Сейчас на сайте
Новости портала
Чем занять подвижного ребенка, когда на улице дождь? Несколько простых идейВ 30 лет мама ждет шестого ребенка, но это не мешает ей восхищать поклонников своей внешностью
Все о детях
9 ярких образов для детей на лето: оцените усилия стилистов
Это интересно
10 проверенных книг для дошкольников: про дружбу, ложь и даже про выборыВсего 15 минут в день — и дома чистота. Советы от «Королевы уборки»
Фотофакт
Настоящее стихийное бедствие. Родители показывают, во что дети превращают их дом
Отношения взрослых
Психолог назвала распространенную ошибку, которую допускают женщины в браке
Личный опыт
«Он просил меня потерпеть». Монолог женщины, которую в 16 лет изнасиловал отецДумали рвануть на море в Италию, но отдохнули на Немане. Как семья провела отпуск с детьми в палатка
Психология и воспитание
Так нельзя говорить с детьми. Примеры родительских фраз, которые лучше держать при себе«Буду кормить хоть до школы!» Зачем женщины прикладывают к груди подросших детей

Почему спасать ребенком "остывший брак" — худшее решение в вашей жизни

26 февраля 2020 года

История, когда хорошо пожившие в браке муж и жена вдруг решают завести еще одного ребенка — с разбегом между старшим в 7, 10, а то и 20 лет — не всегда однозначна, считает психолог Ирина Федоськина. Она рассуждает, почему отношения никогда не стоит спасать детьми. 
 

Источник фото: mundogenio.com
 

С одной стороны, родители могут быть заинтересованными и готовыми к «осознанному родительству», когда многолетний жизненный опыт уже научил их быть более чуткими, гибкими, мудрыми. Они имеют больше ресурсов и здоровое желание воспитать гармоничную, развитую личность — такую, какой они стали сами.  С другой стороны, один из родителей (чаще всего мать) бессознательно пытается сохранить разваливающийся брак, родив еще одного ребенка. Брак при этом иногда действительно сохраняется. Но какая роль при этом достается ребенку и каким взрослым он становится впоследствии?



Не имея теплого эмоционального контакта между собой, родители могут уделять малышу чрезмерное внимание. Иногда это делает только мать, буквально «присваивая» ребенка себе и используя в качестве «душевной грелки» перед лицом холодного, вечно занятого мужа. Подрастая, такой ребенок, в отличие от своих старших братьев и сестер, не видит перед собой адекватной модели отношений, в которой мужчина и женщина любят друг друга. Здесь уже не прикасаются, не ласкаются, не обнимают друг друга и иногда даже спят в разных кроватях.

Мужское и женское воспринимается таким ребенком через призмы: функциональные роли. Отец — это тот, кто ходит на работу и приносит деньги, мать — это та, кто занимается бытовым обслуживанием, помогает делать уроки и водит по кружкам.

Секс в остывшим браке если и есть, то идет на убыль, а чаще всего становится запретной темой и никак не проявляется на уровне телесности. Так ребенок с детства научается, что семья — это союз двух бесполых существ, связанных между собой нуждой выживания и воспитания детей. Последнее, даже если и не озвучивается, то негласно считывается и вызывает у ребенка глубинное (и часто неосознаваемое) чувство вины. Ради него эти люди приносят себя в жертву.

Механизм действия зеркальных нейронов еще никто не отменял. Если я ежедневно вижу дома страдающих безрадостных людей, то какие у меня шансы быть жизнерадостным ребенком?

«Почему моя мама такая грустная? Как мне сделать ее счастливой? Как мне помирить родителей?» — с самого детства в голову такого ребенка закрадываются мысли о том, что он может кого-то спасти. Маму, папу, всю семью. Нередко он выбирает кого-то одного (например, маму) и испытывает враждебные чувства к другому родителю. «Спасение мамы» тогда становится сознательным и бессознательным выбором всей жизни такого человека, ее незримым лейтмотивом.

«А как же мама?» — думает такой человек, уже будучи взрослым, и вдруг обнаруживает себя живущим с мамой, рядом с мамой, не способным переехать в другой город или завести свою семью. Парентификация, в которой дети становятся родителями своим родителям и берут на себя ответственность за их счастье, возникает рано — в подростковом возрасте и раньше.  
 

Источник фото: b17.ru
 

Рожденные для того, чтобы стать эмоциональной отдушиной для безразличных друг к другу супругов, такие дети имеют нелегкую жизнь. Они часто не могут делать что-то для себя: от покупки необходимых вещей до походов к врачу. Им кажется, что их проблемы и потребности несущественны. По этой же причине отношения с противоположным полом отодвигаются на второй план, а табуированное либидо (в семье все были «бесполыми» и жили просто как родственники) не способствует сексуальному развитию. Можно сказать, что оно замораживается, затормаживается и не поощряется. Чтобы быть «психологическим мужем» своей матери (эту роль, кстати, может играть и дочь), нужно оставаться асексуальным и бесполым, не давая хода своим инстинктам, блокируя их. 

Поздние дети остывших браков нередко остаются одинокими. Если они создают семью, то сами совершают ошибки в отношениях с собственными детьми, гиперопекая их и пытаясь контролировать все сферы их жизни. Причиной такого поведения становится сочетание вины и тревоги — основных чувств, которые движут людьми, пережившими парентификацию.

В ходе психотерапии такие люди постепенно прорабатывают «комплекс спасателя» и начинают понимать, что их миссия невыполнима. Они никогда не смогут заменить своим родителям супруга или родителя и сделать их счастливыми — базово, изнутри.

Источник: b17.ru

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!


Обсуждают сейчас