Сейчас на сайте
IT-образование
Чем заняты дети в телефоне и как это контролировать? Разбираемся на примере случая с витебским школьником
Все о детях
Где в Беларуси показать животных ребенку? 8 зоопарков, о которых вы могли не слышать«Иногда бывает бардак, это правда». Должно ли волновать соцслужбы, насколько чисто у нас дома?С рейтингом выше 4,5. Выбрали пять детских стульчиков для кормления, которым доверяют родители«Старалась держать с ребенком дистанцию». Каково это — работать в семье няней«Суровые северные развлечения». Посмотрите, как дети катаются на байдарках в затопленных парках
Ребенок и школа
В минскую школу приехала милиция и забрала мальчика. Узнали, что случилось
Протесты
Видеофакт: сотрудники в форме задерживают женщину, рядом кричит ребенок. Что говорят в милиции
Все о психологии
Женщина с ребенком или двумя детьми, до 40 лет. Как выглядит жертва домашнего насилия в Беларуси
Беременность и роды
Соседка решила выносить ребенка для бесплодной пары. Самое удивительное произошло потомАмериканка родила ребенка-гиганта и показала, как он выглядит спустя годы
Дети до 3 лет
Как без истерик отвести ребенка в детский сад. Советы детского психолога

«Погладит по лысой голове и скажет, какая я красивая». Белоруска 10 лет борется с раком и в ремиссии родила сына

11 марта 2021 года
1

11 лет назад Анна Король планировала ребенка, но после операции по удалению кист на яичниках ее срочно направили в онкодиспансер, где врачи озвучили страшный диагноз — пограничная злокачественная цистаденома третьей стадии (рак яичников). После этого Анна прошла четыре курса лечения и столько же раз слышала слово «ремиссия». Сейчас она снова борется с раком. Несмотря на болезнь, белоруска родила сына, отвела его в первый класс и верит, что когда-нибудь будет заботиться о внуках.

Источник фото: Мария Владимирова

«Просила удалить все, только бы выжить»

Анне было 23 года, когда они с мужем запланировали рождение ребенка, но год попыток не принес результата. Минчанка решила обследоваться, и врачи обнаружили у нее на яичниках кисты. Медики порекомендовали сделать операцию.

— Кисты есть у большинства женщин, и они не представляют большой угрозы здоровью, — поясняет Анна. — Но в моем случае они мешали наступлению беременности, поэтому я согласилась на лапароскопическую операцию по их удалению (метод хирургии, при котором операции на внутренних органах проводят через небольшие отверстия — прим. Ред.).

Никаких неприятных симптомов или проблем со здоровьем белоруска не замечала, поэтому когда ее срочно направили в онкологический диспансер на обследование, это был настоящий шок. Диагноз «пограничная злокачественная цистаденома третьей стадии» оказался полной неожиданностью.

—  До этого я чувствовала себя абсолютно счастливой, мы с мужем хотели завести ребенка. Казалось, жизнь только начиналась… И тут такая новость! Земля полностью ушла из-под ног. Тогда я знала об этой болезни только то, что от нее умирают и очень быстро. Это сейчас я понимаю, что рак лечится. Но тогда я не могла собраться: просто рыдала и не понимала, что делать дальше.

Для врачей лечение этого вида рака — обычная практика. Они предложили сделать Анне операцию по удалению опухоли на яичниках.

— Перед операцией ко мне пришла доктор-хирург и спросила, на какой объем операции я согласна. Я плакала и просила удалять все: мол, никаких детей я уже не хочу, только бы убрать всю гадость из моего организма и жить. Она выслушала меня и ушла. Именно во время операции ей пришлось принимать непростое решение — удалить яичники целиком и лишить меня возможности стать матерью либо попытаться сохранить их часть и дать мне шанс на материнство. Хирург выбрала второе, и каждый день я благодарю ее за решение, которое она приняла.

После операции белоруска прошла комплекс из шести химиотерапий. Переносить лечение было непросто, делится Анна. Это стало настоящим испытанием.

— У меня полностью выпали волосы, а после каждой химии сильно тошнило и болело все тело. Это состояние даже трудно описать: чувствуешь себя овощем, даже мозг очень плохо функционирует. Мне казалось, что я просто страшный умирающий урод…

Со временем Анна постаралась взять себя в руки, начала читать литературу о своем диагнозе и искать ответы на вопросы, которые постоянно возникали в процессе лечения. По словам белоруски, врачи обычно не очень многословны и редко дают какие-либо прогнозы. А неизвестность пугает больше всего.

Через пять месяцев после начала борьбы с болезнью у Анны наступила первая ремиссия.

— Когда ты слышишь это слово, дышать начинаешь глубже, слезы текут по щекам от счастья, и ты понимаешь, что все мучения были не зря!

Источник фото: Мария Владимирова

«Беременность прошла легко»

Постепенно жизнь Анны возвращалась в обычное русло. Через год врачи разрешили девушке планировать беременность. Страшно не было совсем, говорит мама.

— Мы с мужем очень ждали этого момента. Подготовка была очень серьезной: с замерами базальной температуры, подсчетом нужных дней и выбором «правильных» поз. И все сразу получилось. Нашему счастью не было предела.

Абсолютно легко протекала и сама беременность. Единственное, что омрачило настроение Анны, — это грубое отношение врача на плановом обследовании.

— Меня направили на консультацию к онкологу в Боровляны. И доктор начал кричать на меня: почему мне не удалили все женские органы во время операции? Говорил, что ни я, ни мой ребенок можем не дожить до родов и что если у меня будет девочка, то скорее всего я обрекаю ее на онкологию. О тактичности этот врач, видимо, ничего не слышал и стресс беременной обеспечил в полном объеме. Я рыдала и думала: «Как? Все? Мы умрем с моим ребенком?»

Анна решила посоветоваться с хирургом, которая делала ей операцию по удалению опухоли, и врач успокоила будущую маму:

— Она сказала, что нет повода для беспокойства, и все идет по плану. В 2010 году хирург сохранила мне возможность родить ребенка, а в 2012 она наблюдала меня после кесарева сечения. Она и сейчас всегда рядом, когда мне нужна помощь.

«Когда рак вернулся, хотелось отказаться от лечения»

После рождения здорового мальчика Анна окунулась в радости материнства. Первая ремиссия продлилась пять лет. Но рак вернулся снова.

— Новость о рецидиве было очень страшной, ведь за пять лет я полностью отпустила мысль, что болезнь может вернуться. А она вернулась, и с ужасной силой на меня нахлынуло понимание того, какой трудный путь лечения вновь предстоит пройти. Если честно, было желание отказаться от всего, но… у меня есть сын, и на тот момент ему исполнилось всего 2,5 года. Я понимала, что нужна ему, а значит, должна бороться. Я очень хотела отвести его в первый класс.

Источник фото: Личный архив

После операции по удалению опухоли на яичниках и очередного курса химиотерапии болезнь отступила. Но каждые три месяца во время ремиссии белоруска должна была проходить полное обследование, чтобы не пропустить опасные симптомы. Это всегда сильный стресс, объясняет Анна. 

— В эти дни страх и тревога зашкаливают. Очень страшно услышать, что болезнь вновь вернулась. К этой новости невозможно привыкнуть, сколько бы раз ты это ни услышал.

Вторая ремиссия продлилась всего полтора года. Анна снова прошла через операцию и курс химиотерапии, и болезнь отступила на полтора года.

— Если ремиссия длится более года, лечение считается эффективным, и схему не меняют. Но, столкнувшись с болезнью в третий раз, я решила обратиться за помощью в Израиль. Там тактику лечения поменяли: сначала провели курс химиотерапии, а через полтора года — операцию и повторный курс химиотерапии. Необходимой суммы, чтобы поехать на операцию в Израиль, у нашей семьи не было, и мы открывали благотворительный счет для сбора денег. Я очень благодарна всем неравнодушным людям, кто помог мне и подарил еще один шанс.

Несмотря на усилия медиков, четвертая ремиссия продлилась всего год, и в октябре 2020 года Анна снова начала лечение — уже в Беларуси. Сейчас онкология проявляет себя на органах брюшной полости и таза. Врачи свои прогнозы не озвучивают, но на промежуточном обследовании по УЗИ очагов опухоли не было обнаружено. Анна ждет следующего медобследования после последней химии, которое покажет, наступила ли ремиссия. 

— Постоянно появляются новые методы лечения, поэтому очень важно выиграть время, а потом, я верю, можно будет излечиться навсегда. 9-го марта у меня закончилась последняя химиотерапия из комплекса, после начнется гормонотерапия. Это новый метод, который, к счастью, мне предложили.

«Я поняла, что каждый день бесценен»

Анна не скрывает свою болезнь от близких и знакомых, пишет об этом в блоге и даже сыну старается объяснять все как есть с раннего детства.

— Такое сложно скрыть. Да и зачем? Ребенок видит, что происходит что-то такое, чего он не понимает, и если не объяснять ему этого, тревога будет только нарастать. Я говорю сыну, что болею и эту болезнь сложно вылечить, но я приложу все усилия, чтобы выздороветь. И он понимает и поддерживает меня. Когда мне плохо после лечения, сын и пледом накроет, и воды принесет. Бывает, погладит по лысой голове и скажет: «Мама, ты такая красивая!»

Источник фото: Александра Зноско

После лечения Анна, как правило, долго восстанавливается, в эти сложные периоды ей помогают муж и родители.

— Я знаю, как они волнуются. На их плечи ложится много дел, которые я не могу делать во время лечения и восстановления: приготовить еду, убраться, отвести и забрать сына из сада, а теперь уже из школы, помочь ему с уроками. На время, когда я уезжала в Израиль, сын жил у бабушки с дедушкой, а муж работал.

Пройдя сложный путь в лечении, Анна убедилась, что ей очень повезло с мужем. Вообще поддержка близких людей играет важную роль для людей, столкнувшихся с онкологией.

— Я могу точно сказать, что сделала правильный выбор в жизни. За все время болезни я выглядела и чувствовала себя очень по-разному: прибавляла вес, теряла волосы, прибавьте к этому постоянные перемены настроения и тяжелое состояние в целом после лечения. Но от мужа я всегда слышала только слова любви. Он не уставал говорить, что я прекрасна, и не показал ни доли сомнения в том, что мы справимся.

Источник фото: Александра Зноско

Сталкиваясь с болезнью родных или друзей, люди часто теряются и не знают, как правильно себя вести. Как поддержать? Нужны ли слова сочувствия? По мнению Анны, очень важно не отворачиваться от человека и уделять ему внимание.

— Я часто замыкалась в себе в этот период, и мне меньше всего хотелось просить помощи. Но это не значит, что она была мне не нужна. Достаточно было просто приехать в гости и поболтать, погулять вместе или сходить в кино — это давало большой заряд сил. Когда лежишь под одеялом и тебе не хочется никуда выходить, очень приятно, если кто-то позвонит и скажет: «Так, сегодня у нас с тобой планы».

Анна признается, что в ее жизни был момент, когда пришлось обратиться к психологу, но сейчас она уже справляется сама.

— Когда начинаешь борьбу с болезнью, очень сложно отвлечься. Это стресс, подавленность и миллион плохих мыслей в голове. И одновременно с этим тебе нужно принимать решения по лечению, обследованиям, вникать в стратегию, по которой предстоит лечиться. Постепенно я полностью включаюсь в этот процесс и даже строю планы. Как только после лечения ко мне возвращается способность двигаться и думать, я становлюсь очень активной. Например, иду на кулинарные курсы и учусь готовить муссовые десерты или прохожу курсы визажа для себя. Честно говоря, я столько всего уже запланировала, что времени катастрофически не хватает. И порой мне кажется, что так я убегаю от мыслей о болезни. Может быть, нужно остановиться и выдохнуть, поплакать и пожалеть себя, дать возможность пережить свой страх и накопившуюся от лечения усталость.

В любом случае жизнь уже никогда не будет прежней, говорит Анна. С начала болезни произошла серьезная переоценка ценностей.

— Я иногда смотрю на других девчонок моего возраста и думаю, как же это круто не знать все то, что приходится переживать мне. Быть уверенной в том, что когда-то тебе будет 40, а потом твои дети поженятся, появятся внуки, и, возможно, только после 70-летия ты начнешь задумываться о смерти. А я бегу каждый день, глубоко вдыхая жизнь. Пришло понимание, что важно, а что — второстепенно. Но самое главное — я живу сегодня и сейчас, осознаю, что каждый день бесценен. Я научилась этому, научилась замечать себя, свои чувства и эмоции в каждом моменте. И, конечно, я сделаю все возможное, чтобы увидеть внуков, как и мои ровесницы. 

Для связи с редакцией пишите нам в Telegram, Instagram или на почту editor@rebenok.by




Обсуждение
sherifa12.03.2021 в 1:06
Удачи Вам, Анна!
Обсуждают сейчас