсмены работали в столовой, и тройка сколотила свой костяк, назначая нужных людей в отряды и в теплые места. Все было поделено и все было под контролем, прямо боевая бригада в условиях колонии строго режима. Именно поэтому у нас был спортивный клуб, куда не мог попасть каждый, в зависимости от близости отношений с этими людьми, если они уважали тебя, то ты мог стать участником клуба. Им платила вся зона, и в конце месяца практически все отчисляли этим настоящим хозяевам зоны определенный процент, например, с игры – 200000 рублей в месяц, где играют состоятельные люди, кто-то может проиграть 60000 рублей в месяц. Из игр, в основном играют в нарды и в 21 очко, такое вот своеобразное казино по зэковски. Сейчас Володя Несин переведен в тюрьму СИЗО, где идет дело по 209 статье, так как сидя в тюрьме, он организовывал заказные убийства и т.д. Сейчас он остался один, ему добавят лет 15-18 к общему сроку, и все близкие люди от него отказались.
              Самым главным действующим лицом со стороны администрации был нарушитель, и потворщик всем прихотям богатых зэков был Павел Анатольевич Голуб, так как он общался с Корпуком Виктором Николаевичем, он сделал его своим помощником. На пару они имеют очень хороший побочный доход в виде предоставления жилищных мест с отличными условиями и без режима, для тех осужденных, у которых имеются деньги. Но как веревочке не вейся этому придет конец, они понесут свое наказание, хотя когда я сам находился в колонии, я пользовался их услугами и облегчал жизнь, но даже на тот момент я понимал, насколько много подлости в этих людях и зависти.

              Праздники в колонии отмечают особо. И конечно главный праздник - Новый год. В каждой клони есть своя иерархическая лестница, если блатные, мужики, и есть геи. Для них новый год самый «веселый» праздник, с воли им привозят женскую одежду, колготки и помады, и дабы приколоться над этим всем они переодеваются и выступают. Но это празднество заканчивается тем, всех переодетых мальчиков-девочек, запрягают в огромную телегу и они катают всех как извозчики по футбольному полю или по территории колонии. Выглядит это все очень смешно. Но в этот момент мне кажется им не до смеха. Передать и описать все это невозможно, это нужно все увидеть, но лучше всего избавить свою жизнь от подобных впечатлений, ограничившись прочтением срок этой книги.

              Жизнь колонии смурная и тоскливая, и развлечений тут не так много, а люди, собранные по воле судьбы в ее пределах, это не то, что вы можете себе позволить на свободе – право выбора общения у вас тут нет. Поэтому и разнообразия в колонисткой жизни очень не много. Хотя конечно, бывают исключения. Как-то к нам приезжал Карпов Евгений Анатольевич, и из всех смоленских колоний было выбрано 9 человек, куда и я попал, и играл с Карповым в турнире. Это пристрастие к шахтам с детства помогало мне выживать не только в колонии. Например, мне нужны были деньги и я приезжал в Москву на Арбат, где художники не только рисовали, но и играли в шахматы на деньги, я играл с ними зарабатывая себе необходимую сумму. Так как чаще всего у меня не было денег на ставку в партию, и я был вынужден выигрывать, и это послужило мне в дальнейшем хорошую службу. Этот навык расчета ходов, и просто навык хорошей игры, нередко выручали меня в обстоятельствах моей закрученной судьбы, как при простом общении с людьми, так и для построения и выполнения планов. Главное четко определить фигуры и характер игрока, и сделать это быстро, практически автоматически. Шахматы послужили еще одним основанием для сюжета из моей жизни, сюжета странного, мистического и, конечно, судьбоносного. Я очень часто вспоминал эту историю, и когда уже был на проекте Дом -2 и в тюрьме и сейчас. В то время я жил и работал в Москве, снимая, как водится у большинства гастробайтеров, койко-место в одной из гостиниц, каких вы найдете в великом множестве и в столице и Питере. Высокие двух ярусные кровати, по 5-7 в комнате коммунальной квартиры или бывшего официального здания, плохонький туалет с душевой, и прокуренная вечно грязна кухня. И совершенно разный народ, с разных мест России и зарубежья. Но все это не портило счастливой поры молодости и жизни в первопрестольной. Однажды, я шел по новому Арбату от казино «Метелица», когда я проиграл все деньги, в поисках игрока на платную партию шахмат, но был уже вечер, и мне не везло. В конце-концов, я дошел до ресторана «Прага», там стояла огромная толпа и мелькали вспышки фотоаппаратов. Мне стало интересно, что же там происходит? И я аккуратно протиснулся сквозь толпу поближе. У какой-то молоденькой журналистки, спросил:
              - что тут?
              - Караченцеву 60 лет отмечать будут, мы ждем, когда они с Ленкома сюда приедут гости и юбиляр.
              Мне это показалось интересным, времени у меня было много, и я стал ждать, как зевака со стороны. Вскоре появился белый лимузин, из которого вышла представительная дама со свитой. В красном платье, в красной шляпе и в красной вуали шла Инна Чурикова, я ей всегда восхищался и я не мог не подойти ближе. Когда она проходила рядом я просто шагнул ей на встречу:
              - Инна, здравствуйте, - я поцеловал ей руку, - от лица 90 % мужского населения России, я выражаю вам глубокую благодарность, за то что вы делаете и делали, и еще будите делать для российского кинематографа.
              я снова поцеловал ей руку и хотел уйти.
              - а почему вы от лица 90% мужчин? – заинтересовалась она.
              - просто у меня хороший вкус.
              Она взяла меня под руку, и мы прошли в ресторан «Прага», где по бокам стояли два человека в красной ливрее, и она провела меня вовнутрь, сказав:
              - это мой маленький сюрприз, для одного молодого человека у которого очень хороший вкус.
              Одет я был явно не для этой светской тусовки в синие джинсы, лакированные казаки с серебряными накладками, кожаную куртку с воротником, и кожаную кепку восьмиклинку. Я был слегка небрит, и на лбу была у меня ссадина. Под курткой у меня была футболка кислотно желтого цвета с номером 67. В общем, картину я представлял соответствующую. У всех на этом официальном мероприятии был свой дрес код, а я никак в него не вписывался. Когда я поднялся наверх по широкой лестнице, перед моим взглядом предстало 2 огромных банкетных зала, где было очень много известных людей. Меня мало, что могло смутить в этот момент, даже мой внешний вид не мешал мне, быть тем, кем я являюсь, и я сделала вывод, что здесь нет случайных людей, и здесь каждый чего-то стоит, как ни странно я почувствовал себя в своей тарелке. Ко мне подошла журналистка, та девочка, у которой я спрашивал, что здесь происходит, и сказала такие слова:
              - молодой человек надо быть либо слишком наглым, либо слишком коммуникабельным, чтобы попасть сейчас сюда, потому что сзади вас, шел директор большого театра, в этом ресторане его все знают в лицо, но тем не менее у него спросили пригласительный, а вы прошли туда без вопросов. Вашим пригласительным была Инна Чурикова,
              Я улыбнулся и мы разошлись. Находясь наверху, видя всех этих людей, я сделал такой вывод, что если я буду стоять наверху, плюсов мне никаких не даст. Так как был светский стол, я налил вина стоящими рядом женщинам, и перекусил бутербродами и подошел к подоконнику, на котором лежала масса цветов. Я выбрал из них самый красивый букет с бутонами из голландских роз и подошел к Николаю Караченцеву и его жене, которой я подарил цветы и поздравил юбиляра. Потом я стал проводить время с наибольшей пользой – знакомился и разговаривал. Например, поздоровался с Кобзоном, познакомился с его сыном, предложил выпить:
              - молодой человек, лимит вина, который был выделен на мою жизнь, я уже исчерпал.
              Была еще одна курьезная ситуация, ко мне подходит одна женщина пожилых лет, со свитой, и говорит:
              - Алексей здравствуйте, - хотя по определению меня не могли здесь знать.
              Но ее речь была настолько уверена, что меня знает, что и я в это поверил. На самом деле она меня перепутала с братом Михаила Пореченкова. Узнав об этом я с ней пообщался, и те люди которые там находились, видели, что эта женщина разговаривается со мной, и она оставила мне визитку. Она была в авторитете, увидев, что я с ней разговариваю, ко мне стали иначе относится, стали подходить какие то люди. Ко мне подошли две девушки:
              - молодой человек, мы тут оцениваем мужчин, которые тут находятся, и решили, что вы один из самых красивых мужчин.
              - извините, - ответил я, - меня пригласила Инна Чурикова, и я случайно, вот только-только со съемок, поэтому даже не успел переодеться. – врал я, конечно, безбожно, но в тему тусовки.
              Вокруг было много фотографов, снимали и меня, и конечно я попадал в кадр со знаменитостями. Мероприятие подходило к концу, и было около 3-х часов ночи, когда одна из этих девушек пригласила меня к себе домой. Я ответил:
              -у меня тут машина, я с водителем и мы можем поехать ко мне.
              На самом деле я жил в гостинице, где сдают то самое койко-место, и еще утром этого дня хотел уйти в монастырь, и совсем не рассчитывал оказаться на таком празднике жизни и славы.
              - у меня тоже тут машина, - сказала она, - может, поедим ко мне?
              Мне так стало противно, что я наврал, что образ, который я создал себе, не соответствовал этому прекрасному месту, что я просто убежал как ребенок от нее. Я шел по садовому кольцу, и искал место, где мог лечь спать. Такая ситуация бывала довольно часто, тогда я поступал так: собирал коврики по подъезду и спал на определенном этаже. Но мне опять не везло – все подъезды оказались или заперты или с секьюрити. Наконец мне повезло, я забрел на какую то стройку и нашел кусок пенопласта, приглядел место за бытовкой и расстелил его, устраиваясь спать. Тут же собралась куча собак, которые видимо жили на стройке, было холодно и они кружили вокруг меня, надеясь пристроиться к теплому боку. Я перебирал в памяти сегодняшний день: вот я в ресторане «Прага», а сейчас лежу на куске пенопласта, в окружении бездомных собак. Мне стало смешно, и я стал смеяться, напугав собак, которые начали тявкать. Из бытовки вышел человек:
              - Кто здесь
              - я да решил у вас тут переночевать на куске пенопласта.
              - заходи к нам.
              Я им рассказал историю, и они начали смеяться, конечно не веря мне. Но утром, на следующий день, я шел по Москве и попросил номер газеты, в которой на главной полосе увидел фотографию Кобзона, который дарил перстень Караченцову, а на заднем фоне стою я. И я взял одну газету, чтобы не казаться обманщиком для тех рабочих, которые меня приютили, и притащил им газету. Когда они увидели меня на фото, очень удивились, что я не врал, и сказали «Молодец, Алексей, далеко пойдешь».
              Эту историю я много раз рассказывал, находясь в тюрьме, кто-то верил, кто-то смеялся, кому-то было вообще безразлично. Но из этого я сделал очень большой вывод, что нет в нашей жизни ничего невозможного и все те случайности, которые есть в нашей жизни, на самом деле не случайны, они даны нам, чтобы сделать какие то выводы. Из этой истории я сделал вывод еще тогда, лежа на куске пенопласта под октябрьским небом Москвы: можно жить и общаться с известными людьми, но главное не то, с кем ты общаешься, а где ты просыпаешься и засыпаешь. У каждого человека должен быть свой дом.

                Оффлайн Ксюшая

                • Сообщений: 22642
                • Репутация: 4570
                • Адрес: Тут я
                17:07:2010, 18:50 »
                Продолжение
                В августе судьба снова дала знать о себе, тоненьким голосом интерес с воли. (Дату вставить) меня вызывает начальник колонии, и говорит:
                - Алексей, через 10 дней к тебе на свидание приедет Алена Водонаева.
                Я был удивлен этому повороту событий, так как после того, как меня забрали, за эти прошедшие полтора года мы с Аленой не общались. В течение этого времени мне присылали открытки участники проекта, а Аленка отмалчивалась. И я, конечно, не мог не поверить Карпуку, врят ли начальник колонии будет шутить с зэком на подобные темы. Предчувствие радости и нетерпения сопровождало меня все эти десять дней. Я готовился к этой встрече и считал дни, до того момента как она приедет. Мне хотелось ее видеть, посмотреть, узнать вести с воли, с проекта. Я уже готовился, ребята с отряда активно мне помогали, даже подобрал одежду себе, красивый джинсовый костюм, к тому же замначальника по воспитательной колонии намекнул:
                - Алексей, ты выгляди идеально.
                Хотя «идеально» с точки зрения режима это совсем иначе – казенный бушлат. Этот момент начальник колонии учел на предварительном инструктаже до того, так как должно было приехать телевидение. Когда я зашел к начальнику в этом джинсовым костюме, он увидел меня и затрясся:
                - ты что это? Ты должен выглядеть по режиму. Иди быстро переодевайся!
                Я пошел переодеваться по казенному уставу, а он мне напомнил в след:
                - Лешь, не говори лишнего, ты не дискредитируй нас. Журналисты приедут и уедут, а тебе с нами жить.
                Я его понял, да и не собирался ничего рассказывать, мне было не интересно это, так как я думал только о нашей встрече с Аленкой, о своих собственных желаниях и проблемах. Наша встреча проходила в кафе, которое находилось на территории колонии, и это конечно не ресторан «Прага», но к приезду съемочной группы местную кафешку привели в более-менее приличный вид. Наконец наступил день приезда. Я сначала сидел на вахте, ждал, когда Аленку со съемочной бригадой заведут в кафе, спустя три минуты, как они были готовы, пошел я.
                Встретились мы молча, в кафе я увидел ее, мы подошли друг другу, обнялись, поцеловались и только после этого стали разговаривать. Она посмотрела на меня:
                - Леха, ты хоть повзрослел немного?
                - Ален, перед тобой стоит самый взрослый человек.
                Она рассмеялась таким знакомым смехом…
                Мы много разговаривали, она извинялась:
                - прости, что не приехала раньше, меня не отпускало телеканал, это было не очень для них и для имиджа Дома 2. Как ты тут?
                - Я пишу стихи, песни, читаю книги, стремлюсь по максимум взять что-то из этого места. – ответил я.
                Она привезла мне открытку, одна единственная, которая осталась от нее, на ней было написано:
                «Дорогой Лешечка лето 2005 года на всю жизнь останется в моей памяти, твоя Аленка.»
                По-тихоньку мы обменялись номерами телефонов, и я знал что теперь мы с ней не по теряемся и будем общаться. Конечно, я был благодарен ей, за то, что она ко мне приехала, ведь не каждый зэк может увидеть на своем свидании Алену Водонаеву, которая была звездой номер один Дома 2. Как-то потом она мне прислала журнал, где было написано, обо всех мужчинах Алены Водонаевой: от Абрамовича до Адеева. И мне польстило, что я сумел попасть в один список с Абрамовичем, хоть и на последнем месте, но и это не каждому дано. Я ей показал, где я живу, свое спальное место, койку. Провел по колонии, в качестве экскурсии, так как в таком месте она еще не разу не была. Алена была довольна тем, что приехала ко мне, и мы очень хотели остаться одни, но нам представилась такая возможность после беседы перед камерами и журналистами. Камера осталась, но все вышли, и стена, которая нас окружала, рухнула. Мы с ней смогли более раскрыто поговорить, просто поговорить, не исключая, приколов.
                Я взял ее грудь, и спросил:
                - что у тебя сиськи похудели?
                - ты, Адеев, не исправим – рассмеялась Алена.
                Секса между нами не было, да и быть не могло в такой «душевной» обстановке, но все равно было простое человеческое тепло. То время, которое было выделено у нас на свидание, пролетело как секунда, и нам пришлось очень быстро прощаться. Алена наученная видимо кем-то, привезла мне много подарков чая, кофе, хозяйственного мыла, и сигарет «Прима», которые я не курил. Все ребята передавали мне открытки фотографии и приветы, и мне было очень приятно видеть такое внимание со стороны людей, которых каждый день показывают по ТВ. Видимо я не такой плохой, несмотря на отношение со стороны закона. Хотя я где-то понимал, что они делают шоу, и для них это еще один интересный сюжет, который играет в пользу шоу.
                После того, как я стал общаться с Аленой по телефону, и вдруг это переросло в общение с Михайловским. Первое с чего мы начали – с извинений, он за то, что не пускал Аленку ко мне, а я за себя:
                - вы меня извините, что я своим тюремным приключением навредил вам.
                - Лешь, ты знаешь, по секрету я тебе скажу, что деньги, которые мы заработали на твоем аресте, тебе и не снились…
                - так может быть, вы мне выделите часть?
                - ну… до этого надо дожить, когда ты выйдешь их тюрьмы и т.д. – я понял что денег мне не видать никаких денег, даже тех, которые заработаны были на моей беде.
                После приезда Аленки, жизнь моя изменилась в лучшую сторону, администрацию стала относиться с опаской, так как я знал их всю подноготную, а за моей спиной стояли средства массовой информации. И это было так, я знал, кто, сколько кому платит, и, рассказав об этом, серьезно повлиял бы на ситуацию в колонии. Но молчал, так как кроме знаний к тому моменту обладал большим опытом, и героем – дураком быть не хотелось. Риск, всегда должен быть оправдан и рассчитан, как в шахматной партии, так же как и ставки на этот риск.
                Волдодя Несин, который держал всю зону, был страстным поклонником Аленки. Как-то Аленка один раз прислала мне ммс топлес груди. И я знал, что у нее в зоне есть свой поклонник в лице Володи Несина и Саши Груши, и я звоню со своего отряда Володе и Саше:
                - Володь, у меня есть фотография груди Алены Водонаевой.
                - Ну, ты нам скинь тоже ммс.
                - Не Володь, ты что это же грудь…я так не отдам.
                - Что ты хочешь за эту ммс?
                - Володь, меньше чем за полкурицы не отдам.
                И этот лот «грудь Алены Водонаевой» ушел с аукциона за полукурицы.

                Шло время, я писал стихи, а после убийства Анны Политковской, я стал писать книгу «Российская путина» – про политику. В ней немного затрагивал и порядки колонии, как-то во время обыска, нашли мою книгу, это кто-то из зэков меня сдал. В результате у меня изъяли все рукописи, стихи и переписку. Я был возмущен, и когда меня вызывал начальник оперчасти, и стал расспрашивать, знает ли кто-то еще об этой книге?
                - это единственный экземпляр, который тут есть.
                - тебе не стоит продолжать писать книгу, и лучше забыть про нее, и тебе ее не отдадут.
                Я поступил очень жестко со своей стороны, и я сказал:
                - Если вы мне не отдадите, то 13 числа приезжает мой адвокат, и 14 числа, если вы мне не отдадите все рукописи, у вас будут проблемы.
                Какие именно проблемы будут у них, я не стал говорить. Но всем было понятно, что проблемы будут открытые и официальные. Они пошли на примирение, я написал расписку, что мне возвращена вся моя переписка с родственниками, все черновики. После этого мне вручили тетради, но когда я заглянул во внутрь, те страницы, где было написано про администрацию, были вырваны, с конкретным пояснением:
                - Леша, демократия там за забором, так что ты не пиши, если ты хочешь выйти быстро, и не хочешь остаться инвалидом, то не пиши.
                Ко мне поставили соглядателей, и стал писать потом ночами, а администрация быстро начала готовить документы на условно-досрочное освобождения. Это моя книга ускорила приближение свободы, администрации не нужен был человек, который в любой момент мог нарушить привычный уклад жизни в тюрьме, коррупцию, их стабильный доход. Пока готовились мои документы, жил уже привычной своей жизнью, и уже мог предположить, что когда я выйду с зоны, то пойду на Дом 2. Я прокручивал в голове моменты, как там буду себя чувствовать на там? У меня была уверенность в том, что я попаду на Дом 2, словно я что-то там должен был сделать, и поэтому судьба дает мне еще один шанс. Мои предположения подтвердил и продюсер проекта:
                - Леша в тебе есть мужской стержень, чего так не хватает многим людям.
                И это дополнительно подогревало уверенность, что после тюрьмы я попаду на Дом -2.

                  Оффлайн Ксюшая

                  • Сообщений: 22642
                  • Репутация: 4570
                  • Адрес: Тут я
                  17:07:2010, 18:51 »
                  Продолжение
                  // Про Горчакову Соню.


                  Телефон зазвонил привычной мелодией, которую я не слушал довольно давно:
                  - да?
                  Поправить текст под стиль разговора
                  - Привет Алексей, как у тебя дела?
                  - Соня?! Рад слышать твой голос…
                  Две близняшки Соня и Екатерина Горчаковы были моими хорошими знакомыми. Внучки знаменитого деда, в честь которого названа улица в Москве. Впрочем и их бабушка отличалась известностью, в свое время она жила в Нью-Йорке и была знакома с Рокфеллером. Я вспомнил, что именно со звонка Сони началось мое освобождение и путь домой, и она была первым другом, с которым я общался в мой первый день свободы.

                  Соня, бывший шеф-редактор журнала дом 2, позвонила мне 4 апреля 2008 года, она не стала ходить вокруг да около, спросила открыто:
                  - Лешь, ты бы хотел назад вернуться на дом.
                  - да конечно, хотел бы.
                  - тогда возьми сейчас позвони Алексей Николаевичу, он хочет чтобы ты ему перезвонил.
                  Это произошло за 2 дня до моего освобождения, я набрал его телефон:
                  - когда ты выходишь Леша? – проси Михайловский?.
                  - через 2 дня.
                  - ты когда поедешь из Смоленска в Москву, набери меня, скажи номер поезда, мы тебя встретим и разместим в гостинице.
                  День моего освобождения был самым счастливым днем, за то время что я провел, так как ничто не сравниться со свободой. Потому что свобода, это самое дорогое, что у нас есть. Меня многие не поймут, особенно те, кто там не был. Тюрьма это школа жизни, но лучше заканчивать ее заочно. И даже самому большому врагу, не пожелаешь туда попасть, ведь там лишают не только свободы, но и многих других вещей, которые присущи человеку, даже мыслей.
                  Когда я освободился меня вышел провожать начальник колонии, пожал руку, здохнул с явным облегчением:
                  - Наконец то ты покинул нас.
                  И это счастье расставания было взаимным…

                  Как было договорено, я сказал продюсеру по телефону номер поезда, конечно, меня никто не встретил. Я позвонил с белорусского вокзала Алексею Николаевичу:
                  - Леша, все водители заняты, ты бери такси и приезжай на Кржижаноского.
                  На Профсоюзной я вышел и поднялся в сет, место где нахъодится продюсерский офис. Я очень волновался, так как они очень серьезные люди, а я только что освободился из тюрьмы. Если они мне дают такой шанс, они понимают, что я не зэк, и что могу нормально реагировать на окружающую действительность, и что последние три года не испортили меня, и я остался таким каким был до этого. Говорили мы около 30 минут, после этого Алексей Николаевич сказал:
                  - Лешь мы тебя берем, и в субботу ты приезжаешь на поляну без очереди.
                  - Алексей Николаевич, меня во всей этой истории интересует только денежный вопрос.
                  И это было правдой, после смерти Ларисы и тюрьмы, что-то изменилось во мне, и деньги на проекте стали для меня очень значимы. Мы обговорили, что я в день буду получать 3000 рублей, конечно это был только разговор, потом меня ждало несколько сюрпризов в расчетах, как и всех участников проекта.
                  Они мне заказали гостиницу, и предложили:
                  -Лешь, может быть тебе девочек заказать, а то ты придешь на проект такой голодный. Будешь распугивать девчонок.
                  Я отказался, в место девочек я закинул вещи в гостиницу и поехал к маме под Москву.
                  Они меня встретила, заплакала. Мама быстро меняла мой гардероб, который так сильно впитал запах колонии, запах горя и несвободы, от которого не избавиться никакими стирками. Пока она суетилась вокруг меня, вспоминал с огромной благодарностью ее участие в моей судьбе, и то, что я довольно сносно жил в тюрьме это была ее заслуга. Когда я попал в тюрьму мама не разговаривала со мной полгода, она всегда была строга со мной, и это было справедливо. Спустя полгода мне прислали маляву - арестантское письмо. Там был просто номер телефона и подпись «позвони маме». Мама она такой человек, если говорит «нет», значит «нет». И я знал, что она права, как в детстве.
                  Он была строга, но и многое мне прощала. Еще в детстве я заработал характеристику Кулибина и Остапа Бендера. Было много историй, которые подтвердили это. Как то, когда нам было с ребятами по 10 лет мы пробовали курить и попробовали спиртное. Это был 1989 год, мы начитавшись Купера о Чигачгуке Великом Змее, носились в окресностях деревни, где жила моя бабушка, играя в индейцев. И мне, знатоку индейской жизни прошла мысль попробовать огненной воды. В то время продавалась настойка «Зубровка» по 10 рублей 0,7 литра, на ней был нарисован буйвол красного цвета и написано «Зубровка» - как раз что по моему мнению самая подходящая огненная вода для индейцев, а крепостью была «Зубровка» в 42 градуса. Мы накопили денег в течении недели, нас было 14 человек, и нам старшие ребята купили денег. Добыв сокровище, мы пошли в лес играть, и все 14 человек напились в «усмерть», с этой одной бутылки. Нашел нас пьяных индейцев участковый. Он вызвал бабушек, и моя бабушка гнала меня кнутом домой, некоторых везли домой на тележке.
                  Были еще эпизоды применения моих способностей. В деревню приезжала машина торговать мукой. Я ребятам сказал: «давайте пойдем в магазин, и наберем полиэьтиленовые мешки». Потом мы пришли на озеро и насыпали в мешки озерный песок, зашили иголкой. Я обсыпал мешки мукой, и поехали мы продавать муку рыбачке Вере, торговавшей активно подпольной водкой и спаивающей всю деревню. Она купила. В тот же день ко мне пришел участковый, и мне конечно влетело, хотя вся деревня над рыбачкой смеялась. С той же теткой Верой вышла еще пара историй. Она торговал водкой, а крышки были как на ойгурте. Мы покупали литр, по-быстрому разбавляли ее водой, и притаскивали назад тете Вере, она отдавала нам деньги. Отец меня лупил за это, а мама относилась с пониманием. Когда мне принесли записку в тюрьме от мамы, я ей сразу позвонил, и жизнь моя наладилась. Она меня поддерживала, и верила в то, что я не безнадежный человек, конечно, она была права. И тогда и сейчас я хочу я сказать ей огромное спасибо за то, что она у меня есть.
                  - Мам, я иду на Дом 2.
                  Она была против всего этого, я дал номер телефона Михайловского, чтобы она позвонила и убедилась, что я ей не вру. Они поговорили с полчаса, и потом она согласилась.

                  Вернувшись в Москву я позвонил Соне и Кате Горчаковой – близняшкам. Соня, увидев меня заплакала, и мы пошли в ресторан просто поговорить обо всем на свете. Я узнал массу информации от Сони, так как она работала главным редактором журнала проекта Дом 2, и конечно плотно общалась с Михайловским.
                  - из дома 2 меня сняли или проще сказать выгнали, - первое, что мне сообщила Соня.
                  - почему? – я был удивлен Соня была отличным профессионалом.
                  - знаешь, раньше Михайловский был тусовщиком. Постоянно отдыхал, любил расслабиться в виде кокаина и отдохнуть. И я, как его секретарь, да и просто хороший друг не только об этом знала, но иногда покупала для него наркотики на вечеринках. Кокаин доступен на каждом углу, а Михайловский не очень любил светиться. Не сказать что у меня было мнго радости от этого, но как то всех эта схема устраивала. А тут Михайловский толи сам решил, или просто спалился перед руководством, хотя тогда можно было потреблять наркоту открыто. Они почему-то решили, что это круто, и что они выше других. А может просто решился взяться за свое здоровье, не мальчик же уже. И вот решил бросить, и решил бросить так, чтобы ему об этом ничего не напоминало, и он уволил не только меня, а практически всех, кто об этом знал.
                  Я слушал это с сожалением, так как Соня была отличным человеком, она продолжила:
                  - рассказывать о Михайловском на каждом углу и про кокаин я не собираюсь. Да и вообще это жизнь Леша, которая вот такая у нас понятная.
                  Я проводил девчонок до дома, и поехал в гостиницу, просто выспаться и отдохнуть. Впереди у меня было в запасе три дня, и нечего было спешить. Утром я проснулся, и тут мне позвонил Михайловский и сказал:
                  - Леша, субботы ждать не будем, завтра ты идешь на поляну.
                  И у меня начался мандраж - как там будет?

                  На следующий день я приехал в сэт со своими вещами, и меня опять повезли на поляну Дома 2. Я был один в машине, и она ехала по той же дороге, что и в первый раз, я вспомнил этот эпизод ярко, и как-то с облегчением. Приехав на поляну, мне казалось, что время тянется очень долго, и я ходил, переживал, что и как будет там под камерами проекта. Первыми, кого я встретил, были Вечеслав Горецкий и Виктория Карасева (ТОри).
                  - Смотри, Адеев, Леша – закричала Тори.
                  Я улыбался, они меня узнали.
                  - Знаешь, я хотела устроить акцию протеста на проекте Дом 2, чтобы тебя освободили из тюрьмы.- вспомнила Тори.
                  - хорошо, что не сделала - ответил я, вспоминая историю с Собчак и прокурором. Такая «медийная поддержка» могла еще серьезней ухудшить мое положение в тюрьме, хотя было смешно и немного наивно.
                  - Как тут вообще?
                  - Лешка, обращайся по любому поводу, мы тебе поможем, чем сможем.
                  Мне было приятно.
                  Я дождался Михайловского и Расторгуевым, они принесли договор, который я должен был прочитать. Я его очень внимательно читал, и подписал, но несмотря на это я конечно увидел в нем не все. В дальнейшем выяснил, что зарплату я буду получать не сразу, а по истечении ста дней, но мне это не понравилось, конечно же, это было прямое нарушение трудового кодекса. Но в тот момент я об этом не знал, а в договоре там было очень все завуалировано, потом мои юристы читали этот договор, и стало понятно, что это, в общем-то, «филькина грамота», которая направлена на устрашение участников. Но в тот момент я не думал об этом и шел с надеждой на светлое будущее.
                  Курьезный момент наступил с самого начала. Ксения объявила:
                  - Встречаем, того, кто долго отсутствовал, Алексей Адеев.
                  Я вышел на поляну. Ребята стали расспрашивать меня, но при этом говорили не про тюрьму, а про то, что я долго отсутствовал. Я понимал, что я не стал хуже, я остался в эти три года тем, кем я есть, и даже потратить свое время на развитие, занимался спортом, учился, читал книги. В конце-концов, они сказали открыто:
                  - Лешь, мы думали, что тюрьма на тебя окажет какое то воздействие, но мы рады, что ты адекватный человек.
                  Я со всеми поздоровался, кроме Рустама Колганова. Немая сцена:
                  он тянет мне руку, и я не здороваюсь с ним. И это право выбора и своего поведения и круга общения в научился делать. Зачем мне человек, которого я презираю?. Рустам считался фаворитом и лидером на проекте по умственному развитию, но мужику 37 лет, а они общается с 20 ти летними детьми, конечно, он намного круче их. И этот момент в последствии скажется на отношении ко мне в ходе проекта, со стороны участников. Девочки ожили при моем появлении, пришел хороший мальчик, с которым можно в последствии будет «замутить» какие-нибудь истории. Мне задавали вопросы на лобном месте, например, Ксения Собчак:
                  - Леш, почему ты снова вернулся на проект
                  - Я считаю Дом-2 своим домом, и пока я не уйду с проекта буду так считать, у меня сложилось ощущение что, я что то тут не доделал. – это была чистая правда, я так ощущал это еще в колонии. Когда закончилось лобное место, я пошел гулять по площадке и с ностальгией стал вспоминать некоторые моменты. Себя, Аленку, ребят.
                  Я сразу нашел общий язык с ребятами, как с девочками, так и с мальчиками. И в первый день стал ухаживать за Аней Веремчук, подарил ей цветы, первый раз мы с ней поцеловались с ней в кладовке, но потом понял, что это не моя девочка.

                    Оффлайн Ксюшая

                    • Сообщений: 22642
                    • Репутация: 4570
                    • Адрес: Тут я
                    17:07:2010, 18:51 »
                    // Рустам

                    Рустам Калганов один из стареньких частников проекта, очень выдающаяся личность в своем роде, и таких как он на проекте нет не было инее надо. Я всегда конфликтовал с ним, и не здоровался, конечно дискуссии и общение в рамках проекта у нас было. Ему 36 лет, и находясь на молодежном проекте, рассказывать ребятам в 19-20 лет за жизнь может каждый, конечно он образованный человек. Но вот манипулировать молодыми не опытными ребятами не сложно, фактически он провокатор и манипулятор этого проекта, и его за это и держат. Есть подлые люди, а в нем заключается подлось. Хотя ему надо отдать должное, что когда он ссориться с кем то из ребят, он говрит:
                    - ты конечно идиот, но я тебя люблю.
                    Оскорбление замазанное лестью, и многие это не понимают. У нас был случай с ним на проекте, в общем мы сидели на улице, а до этого я его заподозрил в воровстве. У ребят стали пропадать новые вещи, брендовые. Я провел свое расследование, и составил таблицу того, что пропадало у ребят, они склонялись к тому, что это делал Рустам. Вещи пропадали весной или осенью, как будто было обострение криптомании. Составил таблицу у кого что пропало, я собрав информацию, стал уговаривать его попасть на детектор лжи. Он согласился в конечном итоге, и стал собирать литературу, как обмануть детектор лжи. Мы с ним поехали в город, где нас ждали два полиграфолога, два профессора в своей области, я сидет в аппаратной и наблюдал что происходит у них в общении. Из всего того что, Рустам наговорил, выяснилось, что он мог взять эти вещи, и выяснилось то, что он украл компьютер на проекте у Виталия Радуги. Рустам, когда его раскололи, прилюдно заявил об этом на лобном месте, и притащил компьютер. Виталий Радуга написал на него заявление в милицию, но это уголовное дело так и не продвинулось никуда. Он заявив на проекте в том что он вор, на самом деле не сидит. Продюсеры будут прикрывать его, так как этот проект в большей части висит на Рустаме.
                    Один раз, Рустам пытался провоцировать, чтобы я его побил очень сильно, чтобы меня выгнали с проекта, так как, когда я пришел на проект, я сбил все его карты, так как с моим приходом его авторитет упал до нуля. Ему это не нравилось, и он меня провоцировал, в конечном итоге такой момент настал, я его немного побил, после чего он сразу пошел в больницу, сказал продюсерам, что Адеев разбил ему скулу. Именно такими способами он боролся на проекте с теми людьми, которые ему были не угодны. На лобном месте Собчак сказала:
                    - мы не можем Алексей оставить это без внимания, и должны тебя выгнать…
                    В этот момент я смотрел на его лицо, а Собчак продолжила:
                    - мы выгоним тебя в город…
                    В этот момент он опечалился.
                    Рустам не гетеро сексуален, он гей, и это самый большой комплекс, и он понимает, что он не сможет построить отношения на проекте. Это конечно идет из детства, я думаю, он придумал свое детство, и то, что он скрывает, мешает ему нормально жить. Это ему сказали и графологи, о том, что он придумал свое девство. Мне кажется Рустам и Кадони…. нашли друг друга, и составили пару. Несмотря на то, что они антиподы друг другу, они подходят друг другу. Сейчас они являются любовниками вне проекта. Рустам очень многих выгнан с проекта, и вмешивался в их судьбы, он много оскорблял девочек, за которых некому заступиться. Рустам это один из тех людей, который больше всего получал в лицо от других участников.
                    Из всех участников на проекте да и начерверное даже не побоюсь этого слова, что из всех встречавшихся людей в моей жизни Рустам Калганов оказался самым запоминающимся негативным персонажем. Даже в тюрьме таких не встречал.
                    В этом человеке сочетаются очень много качеств и не все они хорошие. Наверное вы скажете как я могу судить этого человека, когда у меня у самого рыльце в пушку, но у меня есть основания так говорить, и высказывать свое мнение, так как рустам один из тех людей который легко может оскорблять слабых женщин говоря им комплименты. С этой стороны не возможно к нему придраться. Свое превосходство он демонстрирует знанием литературы и словарный запас, который не всегда есть у участников проекта. «Сермяжный». Его можно сравнить с предателем, который в войну перебежал на другую сторону баррикад, при этом когда он занял такую позицию, он заранее приговорил себя к уничтожению. Сейчас его уволили с проекта за воровство плойки Натальи Варвиной, однако, как и любой участник проекта, он получил свой бонус славы. Сейчас я могу сказать, что весь негатив, который идет с его стороны, например Рима Пейнджиева, которая легла в больницу с аппендицитом, то он как внештатный сотрудник желтой газетки написал о том, что Рима более гонореей. Мы выяснили это потом. Естественно его месть Риме отразилась на всех участниках проекта стали снова задавать вопросы, что там у нас разврат и т.д. Я сидел в тюрьме и знал, что можно ожидать от своих сокамерников, а этот человек не предсказуем, у него нет четкого характера, он блуждающий человек. Один раз я помню, когда я его побил, после этого приехала моя мама на проект, и он так заливал ей, рассыпался в комплиментах, так что потом я моя мама говорила – Леша такой хороший мужчина, зачем вы ссоритесь?
                    Мой первый роман на проекте состоялся с Натальей Варвиной. Прошло три дня, и я за три дня создал пару с Натальей, и мы стали с ней заселяться в вип-домик. Моя физиология требовала как можно скорей женской ласки, конечно, я испытывал к ней симпатию, но вот любовь… Любовь словно осталась в прошлом. Через неделю мы заселились в вип-домик и стали жить вместе, правда не долго, всего лишь один день. Мы просто не подошли физически друг другу. Когда мы первый раз занимались с ней сексом, мне разгоряченному долгим отсутствием женщины она показалась холодной как лед, словно это была ее какая то навязанная обязанность, а не чувства. Я оказался для нее слишком большим мальчиком, и это была последняя ночь. Она была холодная, и казалось в ее закрытый мир не может войти мужчина, словно ее мир был чем-то отдельным. Мне показалось, что мужчины ее не интересуют. Я собрал вещи и ушел от нее. Конечно, из этого раздули историю, как сама Наталья, так и некоторые другие участники проекта. Мне было смешно, якобы я ей повредил что то там, вплоть до того, что ее повезли в больницу. Любая здравомыслящая женщина, которая идет по желанию в постель с мужчиной поймет, что это просто психология и обман. Она психанула, позвонила продюсеру и сказала: «Адеев меня изнасиловал». А потом Наталья Варвина поехала в больницу и говорила что ей что-то зашивают, как будто она рожала крупного ребенка, а не занималась любовью. К Наталье на проект пришел мальчик Тарас Гугли –Мюллер. Самое интересное в том, что всех этих разговоров я не знал, они про проходили за моей спиной, видимо я заслужил репутацию страшного человека на проекте.
                    Я в это время стал ухаживать за Яной Зимит. И все шло легко и просто. Но вот как-то была вечеринка в городе, и там Тарас мне стал предъявлять какие-то вещи. А я не понимал даже, что мне говорят, и помнил только что продюсер как-то попросил меня:
                    – Алексей, давай без драк, потому что зрители и так настроены негативно, а тут ты еще будет драться.
                    А Тарас стал доставать и провоцировать меня, но я дал слово, и сдерживался очень долго. Он отвел меня в сторону и говорит:
                    - Зачем ты изнасиловал Наталью Варвину?
                    На меня словно ушат воды вылили, и я стал звонить Наталье:
                    - послушай подруга, что ты тут наговорила про меня?
                    Она плакала, и начала говорить, что она никому ничего не говорила, в конце концов, она поделилась этой новостью с Надеждой Ярмаковой, а это человек который «могила», скрывать информацию будет только 1,5 часа, потом будет знать весь проект. Надежда Ярмакова, переиначила все, и создала совсем другую историю. Хотя надо быть совсем недальновидным и глупым человеком, чтобы так не понимать людей. Хотя Наталья таковой не была. Я вспомнил как мы расстались с Наташкой, разочаровавшись в ней окончательно я сказал ей в шутку:
                    -Наташ, может, пососешь?:
                    Она взорвалась:
                    - я что тебе миньетами буду строчить…?
                    Она разозлилась, на самом деле она просто не интересовалась мужчинами, но спала с ними чтобы просто не выгнали с проекта, то чтобы она гетеросексуальна.
                    На вечеринке, я стал объясняться с ребятами и объяснил им, что насилие это угловка, и странно что они так не серьезно к этому относятся, а я таким не увлекаюсь.
                    Однажды Расторгуев говорит мне по громкой связи:
                    - Лешь выйди в городок в 12 ый домик, тут Наталья Варвина с тобой хочет поговорить.
                    Я подумал, что она будет говорить про дружбу. Но то, что она мне сказала, повергло меня в шок:
                    - Лешь, у нас тут на проекте строят любовь, мы с тобой две яркие личности, и если мы с тобой построим пару, то выиграем все призы, и дом. Ты оставь Яну Зимит, и мы сможем заключить сделку, жизнь на проекте будет для зрителей, а за пределами у каждого будет своя жизнь.
                    Для меня это было неожиданностью, во-первых, Наталья общалась с Яной, во-вторых, я не играл, просто жил. И я сказал:
                    - Наталь, давай прекратим этот разговор, и если ты хочешь, остаться со мной друзьями, не будем больше возвращаться к этому. Я начал строить взаимоотношения с Яной, и это будет просто предательство.
                    Видимо эти понятия были не знакомы Наталье:
                    - зря,… потому, что у тебя будут неприятности.
                    Конечно я игрок, игрок в шахматы, и мне предлагали открытую партию на людях. Это было не разумно. Наталья это такая всезнайка, умная, и продвинутая, очень хорошо рассчитывает ситуации, так же как и я, но в отличие от меня она делиться своими мыслями с окружающими, и в результате возникают нелепые ситуации, когда над ней смеются. И я это знал, я улыбнулся ей и ничего не ответил.
                    Как-то Яна Зимит пригласила меня на дружеское свидание, а она встречалась до этого с Геннадем Джикией. Ей все ребята давай названивать и рассказывать какой я зверь и подонок. На самом деле мы очень хорошо пообщались, попили коньяка, и просто уснули, без всякого секса. Утром ей звонили практически все, спрашивали как ее здоровье и т.д. Мы когда приехали, попали на лобное место, и я задал вопрос Наталье:
                    - Наташ, ты говоришь, что я тебя изнасиловал, ты расскажи, как это было то?
                    Она начала оправдываться, в результате ребята поняли, насколько нелепы были ее обвинения, к тому же Яна прокомментировала:
                    - я пила с Адеевым всю ночь коньяк и никаких садистских наклонностей не увидела.
                    - Наталь я понимаю, что ты обиделась, но зачем так подло со мной поступать?
                    Вопросы остались без ответов, да и мне на самом деле они были не нужны.

                    Даже сейчас не могу с полной уверенностью я сказать, что я был инициатором сближения с Яной Зимит, и даже близкого знакомства с ней знакомства, потому как у нее был молодой человек на проекте Геннадий Джикия, и она жили в городских квартирах. Но после того как я пришел на проект их отношения с Генной сошли на ней. Причиной был я, но это я выяснил потом, так как причина была в Яне. В один прекрасный день мне позвонила Яна с города:
                    - Лешь, мы собираемся устраивать вечеринку в городской кафе, и я знаю что ты пишешь стихи и у тебя есть песни, может быть ты мне что-то дашь из стихов? Давай я приеду, и мы стобой обсудим это.
                    Я согласился, но в тот момент, я не думал даже что у нас могут возникнуть какие то отношения. Когда Яна приехала, я взял свои тетради со стихами и песнями и стал выборочно читать, что там может подойти под эту вечеринку. Я читал стихи, и читал ей около часа, и увидел, что ее начал утомлять, и я понял, что она приехала с другой целью, пообщаться со мной, а не за стихами. После прочтения стихов мы поговорили и неплохо поладили. Когда я выходил из комнаты, она сказал вслед:
                    - У меня сегодня у сестры День рождения, не хочешь вечером сходить со мной на день рождения.
                    Я подумал, и мы только что расстались с Варвиной, и отказался:
                    - Ян извини, я не могу пойти на день рождения.
                    - ну не можешь, так не можешь,
                    Позже она рассказала, что после моего отказа, ей было не комфортно, и она уехав в город и плакала.
                    Прошло какое-то время и я решил ей позвонить и пригласить на свидание в город. Она согласилась, но продюсер Михайловский сказал, что мы вас не можем отпустить, так как все отношения, которые происходят между участниками, должны быть показаны телезрителям, так как мы именно, это показываем телезрителям. Но я настоял:
                    - Мы просто едим на свидание, но потом все будем обсуждать перед камерами.
                    На свидание нас отвозил Расторгуев. Было поздно вечером, и по пути он расспрашивал меня о моих планах, что я собираюсь делать, на самом деле большого интереса Расторгуев не испытывал, а задавал эти вопросы для галочки. Саша привез меня на место встречи, я вылез из машины, и меня ждала Яна, мы сели в машину и поехали с ней. Мы поехали на Воробьевы горы. По дороге она спросила, где я останусь ночевать, я ответил, что я в принципе останусь у друзей, они меня ждут, на самом деле меня никто не ждал. А что мы сюда приехали? Я был тут тысячу раз, давай возьмем бутылочку коньяка, и посидим на природе.
                    Зачем на природе, давай ко мне, правда у меня подружка живет
                    Ничего страшного.
                    Ты точно решил поехать к друзьям?
                    - в принципе мне и ехать некуда было.
                    Мы приехали к Яне, она накрыла на стол быстро и мы сидели с ней просто разговаривали и пили коньяк. И в этот момент ей позвонила Надежда Ермакова и сказала:
                    - Яночка ты будь осторожней, вспомни, что он с Натальей сделал…
                    Яна мне это не сказала, мы смеялись, разговаривали,
                    Потом я ей говорил, что когда мы пили сидели коньяк, я наливал ей, и думал : «поскорей бы она напилась и мы бы спать пошли»,ну я так и поняла, что у тебя такие мысли были. Пошли мы спать в 6-ть утра, она мне постелила на раздвижном диване, а она спала рядом со своей подружкой Светкой. Диван стоял рядом с кроватью и было ощущение, что мы спим все на одной кровати, мы пообнимались, поцеловались, но на этом наше официальное знакомство закончилось. Все звонили Яне, проблема была в том, что Яна на свидание со мной уехала, не сказав ничего Гене, с которым она официально жили вместе на городских квартирах. Она говорит, сейчас мы приедем на проект, и все начнут говорить как это аморально….
                    Тогда я сказал:
                    - ну, хочешь я приеду в городские квартиры, и мы будет мы жить втроем, пока не выселим Генку.
                    Позвонил продюсерам, и они согласились, ведь это в какой то мере экшен. Я собрал свои вещи, и переехал с поляны в город жить в квартиру Яны. Гена был возмущен поступком Яны, но ничего с этим не могу сделать, кроме как набрасываться на меня со словами, но и я был связан по рукам, так как дал слово не драться. Я терпел, но Гена не только на меня набрасывался, но и стал оскорблять Яну. Для меня такое правило не приемлемо, он заметил, что на его оскорбления в мой адрес, я не реагирую, но реагирую на то, когда он оскорбляет Яну. Он стал подленько, пока меня нет, доводить Яну до слез, и я видел результат – плачущую Яну, и был уже готов его побить. На самом деле он было как капризный подлый ребенок. Хотя со своей стороны я не всегда хорошо поступал в любовном треугольнике, в рамках шоу, чтобы побольнее сделать Генке, делая в основном на эмоциях, но потом когда остывал, анализировал это, и старался не поступать больше так. В конце-концов, мы попилили квартиру, мы жили с Яной в одной части квартиры, а Гена в другой. В конце он стал приводить подружек и друзей по ночам. Было очень смешно, ситуации были комичные, скандальные из-за бытовухи. Например, мы составили график уборки квартиры, и конечно сталкивались из-за этого, в конце концов, мы решили сбежать из городской квартиры на поляну, но Гена нас опередил на один день. Мы вернулись на проект в старый большой дом, и поселились в комнату Солнца, я ей предварительно позвонил и получил согласие. В первый месяц у нас с Яной было все замечательно, мы не замечали никого и ничего, можно сказать просто не вылазили из постели.

                      Оффлайн Ксюшая

                      • Сообщений: 22642
                      • Репутация: 4570
                      • Адрес: Тут я
                      17:07:2010, 18:55 »
                      // доработать//

                      . Когда я жил с Яной Зимин в городских квартирах, Яна поехала по делам а я сидел и занимался с компьютером, по громкой связи я услышал голос, обычно это говорит аппаратная, но вдруг голос сказал:
                      - Алексей, здравствуйте
                      - Здравствуйте,
                      - Авы меня узнали?
                      Я не понял сначала что это голос Аленки:
                      - Если хотите узнать, то спускийтесь вниз,
                      Тут я ее узнал.
                      Я спустился в низ в аппаратную, а там стояла она, это была первая встреча после того, как она приезжала в колонию. Мы с ней обнялись, долго разговаривали, я расспрашивал ее о личной жизни, она ответила, что у нее все хорошо, она собирается выйти замуж, и что она больше не хочет связываться с проектом, мимо проходил Михайловский:
                      - Аленка, не хочешь вернуться к Алексею на проект?
                      - А что вы можете предложить?
                      Это скорей всего была тактичность, чем настоящий интерес. Мы обменялись телефонами и стали общаться, но наше общение с ней прекратилось, когда я ушел с проекта, и моя девушка Ксюша, попросила удалить ее из списка моих друзей в одноклассниках, что я и сделал, она же написала единственное сообщение – Адеев, что за детский сад. Мы с ней расстались так как Ксюша была за мужем, у ней все было замечательно,

                      Отношение на проекте с Яной первый месяц были про замечательны, но потом, когда мы привыкли друг к другу, отношения стали меняться. В тот момент, когда человек тебя изучил, ты знаешь его как духовно или физически, то происходит привыкание и отношения начинаются как обыденные, как должные. У нас стали возникать небольшие ссоры, которые потом стали превращаться в большие. Мне стали надоедать ее капризы, так как я понял, что Яна привыкла общаться с другим типом мужчин, которые потакали ей во всем и всячески выполняли ее прихоти, хотя я старался сглаживать некоторые ситуации, хотя и сам был иногда провокатором в каких то наших конфликтов, это все копилось до первой серьезной ссоры, но всегда после ссоры, наступает момент примерения, и у нас они были как у всех. После примерения проходило несколько дней и опять наступали ссоры, жизнь стала черно белой, то ссора то примерение. Потом я почувствовал, что Яна стала холодней ко мне. С ее стороны стали придирки, как будто я ее обманывал в каких то простых вещах. И это стало для меня серьезным ударом, так как это было всегда на людях, и редко было когда мы решали ситуации вдвоем. И стал складываться мой имидж сатрапа и душегуба, который бьет Яну, хотя этого не было ни разу, мы, конечно, устраивали потасовки, например, выталкивали друг друга из квартиры. На лобном месте или Яной или Ксенией Собчак, стали демонстрироваться синяки и комментарии в мой адрес, и говорилось какой я плохой. Шоу режиссировалось, например, Яна по команде начинает плакать. Меня например вызывали и говорили, Леша, может вам расстаться, мы тебе выберем другую девочку, например на кастинге сам выберешь. А ей говорили совсем другое, чтобы она старалась сохранить наши отношения. Как то за периметром я решил поговорить с Яной, и сказал ей:
                      - Яна, я говорил с продюсерами и мне говорят, чтобы я расстался с тобой…
                      - Леша, а мне как разговорят другое, чтобы я была к тебе внимательной, чтобы старалась сохранить отношения…
                      Тут стало очевидно, что продюсеры не только ставят проект, но и пытаются режиссировать отношения между участниками. И в один момент мы пошли вдвоем к Михайловскому и сказали:
                      - как понимать ваши слова, мне вы говорите одно Яне другое? И как понять ваши слова что вы уважаете и любите участников проекта
                      Михайловский стал отнекиваться:
                      - ну если мы режиссировали ваши отношения, то вы давно бы уже распались, мы говорим только то что вы хотите слышать.
                      В дальнейшем я стал игнорировать их комментарии и видимо благодаря этому наши отношения с Яной сохранились с полгода. Так как я стал анализировать и свое поведение и еей, и старался защзитить отношения. Но в последствии давление всетаки сказались на наши отношения. Я стал часто выезжать в город без Яны, встречался со своими друзьями, отдыхал. Иногда пропадал на несколько суток, и возвращаясь на проект слышал комментарии, что например я отсуствовал и пил несколько дней. Так я пропал два-три раза на сутки и на лобном месте все сделали вывод что я алкоголик и пьяница. На самом деле, мне просто надо было отдохнуть от шоу и просто было необходимо пообщаться искренне с другими людьми, где мои слова и меня могут нормально выслушать, без поправок на шоу.

                      Но на проекте мне в лицо никто ничего не говорил, я склоняюсь ко мнению что меня просто боялись, хотя хочется думать что это уважение. Я старался высказываться только по делу, по факту, и мое мнение было весомым в обществе домочадцев. Очень много было не состыковок у ребят, в их поведении. Я видел это, запоминал все окружающее и мог четко показать в том числе на лобном месте то, что они забыли. Цельность позиции очень шаткая была у многих участников. Видимо дело в присобленчистве или отсутвии опыта. Были иногда такие моменты, я прошу ребят проголосовать ребят за меня с Янкой, чтобы выселить девушку – Ольгу Бузову, которая живет одна в большой комнате, и мы с Янкой хотели туда заселиться. В результате я подхожу к Алексу, говорю, мне не хватает одного голоса, ты проголосуешь за меня, он соглашается а на лобном месте голосует за Ольгу Бузову. Это не в отместку, просто Алекс слабый человек который не мог мне дать отказ в лицо. Некоторые ребята жили только мыслями продюсера. Очень часто в приват общении продюсеры стали говорить ребятам о том, чтоони дадут иммунитет на голосование и т.д. Иногда мне ребята часто говорили, что они будут голосовать против меня на лобном месте, но в результате не набиралось больше 2-3х голосов.
                      - Пожалуйста говорил я, но никто не выгонял меня.
                      Был один курьезный случай, я как то пропал на всю ночь из города, тусить на пляж летом, и где то в час дня звоню водителю, приедь за мной я на супер пляже нахожусь. Водитель приехал за мной, и у меня было такое настроение чтобы уйти из проекта, и стал собираться вещи, в этот момент должно было начаться лобное место, и все сидели ждали меня. И Ксюша Бородина, пришла и говорит:
                      - Леша, пошли мы тебя ждем.
                      - Ксюш, я ухожу с проекта…
                      Они взяли спрятали мою сумку, в конечном итоге я пошел с Сашкой Гобосовым в магазин, сказав:
                      - мне надо подумать минут 10-15.
                      Когда я вернулся все возмущались, так как это было первый раз, когда участника ждали на лобном месте ждали минут 10… осудили меня практически все, даже старенькие участники, и я понял, что в какой то мере я дорог проекту.
                      Вернулся на поляну, к тому моменту мы с Яной стали жить раздельно, я жил в мужской спальне. На проект пришла Ольга Русецкая, она мне показалась позитивным человеком, мы просто общались с ней, и даже ночевали один раз в месте, но все сделали тут же выводы, что мы сделали это специально, чтобы досадить Яне, чтобы она поняла, что я ей не нужен, в общем обсуждение интриги местного масштаба. Однако, разве только это является истинным мотивом общения между людьми. После этого мы с Яной окончательно расстались. Определяющим моментом был конечно Янин день рождения. Я помогал организовывать этот день рождения у мужа сестры Яны в ресторане, присутствовали и ее друзья, и участники проекта, и после 19 сентября мы расстались с ней. Получилось так, что прошел день рождения, и вроде было все хорошо, даже моя сестра приезжала Людмила З… Праздник был в самом разгаре, когда в 3 часа ночи я выпил немного виски, и мы договороились с Муратом, с парнем Янкиной подруги, что поедим в Арарат Хаят в гостиницу, поиграть немного в бильярд, Янка согласилась со мной, но сказала:
                      - отвези меня домой,
                      Я повез ее, по пути она устроила истерику:
                      - я не хочу тебя отпускать, вы там опять будите с девками
                      - Ян, там будет только твоя подруга…
                      По приезду, она села и просто забила на меня, став считать подарочные деньги, и в этот момент меня просто захлестнуло отвращение к ней. Я ушел. Потом позже мы сумели преодолеть свои эмоции и сегодня друзья, главное преодолеть эмоции, которые мешают нормальным отношениям. Практически с 19 сентября мы не общались, она например, стала флиртовать с Кузиным Женей, и мне это было не приятно. Наверное это тоже подтолкнуло меня к Русецкой.
                      Продюсеры были очень рады этому, поощряли и утешали меня тем, что я могу выбрать девушку на кастинге. Но у меня было большое желание уйти из проекта, что в скором времени я и сделал.

                        Оффлайн Ксюшая

                        • Сообщений: 22642
                        • Репутация: 4570
                        • Адрес: Тут я
                        17:07:2010, 18:55 »
                        // Михайловский

                        11 мая …. Года мы отмечали день рождения 4-х проекта, у нас был праздник с салютом, выступал Меньшиков. Продюсер Михайловский Алексей немножечко выпил, потом еще немножечко выпил, в конце концов запись мероприятия мы начали в 22-00, в общей сложности оно у нас  продлилось до 6-ти утра, так как Алексей Николаевич напился, и каждый дубль пел песнью Мои Волосатые Ляжки, и приставал к девчонкам, чтобы потанцевать, он пару раз стал приставать к Яне, но натолкнулся на мой взгляд, отстал. Потом стал приставать к девушке Саше Харитоновой - Меньшикова, и стал стоять на колени перед ней, говорить о том, что ее озолотит… что сделает ей любой рекламный проект и т.д. В общем вел себя не хорошо, в общем разнузданный пожилой мужчина с похотью в глазах. Потом пленки были удалены, и это конечно не показывалось.Алексей Михайловский является продюсером дома 2 с самого первого дня его основания, через эту кузнецу звезд на доме 2 прошло очень много молодых ребят и девушек, и со всеми он находил общий язык, это конечно потрясающее свойства характера. Но после 5 лет пребывания на проекте, и та жизнь, которую он там вел стала его характером, интриги, развалы пар, проектирование проекта втянуло его, и он стал этаким серым кардиналом. Мне кажется, что до проекта он был другим человеком. Очень странно, когда реальная жизнь стала одним – шоу. Я очень часто общался с участниками проекта и никто не смог сказать доброго слова в их адрес. Даже в мою бытность касаемо заработной платы, а это коснулось каждогоу частника проекта, сумма, когда получали на руки в конечном итоге стала в разы меньше. И каждый раз, приходя разбираться я слышал одно и тоже:
                        - Леша это только этот месяц, а следующем, будет все нормально.
                        Но и в следующий месяц это не наступало. Заработная плата исчислялась раз в 100 дней, и это тоже накладывало свой отпечаток, так как фактически у участников, которые живут под софитами, и не имели фактически ничего.
                        Когда я ушел с проекта, как то Михайловский мне позвонил и говорит:
                        - Леша мы тебя буквально дали шанс после тюрьмы на реальную жизнь… Если ты не вернешься тебя через пару месяцев посадят… и ты будешь сидеть там всю жизнь.
                        Он не хотел чтобы я уходил с проекта, но это был мой выбор и видимо подходы ко мне надо было искать иные, в тот момент он стал мне про отвратительным, так как пугать человека тем, где он сам ни разу не был, может только подлый и очень слабый человек.
                        На проекте было много таких случаев, когда ребят застукивали за употреблением наркотиков, хотя и в самом начале проекта Михайловский знал, что некоторые ребята покуривают план и гашиш.
                        Всем наверное будет интересно, почему покинул проект Роман Третьяков, вроде бы бы бех таких веских причин. Как то очередной раз выезжая с поляны, Рома Трерьяков тусил в каком то клуюе, в каком точно я не знаю, и с друзьями он накурился в туалете, и этот момент сняли этот процесс на камеру мобильника. И я даже «не знаю как», но это видео попало к Михайловскому, как раз в это время шла акция Дом – 2 против наркотиков, а тут такой случай Роман курит гашиш. И Михайловский зная, что если это видео попадет в Интернет, это будет сильным ударом для Дома 2, и это даст дополнительную почву для разговоров, поэтому он вызвал Романа Третьякова и сказал:
                        - у тебя сутки, чтобы придумать, почему ты покидаешь Дом 2. А ты его покидаешь.
                        В последствии в дальнейшем Михайловский предлагал ему вернуться, но Рома, он очень принципиальный и он отказался.
                        Эту историю мне рассказал Степан Мешиков. Многие участники покинули проект таким же образом, как и Роман Третьяков, в последствии покинул проект аналогично Степан Меньшиков. Как-то в доме 2 ввели анализы на наркотики, для тех, кто возвращался из города. Как-то Мишу и Тараса остановила милиция, и нашли у них таблетки, в конечном итоге их отмазали, но когда они приехали на поляну, собрали лобное место и голосованием ушли с проекта Миша и Тарас. Конечно, причина не озвучивалась в эфире, но причина именно эта. Многие участники примерно 50% курили наркотики. Так как этих участников набирали из народа, то фактически это отражает соотношение употребляющих наркотиков.
                        Чуев был неоднократно предуапрежден, и когда у Андрея была свадьба, ему сказали, что после свадьбы ты уходишь.
                        Однажды, когда я уже покинул проект я с друзьями поехал в Сэт, один друг у меня в тсо работает охраняет первых лиц государства, и два гаишника. И тут звонит мне Меньшиков, мы подъезжаем, стоит Меньшиков и патруль:
                        - в чем дело?
                        - да вот накурились и хотели бутылку сбросить
                        Мы их отмазали, как могли.
                        Потом они благодарили нас. Саша Харитонова и Меньшиков им поставили условия:
                        - уход с проекта.
                        На лобном месте Степан позвал Сашу уйти с проекта, но с продюсером Саша договорилась что вернется.
                        Точно также Проскурин употребляет наркотики. Ребята знали, что Михайловский сам употребляет наркотики, и думали, что он их поймет, так как он сам такой же. Потом Михайловский бросил наркотики, а ребята отказаться не смогли.
                        Мне конечно тоже много вопросов задавал Михайловский, и он спрашивал про наркотики употреблял ли я. Я ответил ему, что с детства общался с теми, кто курил или кололся, но с 15 лет понял что это не мое, я конечно люблю посидеть в теплой компании и выпить водочки или вискарика, но не наркотики. Печально сейчас смотреть на тех, кто связывается свою жизнь с наркотиками, и думают что это круто, я видел и в жизни и очень много в тюрьме, когда люди ради наркотиков продают себя, отрекаются от родителей и т.д. Я бы ввел смертную казнь для тех, кто распространяет наркотики. Но в нашем государстве это не возможно, люди не ценят свою жизнь. Видимо, в этой стране нужна диктатура, у нас ведь все доступно от наркотиков до пива, которые употребляет даже школьники. Кто это может остановить? И как уберечь будущее страны от этого.

                          Оффлайн Мамаду

                          • Сообщений: 16
                          • Репутация: 1
                          22:12:2010, 15:08 »
                          А где вы нашли-то книгу его не опубликованную?

                            Оффлайн Ксюшая

                            • Сообщений: 22642
                            • Репутация: 4570
                            • Адрес: Тут я
                            22:12:2010, 15:36 »
                            А где вы нашли-то книгу его не опубликованную?
                            Эрика выкладывала на на одном из сайтов