Сейчас на сайте
Школьная жизнь
Школьники назвали 10 проблем, которые мешают им учиться
Здоровье
Как живет семья, в которой ребенок страдает от эпилепсии
Женский мир
Косметик-эстетист назвал 6 главных женских ошибок в уходе за кожей
Законодательство
Учителям могут повысить зарплаты? Вот что предлагает IT-сектор для школы
Отдых и путешествие
Как молодая семья с ребенком колесит по стране Плюсы и минусы самого бюджетного формата отдыха для семьи
Личный опыт
5 советов от мамы, которая слишком увлеклась чужой жизнью и лайками
Психология и воспитание
Как предостеречь детей от опасностей в интернете? Покажите им этот комикс Хотите крепкую семью? Вот ритуалы, которые помогут вам сплотиться Будьте внимательны! Признаки того, что ребенок может решиться на суицид Как не ошибиться с выбором кружка для ребенка
Женщинам о мужчинах
Минский совет отцов рассказал о стереотипах в семье

«Это не страшный чужой дядька на улице». Типичный портрет педофила

19 сентября 2019 года
4

Тема сексуального насилия над детьми заставляет сжиматься сердце каждого родителя. Подогревается она криминальными сводками и растиражированными в СМИ отголосками судебных приговоров. Мы с малых лет учим своих детей осторожности: не открывай дверь незнакомцам, не заходи в лифт с чужим человеком, держи заряженным телефон, возвращаясь темным зимним вечером из музыкалки. А ведь «маньяк»  может ждать ребенка не где-то там, за углом заброшенного здания, а дома. И именно этот сценарий сегодня наиболее вероятен.

Автор — Наталья Поспелова, специалист по семейному неблагополучию, устройству детей-сирот на воспитание и детско-родительским отношениям. 

Судя по милицейской статистике из года в год, от квартала к кварталу число несовершеннолетних жертв сексуального насилия увеличивается. Хорошо это или плохо? Вопрос риторический, а если кто-то и захочет ответить на него, то, скорее всего, ограничится философским «как есть, так есть». В обществе, проникнутом насилием сверху до низу, по-другому быть не может.

Хорошо уже то, что маленькие  жертвы перестают молчать, что действуют комнаты допросов, дружественные детям, что есть в учреждениях образования специально обученные люди, которые не оставляют жалобу или состояние ребенка без внимания.

Мы всеми силами пытаемся оградить детей от нападения маньяка на улице, но мысли о том, что злоумышленник может подстерегать ребенка прямо дома, или очень близко к дому: по соседству, в школе, спортивной секции, — стараемся от себя отгонять. Слишком уж травматичным является осознание зыбкости и ненадежности близкого окружения семьи.



Большинство насильников — родственники или знакомые семьи

Четверть века назад в США была опубликована научная работа «Социальная организация сексуальности» (Мишель, Лауманн), результаты которой до сегодняшнего дня считаются неоспоримыми. 

На основе разного рода опросов, масштабного анализа криминальной статистики, бесед с жертвами и насильниками, было установлено, что в подавляющем большинстве случаев дети подвергаются сексуальному насилию именно в семье.

Большинство насильников — лица, знакомые семье ребенка  или родственники. Эти данные требуют от родителей переместить эпицентр своих страхов за половую неприкосновенность детей с далекого «маньяк», «страшный чужой дядька» на людей, близко окружающих семью. И это понимание дается во много раз тяжелее.

 

 

Девочки (%)

Мальчики (%)

Незнакомый человек

7

4

Учитель

3

4

Знакомый семьи

29

40

Сожитель матери

2

1

Старший товарищ респондента

1

4

Другой родственник

29

13

Старший брат

9

4

Отчим

7

1

Отец

7

1

Другие лица

19

17

Общее число случаев

289

166

Данные приведены по материалам книги «Социальная организация сексуальности»  (Laumann, Michaeletal., 1994).

Итак, девочки в 4 раза чаще становятся жертвами сексуально озабоченных людей из числа знакомых им семей, чем незнакомых лиц. Мальчишки страдают от сексуальных злоупотреблений знакомых их семей в 10 раз чаще, чем незнакомцев.

Лидируют в этой страшной статистике и «другие родственники»: под этим собирательным термином следует понимать дядей, крестных отцов (из числа родственников), кузенов и троюродных членов расширенных семей.  

Сексуальное насилие в семье: факторы, которые на это влияют

Не претендуя на научную состоятельность, все же постараемся выделить  факторы, которые могут способствовать условиям для сексуального использования детей в семье и ее ближайшем окружении.

Оптимальной средой для всякого рода насилия, и сексуального  в том числе, является любая закрытая группа. В этом смысле семья как система, стремящаяся к автономии и естественной закрытости путем оберегания границ, своим укладом представляет определенные условия для насилия.

 

Источник фото: pixabay.com

 

Но риск сексуального насилия в семье многократно повышается, когда семейная закрытость обеспечивается противоестественными способами: исключением общения с другими семьями, установлением жестких ограничений на пользование членами семьи телефоном, интернетом, внедрением в семейный уклад системы жестоких запретов, одиозных правил и ритуалов. 

Пока жертва зависит от насильника — она будет молчать

Зависимость детей от взрослых в семье также обеспечивает питательную почву для возможных сексуальных злоупотреблений. Люди, которые вдруг начали говорить о том, что за дверями родного дома с ними творилось страшное, — это те, кто освободились от психологической зависимости от насильника в лице старшего брата, отца, отчима и прочих. Они повзрослели, встали на ноги, вышли из семьи, переехали в другую местность и т.д. 

Насильники уверены: пока жертва зависит от них — она будет молчать. И это развязывает им руки и создает иллюзию безнаказанности, а жертву обрекает на практически пожизненные страдания.

Известны случаи, когда дети по натянутым и спорным основаниям переводились на домашнее обучение, а впоследствии выявлялись факты их сексуального использования. В личной практике защиты ребенка был случай, когда отец-вдовец, используя связи и административный ресурс, добился для сына установления диагноза, характеризующего ментальное расстройство. Сексуальная расторможенность ребенка объяснялась отцом именно как следствие умственной отсталости, а не как следствие совращения им мальчика в раннем детстве.

Карт-бланш в руках взрослых

Поддерживая зависимость детей, взрослые обеспечивают для себя карт-бланш, который можно легко использовать, в том числе для злоупотреблений против физической или сексуальной неприкосновенности ребенка.

Иначе говоря, повышенная семейная закрытость и всемерно поддерживаемая зависимость детей от взрослых создают очевидные предпосылки для злоупотреблений против детей. Кроме всего прочего, они также обеспечивают невозможность вынесения сора из избы, что в контексте сексуального насилия гарантирует позднее раскрытие преступления.

Не призывая отказаться от семейного образа жизни и семьи как приоритетной среды для воспитания детей, все же невозможно проигнорировать эти и другие тревожные сигналы, которые могут свидетельствовать о наличии серьезных условий для сексуального и любого другого  насилия в семье.

Семейная исключительность

К уже названным факторам можно добавить зашкаливающую семейную исключительность: бесспорно, каждая семья индивидуальна и неповторима, но некоторые с этой неповторимостью носятся прям как с писаной торбой. 

Кто-то повернут на революционных системах закаливания: позже выясняется, что папа как ярый адепт здорового образа жизни пинками и зуботычинами гнал оздоровляться чад и домочадцев. 

Кто-то пытается согреть своим сердцем сирот и набирает их сверх всякой меры и здравого смысла на воспитание. После победы семейства в районном конкурсе «Лучшая замещающая семья года» общественность становится свидетелем криминального скандала с сексуальным насилием в отношении заведомо несовершеннолетних воспитанников детского дома семейного типа или приемной семьи. 

Кто-то старается противопоставить свой многодетный образ жизни малодетным окружающим, которые «не понимают», «мешают», «преследуют». При этом детям запрещается рассказывать о том, что происходит в семье, с кем из детей папа (отчим, приемный родитель) закрывается в комнате для нравоучительных бесед и кого «из болтливых» наказывает игнорированием и молчанием, лишением денег на карманные расходы.
 

Источник фото: pixabay.com

 

Кто-то придумывает и устанавливает в своей семье новую религию, а кто-то садистски требует безукоризненного следования традиционным верованиям. Иными словами, сozanadto, toniezdrowo.

Поддержание семейной исключительности требует от детей различных  жертвоприношений: это и отказ от дружбы со сверстниками, и невозможность посещать внешкольные мероприятия, занятия по интересам, обязанность проводить все свое свободное время в кругу семьи. А уже если вышел за пределы — рот на замок. Потому что «нас все равно не поймут. Мы не такие как все. Мы — иные».

Зашкаливающая исключительность формирует у детей убеждение, что в их семьях и с ними можно пренебрегать обычными правилами, в том числе и нравственными нормами. Мы же — другие.

Кто рискует оказаться сексуальным насильником?

Поиск средств, позволяющих достоверно определить человека, склонного к насилию, не прекратится, пока будут фиксироваться случаи сексуальных преступлений против детей. Современной наукой накоплены сведения о показателях, наличие которых у человека позволяет отнести его к группе риска по признакам сексуального агрессора. Однако с точностью и достоверностью определить, проявит ли человек себя как насильник, разумеется, невозможно.

Тем не менее, каждому родителю будет полезным знать, что риск стать агрессором на сексуальной почве возрастает у тех взрослых, которые:

  • сами иногда становились в детстве объектом сексуального насилия;
  • не имели в детстве близких друзей или находились в эмоциональной изоляции. 

Секс для таких людей становится способом бегства от эмоциональной боли и одновременно средством против нее. Став взрослыми, такие люди склонны приписывать какие-то сексуальные мотивы обычному поведению детей (в отличие от тех, кто не совершал насилия над детьми) и рассматривать свои жертвы в качестве сексуальных объектов. Из банального: кружевные трусики у шестилетней девочки рассматриваются таким взрослым как элемент эротического белья;

  • в родительской семье имели плохие взаимоотношения с отцом, страдали от физического и психологического насилия;
  • перенесли тяжелую и затяжную психологическую травму: раннюю утрату родителей (особенно матери), попадание в детдом и т.д., что могло восприниматься детьми как предательство;
  • склонны к сексуальным фантазиям, в которых фигурируют дети;
  • не удовлетворены собственной сексуальной жизнью в супружеских отношениях;
  • имеют сексуальные фобии.

Если в ближайшем семейном окружении есть люди с указанными признаками, детей от них следовало бы держать подальше. А если сам родитель находит у себя такие признаки — самое время обратиться к специалистам. Чтобы свои и чужие дети росли в безопасности.  

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.


Обсуждают сейчас