Сейчас на сайте
Новый год
15 дел, которые нужно успеть сделать до Нового года Какие подарки дети просят у Деда Мороза и что в итоге покупают родители? Предновогодняя суета в школе: из-за чего взрываются родительские чаты
Это интересно
Как я искала няню для ребенка и почему отказалась от этой идеи Это не магия. Как увлечь ребенка чтением: 9 простых шагов
Здоровье
"Зачем тащить младенца в толпу, где так много вирусов?". Как работает детский иммунитет Высокая температура у детей: все, что нужно знать родителям
Отношения взрослых
«Присылаю мужу пикантные фото, пока он на работе». Как сохранить страсть в браке
Женский мир
«По тебе видно, что спишь со всеми». Карательная гинекология Как в 30 чувствовать себя на 20? С ребенком в нагрузку
Личный опыт
«Ваше чадо выпорхнет из гнезда, а вы останетесь с мужем». 6 ценностей брака «Родить только одного ребёнка — страшно». Правила воспитания 11 детей
Новости компаний
Поделки на Новый год своими руками

Исчез на 5 лет: не платил алименты, не искал встреч. "Воскресные" отцы рассказали о своих чувствах

08 мая 2018 года
580

Виталий после развода полгода жил на работе. Иван переехал в другой город и исчез из жизни дочки почти на 5 лет. Как  после расставания с женами мужчины налаживают отношения с детьми и чувствуют ли себя полноправными родителями? Обычно мы узнаем о таких историях из рассказа женщин, а сегодня выслушали отцов. Их чувства и мысли после развода - в нашем материале. 

Папа Иван

Источник фото: Архив геро


Мы встречались с женой со школы, поженились, не зная жизни. Потом родилась дочь, которую я обожал. Я работал предпринимателем, у меня был гибкий график, поэтому с ребенком мы проводили много времени. Мне было приятно и интересно с ней. А ей со мной. Я отвозил ее в сад, забирал из сада, по вечерам мы вместе играли.

Когда дочке было 4 года, мы с женой расстались.

Я понимал, что это правильное решение.

“Ничего не надо, только оставайся”

И все равно мне было невыносимо плохо. Я скучал по дочке так, что хотелось выть, плакать и лезть на стену. Иногда накрывала бессонница, иногда в моменты отчаяния я даже думал о том, чтобы вернуться. Потом понимал, что это бессмысленно.

Меня пугало, что больше не могу каждый день видеть, как она взрослеет. Я стал лишь гостем в ее жизни - мы виделись раз в неделю.



Как было дочке? Она была еще маленькой. Спокойно жила неделю без меня, вряд ли переживала очень сильно. Но каждая наша встреча заканчивалась слезами. Я дарил ей подарки, а она кричала:

Ничего не надо, только оставайся.

Как в такой ситуации спокойно уйти к себе? Это было почти невыносимо.

Потом я переехал в другой город. Очень хотел перевезти их за собой, но постоянно что-то мешало: то с моей стороны, то у них не получалось.

“Мы не виделись почти пять лет”

В моей жизни начался очень сложный период. Я не хотел, чтобы мой ребенок видел меня таким подавленным. Да и наши встречи, которые каждый раз заканчивались слезами... Я стал думать, что делаю только хуже. Подумал, что лучше мне взять паузу, восстановиться. И на какое-то время решил прекратить общение. Первое время разлуку переживал очень жестко.  Но потом привык.

Я не искал себе оправданий. 

Конечно, я рассчитывал, что восстановлюсь быстро. Но жизнь внесла свои коррективы. Мы не виделись почти пять лет.

Первая наша встреча была странной

Я не видел ни одной ее фотографии за эти годы и ничего о ней не знал. Не знал, как мне себя вести и что говорить.  

В конце концов просто пошел встречать их на остановку маршрутки. Они вышли, я сказал:

Привет.

Какое-то время мы разглядывали друг друга. Я помнил дочку четырехлетней малышкой. А передо мной стояла уже взрослая девочка: высокая, красивая, любознательная.

Неделю она жила у меня. Мы гуляли по Минску, много разговаривали. Она задавала вопросы. Я отвечал. Некоторые вопросы звучали еще не раз: она задавала их другими словами мне, моим друзьям. Когда сопоставила ответы и что-то поняла для себя, стала спрашивать меньше.

Обижается ли она?

Не думаю. Во всяком случае, это совершенно не видно. В какой-то мере это заслуга жены. Жена тяжело переживала разрыв, я даже теперь вижу, как непросто ей со мной общаться. Но дочке она ни разу ничего плохого обо мне не сказала.

Созваниваемся с дочкой мы регулярно. Поболтаем “по делу”, услышим друг друга. Встретиться в этом году получается лишь раз в несколько месяцев. То у нее тренировки или соревнования (занимается баскетболом), то у меня - работа. Это, конечно, меня огорчает. Но если бы я видел, что ей чего-то не хватает, я бы по-другому реагировал. А так - каждый из нас привык к своей жизни. И похоже, ее устраивает то общение, которое у нас есть.  

Но все же дочке со мной интересно. Она - полностью “мамина”, убеждена, что мама права во всем и всегда, что мир разделен на “черное” и “белое”. Я не спорю. Но рассказываю, что бывает и иначе. И цветов в мире куда больше.

А еще она любит погружаться в мою жизнь. Много раз во время ее приездов я пытался отвести ее в детский центр. Каждый раз она просила увезти ее оттуда побыстрее и говорила:

Пошли лучше погуляем или с твоими друзьями пообщаемся.

Финансы. Несколько лет не помогал им никак

Раз я не участвую полноценно в жизни дочки, то пытаюсь дать ей другие бонусы - какие-то материальные вещи, которыми она может похвастаться перед друзьями. Те годы, когда я “выпал” из ее жизни, финансово я не помогал. Да, принято считать, что раз ты мужчина, ты сможешь. Но я вот тогда правда не мог.

Теперь стараюсь восполнить эту брешь. По мере сил дарю подарки, помогаю в покупке дорогих вещей, плачу алименты.

Моя главная цель на ближайшее время - покупка квартиры. Она будет оформлена на дочь. Я хочу дать ей что-то большее, чем когда-то получил от родителей сам, чтобы она почувствовала почву под ногами.

Жалею ли я о чем-то?

Пожалуй, нет. Было бы лучше для дочки расти в постоянных ссорах и недовольстве? Думаю, нет.

Все сложилось так, как сложилось. Если бы я мог в какой-то момент сделать что-то лучше, я бы сделал.

Теперь по-прежнему мечтаю перевезти их в свой город. Чтобы наши встречи не были событием, чтобы я мог просто приехать, просто увидеть, просто помочь в каких-то обычных вещах.

Папа Виталий
 

Источник фото: Архив героя

“Я полгода жил на работе”

Я был счастливым мужем и отцом. Занимался детьми, ходил на все их утренники и экскурсии, много играл с ними. Сумел найти приятные моменты и в быту.

У нас росли две чудесные дочки, мы продавали двухкомнатную квартиру с целью купить трёхкомнатную, строили большие планы на будущее. Не знал только, что в планы жены я не входил. Сделку она оформила на свою маму, доплатив заработанными мною деньгами.

А на завтра, в самый обычный вечер - я забрал дочек со школы, приготовил им ужин, сели за уроки. Жена в тот период часто задерживалась на работе. Не буду рассказывать подробно, что произошло, но мне пришлось уйти из дома. В тот вечер дети звонили мне и рыдали в трубку.

Жена с детьми переехала в новую квартиру. А я еще полгода жил на работе и отстаивал от раздела свою машину и фотоаппаратуру - больше я ничего из того дома не забирал.

“Чтобы мне позвонить, они прятались в шкаф”

Для меня - взрослого мужчины - пережить эту ситуацию было очень сложно. Что уж говорить о девятилетних девочках. У них была семья, был папа, который их любит, с которыми они близки, были друзья.  А теперь они пошли в другую школу, где их плохо приняли одноклассники, у них не было возможности видеться с папой. А еще через пару месяцев у них на глазах умерла любимая кошка. Весь этот стресс сказался и на их здоровье.

Я искал с ними встречи. Часто - безуспешно. За пару дней заранее договаривался с бывшей женой о том, что заберу детей в выходные, а в пятницу она мне присылала СМС “мы уехали на дачу”.  Чтобы мне позвонить, они иногда прятались в шкаф - доходило и до этого.

Я думаю, если бы дети были младше, я бы их потерял. Но девочкам было 9 лет, они уже сами могли сделать выводы и делали их.

Сегодня я общаюсь только напрямую с детьми. Никаких отношений с бывшей женой не поддерживаю. Они сами отпрашиваются у неё, чтобы увидеться со мной. 

У отца в нашей стране нет прав

После развода опекуном назначена бывшая жена. В нашей стране практически всегда суд  на стороне матери.  Я не могу сходить на родительское собрание, потому что "кто я"? Я ничего в их жизни уже не решаю!

Я могу, конечно, подать в суд, чтобы установить график общения с детьми. Но если хотя бы раз я не смогу прийти на встречу, она может заявить, что я не выполняю свои обязанности. И будет мне только хуже.

У отца нет прав. Есть только обязанность платить алименты. Если раньше я старался заработать везде, где только мог, чтобы дать что-то своей семье и детям, то теперь руки у меня связаны.

Раньше я много фотографировал - это приносило хороший доход, но теперь весь финансовый результат этой работы должен уходить на налоги и алименты. Т.е. я обеспечу всех, кроме себя.

Я не знаю, на что тратит мои деньги бывшая жена и по закону она не обязана ни перед кем отчитываться об этом. Поэтому я стараюсь дарить детям только то, что принадлежит только им, при этом все документы и чеки храню у себя - защита от продажи на барахолке! 

Чтобы обезопасить себя от лишних проблем с законом и неожиданностей, я плачу алименты не напрямую жене, а через работу. Бухгалтерия в день зарплаты переводит алименты ей на карту.

"Я все время ловлю себя на ощущении, что упускаю что-то важное" 

С момента того скандала и разрыва прошло два года. Теперь все у нас в жизни устаканилось. Я купил детям телефоны, и мы все время на связи.

Они звонят мне по любому поводу: увидели птичку и спрашивают, как она называется, встретили смешного кота во дворе, звонят и говорят: "Папа, это будет Сэпи! (они дали имена всем дворовым котам). Жизнь Безхвостички, Сэпи, Чернушки и прочих их пушистых друзей я знаю в подробностях. Узнали что-то новое или не понимают, говорят: "Папа, объясни, как решить задачу".

А если случились неприятности, я их веселю или успокаиваю. У нас есть свои секреты, свои шутки, свои традиции. 

Если им нужно что-то, лекарства, например, они мне звонят, я приезжаю и привожу им эти лекарства. Они знают, что я рядом, что в любой момент по первому звонку, если нужно, я приеду.

Одинаково любят и меня, и мать

При поддержке друзей и родителей я купил именно двухкомнатную квартиру, чтобы у них была своя комната. Они приезжают ко мне на выходные. Если захотят, и вовсе могут переехать. Но это должно быть их решение! Я не настаиваю, но они знают, что это возможно. Они одинаково любят и меня, и их мать.

 

Источник фото: архив героя


Я никогда заранее не придумываю программу наших встреч: не нужно водить их по паркам развлечений, чтобы весело проводить время.

Когда у тебя много хобби, у тебя много друзей. А это значит, что всё это можно делать вместе! Трудные времена нам очень помогла пережить одна моя знакомая, у которой есть свой семейный центр. Я смело могу сказать, что теперь она - подруга для моих дочек.

Теперь, например, я учу их готовить, т.к. хочу чтобы, придя домой со школы, они питались свежеприготовленной вкусной пищей, тем более что мы всегда готовили вместе! Научил их пользоваться ножом и вилкой.

А в хорошую погоду мы много гуляем. Не нужно много денег, чтобы было весело и интересно! У дедушки на даче есть баня, воздушный змей, бадминтон, мяч, а на сайте аквапарка можно отслеживать скидки. Лучшие в городе хинкали стоят 1BYN за штуку.

Я - не папа-праздник. Могу и отругать, и повоспитывать. Но дети знают, что я их люблю. И любят меня.

У нас по-прежнему много общего. Но этого мало

Невозможно телефонными разговорами и встречами раз в неделю восполнить то, что мы потеряли. Я все время ловлю себя на ощущении, что упускаю что-то важное.

Но ситуацию я принял. Какие бы ни были разборки между родителям, детям нужны и мать, и отец. И я буду им отцом. Таким, каким смогу быть.

А их мать я просто вычеркнул из своей жизни и мне неинтересно, чем она занимается, как и чем живёт. Для меня она просто опекун моих детей. 

Вы хотите поделиться своей историей? Пишите нам на editor@rebenok.by



Обсуждают сейчас