За 4 года он научился выживать в условиях города

30 сентября 2014 года
5

Цикл историй усыновления - это невероятная коллекция судеб, собранная одной женщиной в течении всей жизни. Большинство историй - рассказы ее коллег, несколько из жизни родственников или знакомых автора.
 

За 4 года он научился выживать в условиях города
 

Жил на свете ребенок. Характерец у него был непростой. В силу некоторых жизненных обстоятельств он довольно рано, года в три, вынужден был начать сам о себе заботиться, и даже не только о себе. Искать пропитание, ночлег и т.п. Это сделало его безумно независимым и самостоятельным.

Почти 4 года такой жизни закалили его и научили бессчетному количеству способов выживания в условиях города. Но к семи годам добрые тети из Всеобуча обнаружили, что ребенок еще нигде не учится и пришли посмотреть, почему. Они посмотрели, но ребенка там, где он числился проживающим, не нашли.

Тогда добрые тети спросили соседей. И всезнающие соседи, по совместительству родственники, указали добрым тетям на место дислокации ребенка, а также тех, кого он опекал и даже в некотором роде содержал на пожертвования добрых граждан, посещающих магазин Престон, расположенный аккурат перед  тем  самым местом дислокации.

Добрые тети вытащили ребенка и его семью, которая занимала благоустроенную ямку, выкопанную ими на вечной стройке позади вышеназванного магазина, откинув доски, служившие им крышей. И увезли на микроавтобусе в детский дом.

В детском доме не нашлось группы, куда можно было определить всех членов этой семьи, и их разделили - тех, кому только что исполнилось шесть и восемь, определили в одну группу, а ребенка и того члена его семьи, которому еще не исполнилось четырех - в другую.

На этом месте счастливое существование закончилось. Ибо не мог взрослый мужчина, только что сам содержавший 8-летнюю сестру и двух братьев 6 и 3 лет, позволить, чтобы какая-то совершенно незнакомая нянька мыла ему попу.


За 4 года он научился выживать в условиях города
 

И он очень обижался на всякие-разные другие проявления дискриминации и произвола, и убегал за большое кресло, которое стояло в группе, где садился в любимой позе, очень сильно скрестив руки на груди и уткнув в них подбородок. И сидел там долго, за что снискал репутацию капризного, обидчивого и странного. Но не психа. Ибо был он от природы молчалив, не кричал, не скандалил а просто уворачивался -  столько, сколько мог.

В школе ему понравилось. Учеба давалась легко, учился он почти отлично, схватывал все на лету, научившись читать, читал много. И тут его отправили отдыхать за границу... 

В Испании он попал в семью, где взрослые работали, а за ним должна была присматривать 16-летняя дочь хозяев. Ребенок девушке не просто не нравился. Ее связали им по рукам и ногам. И она постаралась сделать так, чтобы обидчику мало не показалось... 

Он убежал, не выдержал изощренных издевательств. И полиция искала его по всему испанскому городу. И нашла. И он жил оставшийся срок в одной комнате с переводчицей, у которой на эту комнату были совсем другие планы.

И она постаралась, чтобы ее обидчику мало не показалось... и, приехав, рассказала в детском доме, какой ужасный это ребенок, и как он опозорил детский дом. Он заполз за кресло и ничего никому не сказал.

Учеба была для него самым лучшим делом в жизни. Он чувствовал себя достойно от того, что хорошо учился. И по-прежнему никто не видел от него никаких других проявлений несогласия, кроме жизни за креслом.


За 4 года он научился выживать в условиях города
 

На следующее лето он поехал в лагерь под Радошковичами. А потом директор детского дома взяла его в поездку в Америку, в которой из десяти детей, поехавших с директором, усыновили (тогда еще можно было) восьмерых. Кроме ребенка и его сестры.

Сестра очень хотела. Она ругала его и говорила, что из-за него ее "не взяли". А он не хотел, чтобы его усыновили люди, которых он даже не понимал, потому, что пробыл там всего 12 дней.

Ему мало было такого знакомства для доверия. И сестра, и директор, и все-все в детском доме снова сошлись во мнении, что он капризный, обидчивый и странный. Он хотел в школу.

У многих детей в детском доме были взрослые, которые их опекали больше. У него - никогда. Его сестра была ласковой и послушной, его братья были младше, и они никогда не были старшими мужчинами в семье, они соглашались слушаться взрослых, не разбирая, правы взрослые  или нет.

Но он - этот ребенок - привыкший думать и принимать решения - он никогда не соглашался делать то, что не понимал, что унижало его достоинство или казалось ему глупым. И взрослые обходили его лаской, думая - "дикий".

Он, и правда, уворачивался от руки, ему было спокойно только за тем креслом - взрослым не поместиться туда было и не пролезть... это убежище напоминало ему его домик под досками - его первый настоящий дом...

Так жизнь текла пять лет. И он привык, и к нему и его побегам за кресло привыкли. И он уже чуть помещался туда - двенадцатилетний. Но помещался, потому, что был худенький, маленький, и его небольшая сестра, которой уже исполнилось 13, обогнала его в росте уже на голову.

И учеба по-прежнему была для него спасательным кругом, его достоинством и надеждой. Он думал, что из-за того, что он хорошо учится, он сможет "поступить на хорошую работу" и построить себе и своей семье дом...

И тут случилось страшное: его с сестрой перевели 1 сентября в школу-интернат. С одним полиэтиленовым пакетом, в котором лежала пачка фотографий и одна смена белья. Но - он закончил четвертый класс. А В ИНТЕРНАТЕ НЕ БЫЛО ПЯТОГО!!!! И его определили учиться в шестой.

Горе его было так велико, что он не знал, как его пережить. В классе, в который его привели, решали примеры с десятичными дробями - повторяли пройденное в прошлом году. А он НЕ ПРОХОДИЛ десятичные дроби... никто не позанимался с ним. Никто даже не посмотрел его аттестат. Он стал троечником и остался им навсегда. Мечта его была растоптана.


За 4 года он научился выживать в условиях города
 

Здесь, в интернате, не было никакого кресла. Не было ни одного уголка, куда он мог бы спрятаться. Здесь были шестиклассники, с первого класса жившие вместе, умевшие драться и просто бить. Умевшие заставлять себе прислуживать... его заставить не удалось, но сколько его били в эти страшные месяцы, помнит он один.

В глубоком горе, в черной тьме дожил он до лета. В лагере у него была цель - накачаться, чтобы защищаться. Он, не имевший ни одной развитой мышцы, весивший в 12 лет 30 килограмм, за лето в белорусском лагере научился подтягиваться 20 раз - он часы тратил на эту работу.

Он научился смотреть исподлобья, материться, плевать в цель и - драться. Остервенело, не думая, что с ним самим будет - напролом бросаясь на любого, кто встанет поперек дороги...

Потом он подчинил себе класс младшего брата - все там платили ему "дань". Потому, что за границу его не брали - для первого раза велик, а "в первой поездке плохо себя вел" - и ему нечего было бы надеть, если бы не эта "дань".

В интернате дети ходили только в привезенном из-за границы. То, что могла ему "выдать" кастелянша, опустило бы его в касту неприкасаемых. Надо было выживать. Он выживал сам и кулаками и злобой выбивал выживание остальным (братья его оказались в этом интернате еще раньше).

И вдруг его послали в Ирландию. На месяц. К фермеру. Не одного - нескольких взял фермер. Хороший был, помогали ему, он денег давал. Ребенок складывал деньги и покупал свою независимость - трусы, носки, майку, еще одну.

Подарили кроссовки - он не позволил себе их надеть - здесь, на ирландской ферме, к нему и так неплохо относились. Кроссовки нужнее там! Там - это статусная вещь! Куртка! Никогда еще он не был так богат!

Месяц пролетел быстро. Вернулся, был счастлив - наконец у него все есть и не надо стирать единственные трусы и выжимать так, чтобы можно было сразу надеть! В интернате приказ - сумки в кабинет завуча - и в лагерь.

Он метался, просил разрешить взять эти две сумки в лагерь... "НЕТ" - сказала завуч. Ему разрешили оставить на себе то, в чем приехал. Он любовно уложил внутрь новых кроссовок носки и трусы - чтобы не помялись. Сам поставил сумки подальше от двери, подписаны они были его фамилией с самолета...

Завуч сказала только "Какие сумки? Не знаю - все, что было, уже забрали".

Он брел от кабинета завуча и каждому попадавшемуся взрослому пытался это рассказать, он пришел к воспитателю и впервые попросил помочь. Никто его даже не дослушал - "Откуда же я тебе их возьму, эти сумки?"


За 4 года он научился выживать в условиях города
 

Это было последнее горе. Больше он ничего не хотел, не чувствовал. Он больше ни к чему не стремился и ни о чем не мечтал...

За следующие 2 года он научился пить водку, попал на учет к психиатру, почти попал к наркологу и в ИДН, но интернат не хотел портить статистику... на совете профилактики он был как дома.

Никто и не представил бы теперь, что этот ребенок когда-то хорошо учился и читал... на вопрос о нем многие взрослые кривили губы и бросали: "Быдло!"... самое страшное - он и был таким внешне. Редкий шаг без плевка. Никакая фраза без матерного слова. Ни дня без выпивки. Курево - все, что горит, если нет бабла.

Драки, злоба, тьма, мрак, где достать бабла... воровство, продажа ворованного... без "бабла" - не человек...

...Пятнадцатилетний, он рассказывал, наконец, матери всю свою жизнь - снова и снова возвращаясь к тем моментам, которые были особенно болезненны когда-то. Он словно чувствовал, что освободится, только рассказав все это бесчисленное количество раз.

Он рассказывал это, как анекдот - уже привыкший к тому, что у него есть мать, но еще не доверивший ей свою боль. Он, смеясь, снова описывал, как искал сумки из Ирландии, когда его мать, задыхаясь от боли, сказала - "Я куплю тебе все, что там было, маленький мой! Давай поедем прямо сейчас".

И он, мгновенно сняв с лица улыбку, сказал: "Перестань, а то ничего больше не буду рассказывать".  И это был первый раз, когда он не назвал ее на "вы".


Уважаемые читатели! Вам приходилось общаться с детьми из детского дома? Как вы к ним относитесь? Вы бы смогли усыновить (удочерить) взрослого ребенка? Ждем ваши комментарии!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.




Обсуждают сейчас