Сейчас на сайте
Новый год
15 дел, которые нужно успеть сделать до Нового года Какие подарки дети просят у Деда Мороза и что в итоге покупают родители? Предновогодняя суета в школе: из-за чего взрываются родительские чаты
Это интересно
Как я искала няню для ребенка и почему отказалась от этой идеи Это не магия. Как увлечь ребенка чтением: 9 простых шагов
Здоровье
"Зачем тащить младенца в толпу, где так много вирусов?". Как работает детский иммунитет Высокая температура у детей: все, что нужно знать родителям
Отношения взрослых
«Присылаю мужу пикантные фото, пока он на работе». Как сохранить страсть в браке
Женский мир
«По тебе видно, что спишь со всеми». Карательная гинекология Как в 30 чувствовать себя на 20? С ребенком в нагрузку
Личный опыт
«Ваше чадо выпорхнет из гнезда, а вы останетесь с мужем». 6 ценностей брака «Родить только одного ребёнка — страшно». Правила воспитания 11 детей
Новости компаний
Поделки на Новый год своими руками

Бывший муж не дает белоруске забрать детей с собой в Канаду: «Почему я должна все бросить и вернуться обратно?"

31 января 2018 года
88

«Неужели белорусский суд считает, что участие матери в воспитании детей совершенно не важно?» - возмущена белоруска Виктория Сидорович. В 2005 году вместе с мужем она уехала в Канаду, за океаном они родили двоих детей. Впоследствии супруги разошлись, но поделить детей мирно не смогли. Сейчас мальчишки находятся с отцом в Беларуси, а матери по решению суда позволено видеться с ними только на каникулах и только на территории нашей страны. 

Виктория не понимает, за что ее разлучили с родными детьми, и считает, что суд изначально настроен против иностранных граждан.

 

Источник фото: архив героини

Позиция матери. «Таким образом бывший муж мне мстит»

По словам белоруски, уехать из страны ей предложил бывший супруг. Сама она эмигрировать не хотела – работала доцентом на кафедре психологии БНТУ, карьера шла в гору.

Муж был главный аппликат, он искал какие-то новые пути развития для себя, но жизнь у него в Канаде не сложилась, и он окончательно вернулся в Минск в 2010 году, потеряв там статус резидента. Мне особо возвращаться с ним не предлагал, ему было удобно иметь семью в Канаде и тихий аэродром в Минске. Я одна воспитывала детей, строила карьеру на новом месте, решала все вопросы с болезнями детей, жильем, школами и так далее.

Виктории за эти годы удалось получить канадское гражданство. Дети родились в Канаде и получили два гражданства - канадское и белорусское.

Я многого достигла в своей карьере, работаю психологом с детьми с особенностями развития, купила дом. Ждать и надеяться, что он приедет после 7 лет, уже не было смысла, также как и возвращаться в Минск. Я предложила расстаться. Как только он узнал о моем намерении разойтись, тут и понеслось.



Вот как белоруска описывает хронологию дальнейших событий:

Март, 2015. Я подписала у нотариуса разрешение на посещение детьми места проживания отца (Минск) во время летних каникул.

Июнь, 2015. Дети выехали с отцом.

Сентябрь, 2015. Отец  просил моего разрешения пожить им с ним и посещать белорусскую школу, так как дети не говорили по-русски. Убедил меня, что этот новый культурный опыт пойдёт им на пользу и дети вернутся в конце учебного года в Канаду. Младшему необходим был логопед в большем объеме, чем я могла позволить себе по деньгам в Канаде.

Декабрь, 2015.  Я приезжала в Минск на Рождество, детям все нравилось, договорились с отцом, что закончится учебный год в новой школе,  и они приедут обратно.

Июнь, 2016. Я купила билеты отцу и детям для их возвращения. Отец дотянул до последнего,  когда билеты уже невозможно было вернуть, и сказал, что передумал ехать, что дети хотят провести лето с ним и новыми белорусскими друзьями. Для меня это было удивлением, так как с мужем мы всегда нормально общались. Я надеялась, что это ошибка и недопонимание по телефону. 

Декабрь, 2016. Приехала в Минск, чтобы лично с ним поговорить. Оказалось, что весь этот план был им задуман заранее, чтобы наказать меня разными способами и финансовым в том числе (наш брак распался ещё несколько лет назад, но официально мы не были разведены).

Январь, 2017. Я подала на развод и на определение порядка воспитания детей в суд Ленинского района. Адвокат сказал, что просить поменять место жительства - это бесполезное дело, что надо подавать иск о возможности посещения моего места жительства на каникулах, что это реально. Детям тогда было по 8 и 9 лет. Этот суд я проиграла.

Октябрь, 2017. Дождалась, когда старшему исполнилось 10 лет, подала следующий иск, где старший высказал своё мнение, что он страдает от недостатка общения  со мной и хочет переехать ко мне. Опять проиграла. В личной беседе представитель опеки сказал, что есть какая-то директива сверху: такого рода иски с иностранными гражданами не удовлетворять.

Я обращалась по Гаагской конвенции (Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, в рамках которой обычно рассматриваются такие дела – прим. Ребенок.BY). Мне ответили, что мое дело проигрышное из-за времени – прошло уже более года. Посоветовали решать проблемы по месту нахождения детей. Сейчас буду пробовать подавать иск о смене места жительства, а также инициировать процессы в Канаде, так как потеряла веру в честность белорусской судебной системы.

Чем руководствуется суд?

В мотивировочной части первого решения суда подчеркивается, что «проживание с отцом отвечает интересам детей». Отец «в должной мере занимается воспитанием и содержанием детей, организует им досуг, заботится о состоянии здоровья».


Источник фото: архив героини


Суд отказал истице проводить с сыновьями каникулы на территории Канады, потому что «отец также вправе проводить с детьми время в период школьных каникул», а также учел длительность перелета в другую страну, возраст детей, наличие у матери жилья в Беларуси.

Суд считает, что ко мне далеко лететь, хотя дети с 4 месяцев делали эти перелеты без проблем, пока мы были женаты! И в деле имеются справки об отсутствии противопоказаний по здоровью у детей, - комментирует Виктория.

Во втором случае суд также посчитал преждевременным определять общение  матери с детьми на территории Канады. Написано, что отцом «созданы благоприятные условия для проживания детей», а длительность перелета в Канаду составляет 22 часа с 2 пересадками, что плохо скажется на здоровье детей.

Как обстоят дела сегодня?

Виктории дали право видеть детей на территории Беларуси полтора месяца летом и половину всех других каникул.


Источник фото: архив героини


По ее словам, это право реализовать она не может физически из-за короткого отпуска – всего 15 дней. Видится с детьми она 1 раз в год по несколько недель.

Общаюсь по телефону урывками, когда отца нет рядом и время совпадает, так как у нас 11 часов разницы. Перед последним судом наконец-то бывший муж вспомнил пароль от домашнего wi-fi.  А так до этого телефон отобрал, который я купила, и поменял тарифный план  без доступа к интернету.  Вернул телефон он только, когда я подала иск о том,  что он ограничивает мое общение с детьми.

За время судебных разбирательств было проведено 2 психологических обследования, одно из них приобщено к делу. В нем действительно говорится о большой привязанности детей к матери.

Выдержки:
Согласно тесту, мать обладает для Тимофея гораздо большим авторитетом (100% - высокий уровень), чем отец (70% - повышенный), именно к матери Тимофей испытывает выраженное положительное отношение, как к родителю в целом.
Согласно результатам теста, Тимофей одинаково удовлетворен отношениями с родителями (мать – 100%, отец – 90%).
Согласно тесту ВРР, мать обладает для Антона гораздо большим авторитетом (100% - высокий уровень), чем отец (90% - средний уровень), именно к матери Антон  испытывает выраженное положительное отношение, как к родителю в целом.
Согласно результатам теста, Антон больше удовлетворен отношениями с матерью (100% - высокий уровень), чем с отцом (40% - пониженный уровень).

Позиция отца. «Вопрос в приоритетах матери, строить карьеру можно и в Беларуси»

Отец сыновей Александр Каваленка не считает, что вместе с женой он когда-то «эмигрировал» в Канаду.

Когда я только закончил вуз, в Минске было много организаций, которые содействовали эмиграции в Канаду. Мы оформили бумаги, и 5 лет эти документы ждали своей очереди к рассмотрению.  Я про них уже и забыл, у меня здесь неплохо шли дела, я открыл бизнес,  но когда мне позвонили и сказали сдать экзамен по английскому, решил на всякий случай пройти все требуемые собеседования. Так у меня появился вид на жительство в Канаду.

Переезжать насовсем в другую страну семья не планировала, рассказывает Александр. В Канаду на продолжительное время они с женой уезжали дважды – на время родов супруги. Во-первых, чтобы родить в хороших условиях, а во-вторых, чтобы дети автоматически получали гражданство Канады.


Источник фото: immigrant.today


Вплоть до 2013 года семья жила на 2 страны -  у Александра в Беларуси остался бизнес, а супруга, по его словам, даже пробовала здесь организовать личную практику по работе с особыми детьми. Перспектив для себя в Канаде собеседник не видел.

Кто я там -  мигрант?  Устраиваться мне на работу в Макдональдс? У меня здесь свое дело, которое я создавал с нуля.

В 2013 году было решено, что Виктория вместе с детьми поедет в Канаду, чтобы устроить туда старшего сына в школу. На семейном совете супруги пришли к выводу, что так сыну удастся методом «погружения» выучить английский язык. Александр остался в Минске.

Моя жена не поднимала вопросов, что ее что-то не устраивает,  не пыталась выяснить отношения, не ставила ультиматумов. Да, мы пошли на определенные жертвы, соглашаясь на брак на расстоянии, но мы делали это ради детей. Я думал, что через какое-то время все разрешится само собой.

В 2014 году, уверяет Александр, он начал подозревать жену в измене. Позднее услышал от нее, что им нет смысла дальше сохранять свой брак.

На меня как будто ушат воды ледяной вылили в тот момент. Я, конечно, засобирался в Канаду, чтобы выяснить, что случилось. И там сказал, что забираю детей в Минск. Четко мы не обсуждали, на какой срок уезжают детей – она выражала пожелание, чтобы на год-два. Я так далеко на тот момент не заглядывал. Когда мы уезжали, мама нас провожала, махала ручкой, как я понимаю, она пыталась обустроить свою личную жизнь в Канаде.

В итоге дети с Александром уже 3-й год. По его словам, он сделал все, чтобы они наверстали упущенное по белорусской программе,  дети сегодня учатся на «отлично». Мужчина уверяет, что не мешает сыновьям общаться с матерью. Она может звонить им в любое время (и делает это 1-2 раза в неделю).

При этом отец категорически против того, чтобы бывшая супруга забирала детей на каникулы в Канаду.

Я считаю (и в суде это уже пояснял), что это изощренная попытка получить паспорта детей на руки и увезти их из Беларуси. Она гражданка другого государства. Как только дети попадут в Канаду, они будут находиться под другой юрисдикцией. Там будут канадские дети, гражданка  канадского государства,  и я – папа из Беларуси. Я боюсь, что детей я больше никогда не увижу.

Александр уверяет, что дети воспринимают ситуацию спокойно.

После общения с мамой они задавали мне несколько раз вопросы: почему ты, папа, не пускаешь нас в Канаду? Я просто и откровенно детям объяснил, чего я опасаюсь. И они поняли, они достаточно взрослые ребята. Поверьте, слез по поводу того, что папа не отпускает их в Канаду, точно нет. Я считаю, что если бы ей были нужны дети, она могла бы приехать сюда, жить здесь, строить карьеру в Беларуси. И в любой момент она могла бы вернуться в Канаду, ведь у нее есть гражданство. Считаю, что здесь вопрос исключительно приоритетов.

Вариант «вернуться в Беларусь» не рассматривается

Несмотря на разлуку с детьми, бросать работу и возвращаться в Беларусь Виктория не планирует.

Я 13 лет строила жизнь на новом месте и считаю, что для меня и моих детей в другой стране больше возможностей. У меня кредит на дом, который надо выплачивать, канадская пенсия и высокооплачиваемая работа. А в Минске негде жить, двое родителей-пенсионеров, которых надо материально поддерживать, и на зарплату доцента мне двоих детей не прокормить. Почему я должна по разумению бывшего мужа бросить все и переехать обратно в Минск?

Комментарий специалиста:

Елена Жданович, управляющий партнер адвокатского бюро « Право и семейная медиация», адвокат Минской городской коллегии адвокатов, медиатор. Имеет большой опыт в работе с подобными исками.

- Согласно действующему законодательству ребенок имеет право на особую, первоочередную и преимущественную заботу не только со стороны родителей, но и со стороны государства. Причем, именно государство выступает гарантом защиты прав детей, которая должна осуществляться со стороны органов опеки и попечительства, а также судом.

Наше государство признает только гражданство Республики Беларусь, и поэтому дети, граждане РБ, пользуются особой правовой защитой. Так в подобных ситуациях поступают государства всех стран,  «своих» детей не отдают.

Вынося судебные постановления об общении детей с матерью только на территории Беларуси, суд, как я понимаю,  руководствовался тем, что в другой стране невозможно контролировать исполнение судебного решения и гарантировать защиту интересов белорусских детей.

Юридически разрешить эту ситуацию очень сложно, ведь каждый из родителей  стоит на своей позиции.

Надо понимать, что белорусский суд может определить место жительства детей с матерью только в случае проживания ее в Беларуси (с учетом интересов детей и  наибольшей привязанности к  матери).

Судебное постановление выносится после получения заключения органов опеки и попечительства после обследования  условий  жизни (материально-бытовых и жилищных) родителей, проведения психолого-педагогической диагностики. Такова судебная практика.

В данном случае, когда мать  не планирует возвращаться в Беларусь, выход только один – садиться за стол переговоров и договариваться.

Восстанавливать доверие и брать ответственность за то, каким образом будет устроена жизнь детей, которые фактически явились заложниками сложных отношений родителей.

На сегодняшний день ответственность за детей легла на плечи судебных органов, которые, как я и говорила выше,  могут выступить только гарантом защиты прав детей в своей стране.



Обсуждают сейчас