Сейчас на сайте
Все о детях
Педагоги и родители о том, почему дети не читают (и это катастрофа) Совместный сон: рискуют ли мамы "заспать" ребенка?
Это интересно
У бабушки в деревне! Веселые фото о летнем отдыхе Как знакомились через брачные объявления в начале XX века
Школьная жизнь
Родители стоят в ночных очередях, чтобы отправить ребенка к хорошему учителю
Отношения взрослых
Если совета не просят, лучше помолчать! Этикет на детской площадке “Она отдала ей все свои силы!” Как матери помогают дочерям во время родов
Женский мир
Неловкая ситуация. Муж подруги ей изменяет: рассказать или молчать?
Личный опыт
Мама с ребенком выжили в серьезной аварии: "Сына спасло автокресло" С какими трудностями сталкиваются белоруски, выходя из декрета?
Психология и воспитание
«Я росла, как придорожная трава». Рассказ ребенка, которого не воспитывали Готовы ли белорусы к сокращению декретного отпуска?

Бывший муж не дает белоруске забрать детей с собой в Канаду: «Почему я должна все бросить и вернуться обратно?"

31 января 2018 года
88

«Неужели белорусский суд считает, что участие матери в воспитании детей совершенно не важно?» - возмущена белоруска Виктория Сидорович. В 2005 году вместе с мужем она уехала в Канаду, за океаном они родили двоих детей. Впоследствии супруги разошлись, но поделить детей мирно не смогли. Сейчас мальчишки находятся с отцом в Беларуси, а матери по решению суда позволено видеться с ними только на каникулах и только на территории нашей страны. 

Виктория не понимает, за что ее разлучили с родными детьми, и считает, что суд изначально настроен против иностранных граждан.

 

Источник фото: архив героини

Позиция матери. «Таким образом бывший муж мне мстит»

По словам белоруски, уехать из страны ей предложил бывший супруг. Сама она эмигрировать не хотела – работала доцентом на кафедре психологии БНТУ, карьера шла в гору.

Муж был главный аппликат, он искал какие-то новые пути развития для себя, но жизнь у него в Канаде не сложилась, и он окончательно вернулся в Минск в 2010 году, потеряв там статус резидента. Мне особо возвращаться с ним не предлагал, ему было удобно иметь семью в Канаде и тихий аэродром в Минске. Я одна воспитывала детей, строила карьеру на новом месте, решала все вопросы с болезнями детей, жильем, школами и так далее.

Виктории за эти годы удалось получить канадское гражданство. Дети родились в Канаде и получили два гражданства - канадское и белорусское.

Я многого достигла в своей карьере, работаю психологом с детьми с особенностями развития, купила дом. Ждать и надеяться, что он приедет после 7 лет, уже не было смысла, также как и возвращаться в Минск. Я предложила расстаться. Как только он узнал о моем намерении разойтись, тут и понеслось.



Вот как белоруска описывает хронологию дальнейших событий:

Март, 2015. Я подписала у нотариуса разрешение на посещение детьми места проживания отца (Минск) во время летних каникул.

Июнь, 2015. Дети выехали с отцом.

Сентябрь, 2015. Отец  просил моего разрешения пожить им с ним и посещать белорусскую школу, так как дети не говорили по-русски. Убедил меня, что этот новый культурный опыт пойдёт им на пользу и дети вернутся в конце учебного года в Канаду. Младшему необходим был логопед в большем объеме, чем я могла позволить себе по деньгам в Канаде.

Декабрь, 2015.  Я приезжала в Минск на Рождество, детям все нравилось, договорились с отцом, что закончится учебный год в новой школе,  и они приедут обратно.

Июнь, 2016. Я купила билеты отцу и детям для их возвращения. Отец дотянул до последнего,  когда билеты уже невозможно было вернуть, и сказал, что передумал ехать, что дети хотят провести лето с ним и новыми белорусскими друзьями. Для меня это было удивлением, так как с мужем мы всегда нормально общались. Я надеялась, что это ошибка и недопонимание по телефону. 

Декабрь, 2016. Приехала в Минск, чтобы лично с ним поговорить. Оказалось, что весь этот план был им задуман заранее, чтобы наказать меня разными способами и финансовым в том числе (наш брак распался ещё несколько лет назад, но официально мы не были разведены).

Январь, 2017. Я подала на развод и на определение порядка воспитания детей в суд Ленинского района. Адвокат сказал, что просить поменять место жительства - это бесполезное дело, что надо подавать иск о возможности посещения моего места жительства на каникулах, что это реально. Детям тогда было по 8 и 9 лет. Этот суд я проиграла.

Октябрь, 2017. Дождалась, когда старшему исполнилось 10 лет, подала следующий иск, где старший высказал своё мнение, что он страдает от недостатка общения  со мной и хочет переехать ко мне. Опять проиграла. В личной беседе представитель опеки сказал, что есть какая-то директива сверху: такого рода иски с иностранными гражданами не удовлетворять.

Я обращалась по Гаагской конвенции (Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, в рамках которой обычно рассматриваются такие дела – прим. Ребенок.BY). Мне ответили, что мое дело проигрышное из-за времени – прошло уже более года. Посоветовали решать проблемы по месту нахождения детей. Сейчас буду пробовать подавать иск о смене места жительства, а также инициировать процессы в Канаде, так как потеряла веру в честность белорусской судебной системы.

Чем руководствуется суд?

В мотивировочной части первого решения суда подчеркивается, что «проживание с отцом отвечает интересам детей». Отец «в должной мере занимается воспитанием и содержанием детей, организует им досуг, заботится о состоянии здоровья».


Источник фото: архив героини


Суд отказал истице проводить с сыновьями каникулы на территории Канады, потому что «отец также вправе проводить с детьми время в период школьных каникул», а также учел длительность перелета в другую страну, возраст детей, наличие у матери жилья в Беларуси.

Суд считает, что ко мне далеко лететь, хотя дети с 4 месяцев делали эти перелеты без проблем, пока мы были женаты! И в деле имеются справки об отсутствии противопоказаний по здоровью у детей, - комментирует Виктория.

Во втором случае суд также посчитал преждевременным определять общение  матери с детьми на территории Канады. Написано, что отцом «созданы благоприятные условия для проживания детей», а длительность перелета в Канаду составляет 22 часа с 2 пересадками, что плохо скажется на здоровье детей.

Как обстоят дела сегодня?

Виктории дали право видеть детей на территории Беларуси полтора месяца летом и половину всех других каникул.


Источник фото: архив героини


По ее словам, это право реализовать она не может физически из-за короткого отпуска – всего 15 дней. Видится с детьми она 1 раз в год по несколько недель.

Общаюсь по телефону урывками, когда отца нет рядом и время совпадает, так как у нас 11 часов разницы. Перед последним судом наконец-то бывший муж вспомнил пароль от домашнего wi-fi.  А так до этого телефон отобрал, который я купила, и поменял тарифный план  без доступа к интернету.  Вернул телефон он только, когда я подала иск о том,  что он ограничивает мое общение с детьми.

За время судебных разбирательств было проведено 2 психологических обследования, одно из них приобщено к делу. В нем действительно говорится о большой привязанности детей к матери.

Выдержки:
Согласно тесту, мать обладает для Тимофея гораздо большим авторитетом (100% - высокий уровень), чем отец (70% - повышенный), именно к матери Тимофей испытывает выраженное положительное отношение, как к родителю в целом.
Согласно результатам теста, Тимофей одинаково удовлетворен отношениями с родителями (мать – 100%, отец – 90%).
Согласно тесту ВРР, мать обладает для Антона гораздо большим авторитетом (100% - высокий уровень), чем отец (90% - средний уровень), именно к матери Антон  испытывает выраженное положительное отношение, как к родителю в целом.
Согласно результатам теста, Антон больше удовлетворен отношениями с матерью (100% - высокий уровень), чем с отцом (40% - пониженный уровень).

Позиция отца. «Вопрос в приоритетах матери, строить карьеру можно и в Беларуси»

Отец сыновей Александр Каваленка не считает, что вместе с женой он когда-то «эмигрировал» в Канаду.

Когда я только закончил вуз, в Минске было много организаций, которые содействовали эмиграции в Канаду. Мы оформили бумаги, и 5 лет эти документы ждали своей очереди к рассмотрению.  Я про них уже и забыл, у меня здесь неплохо шли дела, я открыл бизнес,  но когда мне позвонили и сказали сдать экзамен по английскому, решил на всякий случай пройти все требуемые собеседования. Так у меня появился вид на жительство в Канаду.

Переезжать насовсем в другую страну семья не планировала, рассказывает Александр. В Канаду на продолжительное время они с женой уезжали дважды – на время родов супруги. Во-первых, чтобы родить в хороших условиях, а во-вторых, чтобы дети автоматически получали гражданство Канады.


Источник фото: immigrant.today


Вплоть до 2013 года семья жила на 2 страны -  у Александра в Беларуси остался бизнес, а супруга, по его словам, даже пробовала здесь организовать личную практику по работе с особыми детьми. Перспектив для себя в Канаде собеседник не видел.

Кто я там -  мигрант?  Устраиваться мне на работу в Макдональдс? У меня здесь свое дело, которое я создавал с нуля.

В 2013 году было решено, что Виктория вместе с детьми поедет в Канаду, чтобы устроить туда старшего сына в школу. На семейном совете супруги пришли к выводу, что так сыну удастся методом «погружения» выучить английский язык. Александр остался в Минске.

Моя жена не поднимала вопросов, что ее что-то не устраивает,  не пыталась выяснить отношения, не ставила ультиматумов. Да, мы пошли на определенные жертвы, соглашаясь на брак на расстоянии, но мы делали это ради детей. Я думал, что через какое-то время все разрешится само собой.

В 2014 году, уверяет Александр, он начал подозревать жену в измене. Позднее услышал от нее, что им нет смысла дальше сохранять свой брак.

На меня как будто ушат воды ледяной вылили в тот момент. Я, конечно, засобирался в Канаду, чтобы выяснить, что случилось. И там сказал, что забираю детей в Минск. Четко мы не обсуждали, на какой срок уезжают детей – она выражала пожелание, чтобы на год-два. Я так далеко на тот момент не заглядывал. Когда мы уезжали, мама нас провожала, махала ручкой, как я понимаю, она пыталась обустроить свою личную жизнь в Канаде.

В итоге дети с Александром уже 3-й год. По его словам, он сделал все, чтобы они наверстали упущенное по белорусской программе,  дети сегодня учатся на «отлично». Мужчина уверяет, что не мешает сыновьям общаться с матерью. Она может звонить им в любое время (и делает это 1-2 раза в неделю).

При этом отец категорически против того, чтобы бывшая супруга забирала детей на каникулы в Канаду.

Я считаю (и в суде это уже пояснял), что это изощренная попытка получить паспорта детей на руки и увезти их из Беларуси. Она гражданка другого государства. Как только дети попадут в Канаду, они будут находиться под другой юрисдикцией. Там будут канадские дети, гражданка  канадского государства,  и я – папа из Беларуси. Я боюсь, что детей я больше никогда не увижу.

Александр уверяет, что дети воспринимают ситуацию спокойно.

После общения с мамой они задавали мне несколько раз вопросы: почему ты, папа, не пускаешь нас в Канаду? Я просто и откровенно детям объяснил, чего я опасаюсь. И они поняли, они достаточно взрослые ребята. Поверьте, слез по поводу того, что папа не отпускает их в Канаду, точно нет. Я считаю, что если бы ей были нужны дети, она могла бы приехать сюда, жить здесь, строить карьеру в Беларуси. И в любой момент она могла бы вернуться в Канаду, ведь у нее есть гражданство. Считаю, что здесь вопрос исключительно приоритетов.

Вариант «вернуться в Беларусь» не рассматривается

Несмотря на разлуку с детьми, бросать работу и возвращаться в Беларусь Виктория не планирует.

Я 13 лет строила жизнь на новом месте и считаю, что для меня и моих детей в другой стране больше возможностей. У меня кредит на дом, который надо выплачивать, канадская пенсия и высокооплачиваемая работа. А в Минске негде жить, двое родителей-пенсионеров, которых надо материально поддерживать, и на зарплату доцента мне двоих детей не прокормить. Почему я должна по разумению бывшего мужа бросить все и переехать обратно в Минск?

Комментарий специалиста:

Елена Жданович, управляющий партнер адвокатского бюро « Право и семейная медиация», адвокат Минской городской коллегии адвокатов, медиатор. Имеет большой опыт в работе с подобными исками.

- Согласно действующему законодательству ребенок имеет право на особую, первоочередную и преимущественную заботу не только со стороны родителей, но и со стороны государства. Причем, именно государство выступает гарантом защиты прав детей, которая должна осуществляться со стороны органов опеки и попечительства, а также судом.

Наше государство признает только гражданство Республики Беларусь, и поэтому дети, граждане РБ, пользуются особой правовой защитой. Так в подобных ситуациях поступают государства всех стран,  «своих» детей не отдают.

Вынося судебные постановления об общении детей с матерью только на территории Беларуси, суд, как я понимаю,  руководствовался тем, что в другой стране невозможно контролировать исполнение судебного решения и гарантировать защиту интересов белорусских детей.

Юридически разрешить эту ситуацию очень сложно, ведь каждый из родителей  стоит на своей позиции.

Надо понимать, что белорусский суд может определить место жительства детей с матерью только в случае проживания ее в Беларуси (с учетом интересов детей и  наибольшей привязанности к  матери).

Судебное постановление выносится после получения заключения органов опеки и попечительства после обследования  условий  жизни (материально-бытовых и жилищных) родителей, проведения психолого-педагогической диагностики. Такова судебная практика.

В данном случае, когда мать  не планирует возвращаться в Беларусь, выход только один – садиться за стол переговоров и договариваться.

Восстанавливать доверие и брать ответственность за то, каким образом будет устроена жизнь детей, которые фактически явились заложниками сложных отношений родителей.

На сегодняшний день ответственность за детей легла на плечи судебных органов, которые, как я и говорила выше,  могут выступить только гарантом защиты прав детей в своей стране.