Сейчас на сайте
Конкурсы и проекты
Объявляем победителей конкурса «Время перемен»
Все о детях
«Видели ту женщину, которая несется, как лошадь?» Как ребенок ускоряет нашу жизнь
Это интересно
6 правил поведения детей в интернете. Советует эксперт по IT-безопасности Вы могли не знать: какие права и обязанности детей прописаны законом?
Школьная жизнь
«Родитель несется сам и гонит своего ребенка». Сколько кружков под силу посещать школьнику? Чему на самом деле учит школа: подчинение, бесправие, эйджизм В школах просят личные данные детей и родителей. Это законно?
Спорный вопрос
Смеси только по рецепту? В России могут ограничить продажу заменителей грудного молока
Беременность и роды
Новый мировой рекорд: жительница Германии родила близнецов с разницей 97 дней Овуляция, признаки: как рассчитать и сколько длится ЭКО в Беларуси в 2019 году: где можно сделать, стоимость, льготный кредит
Личный опыт
5 советов, как выйти замуж за иностранца и не сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь
Новости компаний
Лучшие детские лагеря на летних каникулах 2019

“Было очень обидно". Как белоруска стала донором яйцеклеток для другой женщины

12 апреля 2019 года
94

В Беларуси могут сделать первую попытку ЭКО бесплатной. У этой идеи есть как сторонники, так и противники. Публикуем историю девушки, которая выступает против траты бюджетных средств на репродуктивные технологии. Она столкнулась с технологиями будущего, когда решила стать донором яйцеклеток.

 

Источник фото: pixabay.com
 

Уже не помню, когда я впервые увидела рекламу о наборе доноров ооцитов (яйцеклеток - прим. Ребенок.BY). Обсудила с мужем, он отнесся настороженно. Моральная сторона – ах, мой ребенок будет жить у чужих людей – меня не волновала. Все-таки именно сам процесс рождения делает женщину мамой, дальнейшая забота о ребенке. Сомнения вызывал факт медицинского вмешательства: как это отразится на здоровье в дальнейшем?



Мне казалось, что донором ооцитов стать сложно, поскольку в них практически нет необходимости. Но я быстро поняла, что ошибалась. Как два года назад, так и сейчас спрос превышает предложение. В одной социальной сети масса групп, где могут познакомиться доноры и реципиенты.

Изначально я планировала провести донорский протокол в России – там разрешено неанонимное донорство, да и Беларусь достаточно маленькая страна – не хотелось незапланированно встретиться c будущим ребенком.

Но потом, совершенно случайно, мне написала девушка из Минска. Я отправила свои фото и фото детей. Мне показалось, что ее все устроило, но затем она на время пропала. Через полгода она написала вновь, и мы договорились встретиться.

Поскольку для нее это был уже не первый протокол, анализы мы сдали по утвержденному врачом списку. Я немного волновалась во время встреч, побаивалась вмешательства – в особенности своего первого в жизни наркоза. Но реципиент всегда успокаивала: врач – просто светило, клиника – лучшая в Беларуси. Туда и именно к этому специалисту еще нужно попасть.

Все держалось на устной договоренности

Волновал меня и вопрос оплаты, что скрывать. В Беларуси запрещено неанонимное донорство, поэтому официально свои отношения мы оформить не могли. Все держалось на устной договоренности.

Когда для меня и моего здоровья наступила точка невозврата, сказать сложно. По мнению некоторых врачей, к которым я обращалась после – мне просто нельзя быть донором. Еще на момент сдачи первичных анализов выяснилась необычная особенность моего организма. Гормон, о котором я никогда не слышала и не имела ни малейшего представления – АМГ – повышен в разы. Попросту говоря, я девушка плодовитая.

Врача ничего не смутило, поэтому протокол был успешно проведен. Успешность его заключалась в 28 яйцеклетках. Все остальное стало полной неожиданностью и болью.
 

Источник фото: pixabay.com

После протокола я оказалась в реанимации

Я не могла и подумать, что через пару дней окажусь в реанимации. У меня произошел синдром гиперстимуляции тяжелой степени, осложненный асцитом (скопление жидкости в брюшине) и тромбозом. Спустя пару часов после попадания в больницу мне сделали операцию - с помощью специальной трубки через прокол во влагалище сливали жидкость из брюшины.

Сложнее всего было врать. На ходу выдумывать лживые истории о протоколе, о себе. Не знаю почему, мне было стыдно сказать, что я - донор. Я думала, что вызову этим признанием волну порицания и неодобрения. Я не хотела подставлять врача, думала, что проведу в больнице пару дней и отправлюсь домой. Но дома я оказалась только через три недели.

О таком исходе меня никто не предупреждал

Я достаточно долго лечила гиперкоагуляцию. Но, как оказалось, последствия были куда сложнее. После донации у меня был выкидыш на раннем сроке. Гематолог предполагает, что у меня антифосфолипидный синдром, возникший из-за больших доз гормона. Такую ситуацию спрогнозировать сложно, т.к. обычно дозы гормональной стимуляции разрабатывают для женщин с репродуктивными проблемами.

Если говорить о том, предупреждали ли меня о таком исходе, то нет. Доктор сказал, что у меня просто будут болезненные ощущения. Если говорить о юридической стороне вопроса, согласие на медицинское вмешательство со мной не подписывали.

Ни доктор, ни реципиент ни разу не позвонили мне и не написали. Это было очень обидно. Наивно, но обидно. Именно тогда я пришла к выводу, что для врачей и реципиентов донор – это яичники, которые производят яйцеклетки. Яичники, но не человек.

Решила добиваться возмездия

Оказавшись дома, я решила добиваться возмездия. По наивности отправила в клинику претензию, думала, что уж владелец-то возмутится той ситуации, которая сложилась.  Как я позднее узнала, владелец был возмущен. Но не вредом здоровью, а нарушением Закона о ВРТ и отсутствием согласия на медицинское вмешательство. Все-таки проблемы бывших пациентов – это проблемы бывших пациентов.

При встрече меня спросили про деньги. Да, я хотела денег. Много денег, настолько много, что было неприлично сказать. Поэтому я молчала. Говорить о перенесенной операции в больнице не было смысла. Кстати, вознаграждение за донацию ооцитов в медицинском центре мне так и не выплатили.

Мой бывший лечащий врач после моего обращения бросил мне в лицо с важным видом: «С вами договор не заключался, такой пациентки у нас не было и нет».

После изменений в Законе о вспомогательных репродуктивных технологиях двери медицинских центров распахнутся для еще большего количества пациентов. Оплачивать бесплатные ЭКО кто-то должен. И это будет бюджет, пополняемый прямыми и косвенными налогами.
 

Источник фото: pixabay.com
 

Как человек, столкнувшийся с обратной стороной частных  медицинских центров, оказывающих помощь в сфере репродукции человека, я выступаю категорически против траты бюджетных денег для бесплатного ЭКО, выступаю против неанонимного донорства.

Если частные центры калечат людей, пусть в первую очередь научатся нести за это ответственность.

Официально: неанонимным донором может быть только родственник

Мы изучили закон РБ «О вспомогательных репродуктивных технологиях». Согласно документу, донором яйцеклеток в Беларуси может быть женщина в возрасте от 18 до 35 лет, имеющая ребенка, не имеющая медицинских противопоказаний к донорству яйцеклеток и прошедшая медицинский осмотр.

Донор по отношению к пациенту может быть анонимным и неанонимным. Неанонимным донором может быть только родственник пациента (в отношении пациентки – ее родственник женского пола, в отношении пациента – его родственник мужского пола). Выходит, предварительное знакомство донора и реципиента, которые не являются друг другу родственниками, в Беларуси вне закона.

Если пациент выбирает анонимного донора, он должен довольствоваться сведениями из единого регистра доноров половых клеток. Это информация, не составляющая врачебную тайну: возраст, рост, вес, цвет волос и глаз, расовая и национальная принадлежность, образование, группа крови и резус-фактор.

Донорские половые клетки, полученные от анонимного донора, могут быть использованы только после их криоконсервации и прохождения карантинного периода, длительность которого составляет 6 месяцев.

Неужели донорство настолько опасно? 

Стать донором яйцеклеток сегодня активно предлагают в медицинских центрах Беларуси. Мы обратились за комментарием в женскую клинику EVACLINIC ivf, где вспомогательными репродуктивными технологиями занимаются с 2015 года. В среднем женщины за донорство яйцеклеток в клинике получают вознаграждение около 2500 рублей. Отдельно подчеркивается тот факт, что программа донорства анонимна. 

Директор клиники, врач акушер-гинеколог, к.м.н. Елена Новикова:

- В нашей стране возможны 2 варианта донорства. Неанонимное – при этом донором может стать родственник пациента, и анонимное донорство – при этом формируется так называемый «банк» яйцеклеток или сперматозоидов. Анонимные доноры у нас выдерживают инкубационный период: женщина сдает яйцеклетки, через полгода донора вызывают, обследуют, и только после этого выводят из инкубационного периода. Вся информация кодируется, есть специальная система шифрования, даже доктор не знает, от кого получены яйцеклетки. Таким образом знакомство донора и реципиента просто исключено.

Что касается осложнений для здоровья донора, да, риск есть, но он минимален. Наиболее возможным является кровотечение после пункции, риск не более 1% по общемировым стандартам (у нас было одно осложнение из 120 случаев). С гиперстимуляцией тяжелой степени мы никогда не сталкивались, и я сомневаюсь, что такие последствия возможны при донорских программах в Беларуси.

Дело в том, что для получения яйцеклеток мы проводим контролируемую стимуляцию овуляции, и ее финалом является введение специального препарата – триггера. В протоколе ЭКО обычно применяют препараты ХГЧ и именно ХГЧ (хорионический гонадотропин) является ключом к запуску симптомов гиперстимуляции. Самым главным принципом в профилактике гиперстимуляции является замена триггера – вместо ХГЧ вводят агонист ГРГ (гонадотропинрилизинг гормона) и тогда мы можем быть уверены, что никакой гиперстимуляции не будет.  По сути это профилактика гиперстимуляции.

После пункции яичники начинают уменьшаться, снижается уровень гормонов, и через несколько дней у  женщины начнется новый цикл. Про такие тяжелые осложнения, как асцит или тромбоз, при донорстве в Беларуси я, к счастью, не слышала. Ну и напоследок, хочу сказать, что донорство – это всегда благородное дело, ведь человек таким образом помогает кому-то обрести возможность ощутить радость материнства, наполнить жизнь осознанием того, что ты помогаешь людям.

У каждого из нас бывают периоды, когда хочется выговориться и получить дельные советы. Мы предлагаем читателям не молчать, а делиться с нами своими историями на editor@rebenok.by. Можно анонимно – гарантируем, что вы останетесь инкогнито.



Обсуждают сейчас