Сейчас на сайте
Новости портала
«Мы против насилия и жестокости». Многодетные мамы записали обращение к властям
Все о детях
Не только кашель и температура. Чем коронавирус опасен для детей?У многодетной мамы забрали ребенка. Она считает, это из-за активизма. В приюте другая информация
Это интересно
«Дети могут не понимать около 50% слов в тексте». Неочевидная причина плохих оценок в школеМама делает смешные фото, показывающие реальную сторону материнства
Спорный вопрос
«Что сыну делать после уроков? Сидеть на ступеньках?» Могут ли школьников оставить без продленки Могут ли родителей наказать за то, что они отказываются прививать ребенка от гриппа?
Беременность и роды
Бандаж во время беременности и после родов: кому нужен и зачем? Объясняет акушер-гинеколог Что нужно взять в роддом и как настроиться перед отъездом? Спросили у многодетной мамы10 причин наслаждаться беременностью
Личный опыт
Мама восьмерых детей рассказала о плюсах и минусах многодетной семьи

«В роддоме сказали, что ребенок задохнулся». В каких случаях беременность может закончиться трагично

30 марта 2020 года
2

Шла 34-я неделя беременности, когда Ирина перестала отчетливо слышать шевеления ребенка. Запаниковав, она решила проверить, все ли в порядке, и поехала в роддом.  По взволнованному  взгляду врача на УЗИ стало понятно, что что-то пошло не так. Женщине сообщили, что ребенок погиб, и экстренно сделали кесарево сечение. Прошел уже месяц после родов, но Ирина по-прежнему в растерянности. Главный вопрос: могла ли она вместе с врачом, которая вела беременность, предотвратить такой исход?
 

Источник фото: Вадим Замировский


Ирине 37 лет. Позади у нее — две успешные беременности, которые закончились рождением двоих сыновей с разницей в 15 лет. Никаких проблем со здоровьем белоруска за собой не замечала. Но из-за возраста считала важным вести беременность особенно тщательно.

— Посмотрите, с какой тоненькой обменной картой (медицинская карта беременной — прим. Ред) я приехала в роддом в 34 недели, — обращает внимание Ирина. — Врачи меня спрашивали: а вы что, отказывались от обследований? Но я, наоборот, очень тщательно следила за беременностью и всегда настаивала на анализах и УЗИ, даже сделала амниоцентез, который рекомендовали генетики, но этого обследования в моей карте почему-то не было. 

Первые две беременности минчанка вела у другого врача, а потом переехала. Общение с новым гинекологом не очень складывалось, говорит Ирина. Ей  приходилось буквально «выпрашивать» направления на обследования. С самым важным — первым «генетическим» УЗИ — она чуть не опоздала, сделала его почти в 14 недель (рекомендовано с 11 по 14 неделю — прим. Ред.).

— С 12-й недели я начала волноваться, что мне не дают талон на УЗИ.  Как оказалось, про меня попросту забыли! Я снова пришла, а мне с ухмылкой говорят: дадим, не волнуйтесь. В итоге я получила кое-как это направление, но у меня было ощущение, что это я веду и контролирую свою беременность, а не врач.

С учетом возраста генетики рекомендовали сделать минчанке амниоцентез — забор околоплодных вод, который позволяет выявить пороки развития плода. Анализ ничего плохого не показал, как и второе УЗИ. Третье было назначено на срок 35 недель беременности, но его минчанка сделать не успела.

Последний прием у гинеколога вызвал волнение

За 10 дней до поездки в роддом Ирина пришла на плановый прием к гинекологу.  Сделала исследование, которое отслеживает сердцебиение плода (КТГ). Результаты врача не устроили.

— Там были практически прямые линии. Врач спросила меня, ела ли я что-нибудь, и сказала идти переписывать КТГ, попросила, чтобы я ребенка расшевелила. Я перезаписала сердцебиение ребенка, врач его приняла и назначала прием только через 2 недели —  мне, возрастной беременной, — недоумевает Ирина.
 

Источник фото: Вадим Замировский


Также на последнем приеме врач направила пациентку к гематологу. Всю беременность Ирина очень беспокоилась по поводу сгущения крови и возможном тромбозе — о таком риске она слышала от подруги. Поэтому просила врача назначать ей обследования на Д-димеры, которые показывают, все ли в порядке со свертываемостью крови. Цифры росли, но особого беспокойства у гинеколога они не вызывали. Тем не менее, направление к гематологу Ирине дали.

Обследование никаких серьезных проблем не показало, но, учитывая риски по возрасту, варикозную болезнь и  плановое кесарево сечение, гематолог назначила беременной специальные уколы в живот, разжижающие кровь. Героиня успела сделать только 4 укола.

Ребенок стал малоподвижным

В те дни Ирина слабо ощущала шевеления, обратила внимание, что ребенок стал малоподвижным, чувствовала  усталость и сонливость. Дальше был роддом и новость о том, что нужно срочно делать кесарево сечение и переливать плазму. Врачи говорили, что ситуация очень сложная, «нужно срочно вас спасать», о спасении ребенка речи не шло.  

Несмотря на 8-месячный срок, ребенок по весу был жизнеспособным — 2120 граммов. 

— В роддоме предположили, что так случилось из-за сгущения крови, ребенку не поступал кислород, и он задохнулся. Акушерка сказала, что он был мертвый уже не первый день, был багрового цвета, весь напитан водой. Женщина сказала, что после моих родов ночь потом не спала. Я тоже ребенка видела, мы ведь его хоронили.

 

Источник фото: Вадим Замировский


В роддоме Ирине порекомендовали сделать генетический паспорт, если она с супругом решится еще на одного ребенка. И белоруска настроена это обследование обязательно провести. Но принять ситуацию ей сложно. Ирина задается вопросом, могли ли медики такой исход беременности предупредить.

Медкомиссия: «Все исследования соответствуют протоколу»

Мы ознакомились с результатами проверки, которую проводил по этому случаю Комитет по здравоохранению Мингорисполкома.

Руководитель комиссии утверждает, что все УЗИ пациентке были выполнены в нормативные сроки. Третье УЗИ было запланировано на срок 34 недели и 5 дней, что вписывается в общие рекомендации (32-35 недель).

Все назначенные исследования соответствуют Клиническому протоколу как по срокам выполнения, так и по их полноте, заключила медицинская комиссия.

— Обнаруженное повышение Д-димеров в коагулограммах укадывается в вариант нормального течения беременности как физилогические изменения свертывающей системы крови для остановки послеродового кровотечения. Врач-гематолог во время обследования патологии не нашел, а на основании факторов тромбогенного риска (кесарево сечение, третьи роды), оправданно назначал профилактику тромбоза.

Все назначенные кардиотокограммы (КТГ), в том числе на  последнем плановом приеме, интерпретируются медиками как нормальные. В ответе Комитета по здравоохранению подчеркивается, что физиологические изменения на КТГ могут отличаться в зависимости от периодов сна и бодрствования плода.

«Спрогнозировать такой исход нельзя»

Гибель плода, по данным патологоанатомического исследования, наступила от тромбоза ворсин плаценты, не менее чем за трое суток до родоразрешения. В случае Ирины тромбоз ворсин плаценты был только на локальном (плацентарном) уровне, что не могло быть диагностировано ни инструментальными (КТГ, УЗИ), ни лабораторными, ни клиническими методами.

— Спрогнозировать такой исход беременности практически невозможно, — говорят медики. — Выявленная патология плаценты — редкое состояние (0,03-0,08%). В данном случае антенатальная гибель плода имеет неуправляемый характер и не связана с оказанием медицинской помощи. Халатного отношения медицинских работников женской консультации комиссия не обнаружила.
 

При этом медики отметили такие недостатки в ведении беременности, как незаблаговременное направление на УЗИ, недостаточное информирование о результатах проведенных исследований, отсутствие сведений об обследовании (амниоцентезе) в обменной карте. Эти факты расценены как недостатки организационной работы. Медицинские работники, наблюдавшие беременность минчанки, привлечены к дисциплинарной ответственности, говорится в ответе комиссии.

«Это своего рода «инфаркт», только на плацентарном уровне»

Мы поговорили с опытным акушером-гинекологом, руководителем проекта MAMA PRO, доктором Дианой Мардас о том, в каких случаях могут возникать проблемы с кровообращением в плаценте и можно ли такие ситуации предотвратить. 
 


— Кровоток в плаценте осуществляется по очень похожему принципу, как и во всем организме, то есть в плаценте есть сосуды, по которым тоже течет кровь. И соответственно могут возникать сосудистые осложнения, например, тромбоз — закупорка сосудов в плаценте, сужение сосудов — облитерация, когда сосудистая стенка частично закупоривается. Также может возникать отек плаценты, из-за чего сосудистая стенка сдавливается и сужается. Нарушение кровотока между мамой и ребенком может привести к хронической гипоксии плода, когда ребенку поступает недостаточно кислорода. 

Далеко не всегда гипоксия приводит к такому трагическому исходу, как антенатальная гибель плода, подчеркивает медик. Все зависит от адаптационных способностей ребенка и масштаба катастрофы — той самой гипоксии. Иногда последствия ограничиваются задержкой роста плода или послеродовыми сложностями со здоровьем ребенка. 

Вовремя обнаружить, что плод страдает от нехватки кислорода, можно далеко не всегда. В ряде случае удается выявить нарушения с помощью плановых КТГ или доплерометрии, когда исследуется скорость кровотока в сосудах, и тогда женщин срочно госпитализируют в роддом. Но иногда изменения происходят резко.

— Если бы женщина лежала нон-стоп 40 недель у монитора, мы бы видели любые изменения в ее состоянии. Но беременность — не болезнь, поэтому такой контроль не оправдан. А тромбы могут образовываться в тот момент, когда диагностика не проводится. «Здесь и сейчас» все хорошо, а через несколько дней (или даже часов), происходит своего рода «инфаркт», только на плацентарном уровне. И по какому сценарию дальше будет развиваться ситуация — задержка развития плода или антенатальная гибель, во многом зависит от состояния самой плаценты, которая формируется в первом триместре беременности.

По опыту врача, все плацентарные вопросы, которые возникают на более поздних сроках, это следствие проблем при закладке плаценты (маточные инфекционные осложнения, хронические болезни, ОРВИ-ОРЗ в начале беременности, тепловые воздействия, например, баня-сауна). Чем лучше формировалась плацента, тем эффективнее она справится с тромбом или какой-то другой проблемой.

Только лишь повышение Д-димеров (как было в случае с Ириной) не отражает риск появления тромба на плацентарном уровне. Д-димер — это белковый компонент, который появляется при разрушении тромбов и говорит о запуске системы свертываемости крови. В норме в третьем триместре этот показатель растет: так организм готовится к остановке послеродового кровотечения. 

— Вот почему изолированно контролировать изменения Д-димеров нет смысла. Когда женщина приходит на прием для ведения беременности, ее оценивают по школе перинатального риска — мы смотрим на возраст матери, условия ее работы, аборты в анамнезе, вредные привычки, наличие тромбофилии и других особенностей и распределяем женщин на разные группы риска. Если пациентка попадает в группу среднего или высокого риска, составляется индивидуальный план ведения беременности, куда будут входить и контроль Д-димеров, если необходимо, и дополнительные УЗИ, доплер и т.д.

Если Ирина будет готова к следующей беременности, вести ее будут совершенно по-другому, объясняет Диана Мардас. Пациентка попадет в группу риска по фетоплацентарной недостаточности и тромбоэмболическим осложнениям. Помимо стандартных обследований ей будет показана дополнительная доплерометрия в 18-20 недель, еще одно УЗИ, помимо трех скрининговых — в 26-28 недель, индивидуальный график посещения врача в поликлинике, курсы лекарственных препаратов для ускорения кровотока.

Какими еще могут быть причины внутриутробной смерти плода?

Помимо тромбоза сосудов плаценты существуют других причины, из-за которых беременность может закончиться гибелью плода. По данным ВОЗ, ежегодно в мире происходит 2 миллиона мертворождений. В большинстве случаев такой исход связан с низким уровнем жизни и плохим качеством медицинских услуг, поэтому не стоит переносить эту печальную статистику на нашу страну. Тем не менее, от таких случаев не застрахован никто. Даже если круглосуточно наблюдать за женщиной, некоторые случаи все равно невозможно предотвратить, отмечает медик. 

— Причины антенатальной гибели плода мы делим на материнские и плодовые. Однозначно повышает риски возраст женщины, когда у женщины уже присутствует какое-то количество хронических заболеваний к старту беременности, материнские генитальные вопросы — все, что связано со здоровьем репродуктивной системы женщины, профессия матери — случаи внутриутробной гибели плода происходят чаще у женщин, которые работают на производствах, у врачей и лаборантов, которые проводят рентген-обследования, у стюардесс и т.д. Вредные привычки, например, курение, также могут оказать свое влияние. Иногда к гибели ребенка приводят аномалии развития плода: если есть хромосомные нарушения, трагедия может случиться даже при идеальном здоровье женщины.

Медик отдельно останавливается на таком факторе, как возраст беременной. Сама по себе цифра — 40 лет — вовсе не означает, что беременность закончится плохо. Просто чем старше женщина, тем выше вероятность того, что со здоровьем у нее есть проблемы. Но иногда и в 22 года у беременной бывают серьезные хронические заболевания, а в 40 лет — идеальное состояние здоровья. Так что в этом вопросе все индивидуально. 

Может ли женщина почувствовать, что с ребенком что-то не так? 

Считается, что если есть проблемы с плодом, женщина перестает ощущать типичные симптомы беременности, например, такие, как набухание молочных желез. Беременная чувствует усталость, замечает изменения в поведении ребенка. Важно, чтобы ребенок двигался в том ритме, к которому женщина привыкла. 

— Когда ребенку не хватает кислорода, он может начать очень бурно шевелиться, «как будто хочет выпрыгнуть» — так описывают свои ощущения женщины. Или, наоборот, ребенок «затихает», как будто экономит силы. Если мама тревожится, нужно помнить, что учреждения здравоохранения открыты. Если это будний день, лучше пойти в ЖК и записать КТГ. Если вас что-то беспокоит ночью — стоит отправиться в роддом и разобраться в ситуации. Я считаю, что беременность — это состояние, когда лучше перестраховаться. 
 

Диана Мардас обращает внимание на то, что диалог между врачом, который ведет беременность, и пациенткой крайне необходим. Медикам очень важно серьезно подходить к распределению женщин на группы риска при постановке на учет и индивидуальному плану при ведении беременности. В идеале, когда гинеколог и пациентка внимательно относятся к словам друг друга. Не бывает глупых вопросов, говорит доктор. Все, что беспокоит женщину, нужно озвучивать на приеме у врача. 

— Я неоднократно в своей практике сталкивалась с ситуациями, когда женщина сама — за счет своих каких-то интуитивных ощущений — подсказывала, что необходимо менять тактику в ведении беременности. Поэтому коммуникация очень важна. Кроме того, важно внимательно подходить к планированию беременности, особенно когда есть факторы риска по возрасту или хроническим заболеваниям. Поскольку закладка плаценты и плода происходит на раннем сроке, имеет огромное значение, с каким состоянием женского организма женщина входит в этот первый триместр.

Для женщины, которая потеряла ребенка, это очень глубокая психологическая травма, добавляет медик и обращает внимание на важность развития психологической помощи для таких пациенток. 

— Хотелось бы, чтобы у нас было больше специалистов, которые работают с проблемой потери ребенка. Из учреждений здравоохранения женщины выписываются со своими мыслями о том, что они могли сделать в этой ситуации и как ее предотвратить. Я рекомендую даже тем женщинам, которым кажется, что они сравнительно легко прожили потерю, все равно обратиться к психологу и проработать эту ситуацию. Это очень важный момент, который может отразиться на течении следующей беременности.

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!




Обсуждение
Ирисккка30.03.2020 в 15:39
Ужас... Бедная девушка
Мама_Ангела30.03.2020 в 18:11
А не может ли быть амниоцентез причиной? Ведь там плаценту прокалывают.
Женщине мои соболезнования, и сил.
Обсуждают сейчас