Сейчас на сайте
Новости портала
Чем занять подвижного ребенка, когда на улице дождь? Несколько простых идейВ 30 лет мама ждет шестого ребенка, но это не мешает ей восхищать поклонников своей внешностью
Все о детях
9 ярких образов для детей на лето: оцените усилия стилистов
Это интересно
10 проверенных книг для дошкольников: про дружбу, ложь и даже про выборыВсего 15 минут в день — и дома чистота. Советы от «Королевы уборки»
Фотофакт
Настоящее стихийное бедствие. Родители показывают, во что дети превращают их дом
Отношения взрослых
Психолог назвала распространенную ошибку, которую допускают женщины в браке
Личный опыт
«Он просил меня потерпеть». Монолог женщины, которую в 16 лет изнасиловал отецДумали рвануть на море в Италию, но отдохнули на Немане. Как семья провела отпуск с детьми в палатка
Психология и воспитание
Так нельзя говорить с детьми. Примеры родительских фраз, которые лучше держать при себе«Буду кормить хоть до школы!» Зачем женщины прикладывают к груди подросших детей

Выросла с мамой, которая всю жизнь болела шизофренией: «Меня ставили на гречку перед иконами»

15 июля 2019 года
13

Детство бывает разным, и никто не знает, что происходит за дверями соседской квартиры. Наша читательница поделилась своей историей, которая посвящена матери и ее деспотичному стилю воспитания. Такое поведение было неслучайным – в пожилом возрасте у женщины диагностировали шизофрению, но долгое время в семье никто не предпринимал попыток отправить ее на лечение.
 

Источник фото: pixabay.com
 

Мне 29 лет, у меня есть муж и 9-летний сын. Сейчас в моей жизни все хорошо, у меня есть семья, работа и увлечения. Все это лишь омрачается депрессией, которая связана с прошлым.

Я хочу затронуть редко обсуждаемую в нашем обществе тему: дети, которые выросли в семье с психическим больным человеком. Моя мама болела шизофренией почти всю жизнь, но не получала лечения до 50 лет. Хотя эпизоды и обострения случались регулярно. 



Обычная семья с необычной судьбой

С виду обыкновенная семья: мама, папа и две девчонки с разницей в шесть лет. Старшую звали Светланой, а младшую Еленой (я). Светлана "была ошибкой молодости" моего отца. Ее биологическую мать лишили прав, и мой отец, "благородный рыцарь в доспехах", взял опеку на себя. Затем познакомился с моей биологической матерью, женился. Потом родилась я.

В первые свои 7 лет жизни я не помню ничего негативного. А вот когда пошла в школу, почувствовала насмешливые взгляды детей.

Домой мне нельзя было никого приводить. Дружить тоже ни с кем нельзя. Первый класс мне запомнился тем, что мать меня била кулаком в висок, если я напишу что-то криво (тогда писалось очень много каллиграфических прописей в первых классах). Это происходило каждый день.

Если я напишу какую-то контрольную на 4, мать приходила в школу и била меня перед всем классом. Сами понимаете, как ко мне относились одноклассники. Постоянно угрожала, что побьет или расскажет всем, какая я бездарь.

Дальше насилие становилось жестче

Мать стала испытывать ярость и вспышки агрессии. Естественно, это все выплескивалось на меня. Меня били кожаным ремнем с металлической бляшкой, ставили на гречку и горох на колени перед иконами, просто так, потому что ей захотелось. Отец очень робко пытался меня защищать. Для проформы возмущался и удалялся на диван.

Чуть позже, видимо, случился первый эпизод обострения шизофрении. Моей сестре Светлане на тот момент было около 14 лет, она превращалась из девочки в подростка. Мать заклинило на том, что мой отец совершает развратные действия со своей дочерью и изменяет ей.
 

Источник фото: pixabay.com
 

Светлане доставалось так, что вам и не снилось. Постоянные истерики матери, угрозы, унижения, физическое и психологическое насилие над ней  не прекращались. В 15 лет Светлана ушла жить к бабушке и дедушке по отцовской линии.

Надо сказать, мой отец, сестра матери, бабушки и дедушки не предпринимали никаких попыток лечения, а считали эти выходки "богатой" фантазией моей матери и ревностью. Тирания, контроль, крики - все это объяснялось чертами характера. Отец несколько раз выписывал матери пощечины в ссорах, когда она начинала откровенный бред нести. Но это еще больше укрепляло ее в своих идеях.

Суеверность и набожность

Затем обострение проходило. Начиналась вроде бы обычная жизнь. С истериками, криками, битьем по голове и стоянием на гречке. Без особенных навязчивых идей и бреда. Просто полная суеверность и набожность (это было у матери, сколько ее помню сознательно).

Сестра, конечно же, оставалась проституткой, шалавой, общаться с ней мне было нельзя. Ну, а меня мать всячески ограничивала от внешних контактов, проверяла все вещи, нижнее белье, записи (личный дневник, например). Это все, конечно же, беспардонно читалось, а потом обсуждалось с кем угодно. 

Училась я всегда хорошо, но мне было сказано, что на вуз рассчитывать нельзя, у нас нет денег. Стоит отметить, жили мы всегда очень бедно и просто. Поэтому я решила поступать на бюджет в колледж. Поступила, отучилась. Познакомилась с мужем, вышла замуж и ушла в декрет. Уехала подальше от своей матери. Кажется, вот и конец истории. Но нет. 

Очередное обострение и новая бредовая идея

Вспышки агрессии по отношению ко мне на тот момент прекратились. Родился мой сын. Я не препятствовала редкому общению матери с внуком. И тут снова случилось обострение у матери. Но была уже новая бредовая идея: я и мой муж сексуально насилуем нашего 3-летнего сына.

Мать начала атаковать милицию, писать на нас с мужем заявления в социальную службу, детский сад. Естественно, нашу семью проверяли и милиция, и соцслужба. Все хорошо, конечно же, ничего не нашли. Состава преступления нет.

Но моя мать не успокаивалась, она продолжала доставать участкового и различные отделы милиции, соцработников. Они быстро поняли, что имеют дело с психически больным человеком, и слали сплошные отписки.

Бабушка выламывала двери в квартире

Стоит ли говорить, что мой сын испытывал стресс, когда приходили тети и дяди в форме, задавали ему вопросы... Бабушка бросалась в истерики. Выламывала двери в нашей квартире. При очередной такой попытке и агрессивном нападении моей матери я вызвала санитаров, описав ситуацию, они выехали, но моя мать, услышав звук сирен, убежала и спряталась.

Встал вопрос, что делать с мамой. Мы уговаривали ее пойти лечиться, но в обострении она не слушала ни о какой консультации. Полный неадекват, критического мышления - ноль. А принудительного лечения у нас нет, только если человек сам явится к врачу.

Отец не хотел ходить к психиатру, просто сказал: "Разбирайтесь сами". Тогда я пошла к врачу сама, и многое вынесла из той беседы. Мы приняли решение спасать ребенка от психических травм. Бросили все (работу, сад, жилье) и переехали в другой город, чтобы мать даже адреса не знала. Так и было долгое время. Мы обосновались в другом городе. 

Чуть позже начались звонки родственниц матери, они давили на совесть, мол, как можно так с ней поступать, эта женщина тебя вырастила, выкормила, а ты с ней не общаешься. Но я не сдавалась и прекратила с ней полностью общение. После той боли, что жила в моем сердце, и стресса я не хотела ни слышать, не видеть ее.

Но  "добрые" родственники дали адрес моей матери. В очередное обострение мы снова почувствовали с мужем и сыном всю "ее любовь". Опять переехали, сменили номера, адреса, к тому моменту уже школу у ребенка.
 

Источник фото: pixabay.com

Болезнь захватила маму

Прошло 2 года. Позвонил отец. Он сказал, что мать лежит в РНПЦ в Новинках. Она стала разговаривать сама с собой, ей пели ангелы и голоса, она начала закрывать и открывать порталы, ее захватили галлюцинации и сверхценные идеи. В общем, это совсем другая история - история болезни. 

Моя же история о бесхребетности, безразличии отца и родственников и двух душах, которые оказались в западне. На которых вымещалось все. Вся болезнь. 

Сейчас повзрослевшими глазами я вспоминаю прошлое и удивляюсь, насколько люди не хотели брать ответственность за происходящее. Не знаю, как мой отец и другие родственники должны были поступить тогда, но явно не оставлять детей один на один на растерзание матери в периоды обострений. Думаю, что если бы раньше начали лечение, это и для нее было бы лучше.

Даже когда мать попала в РНПЦ, догадайтесь, кто навещал ее, привозил лекарства, одежду покупал, продукты и разговаривал с врачами. Все исчезли, включая отца. Я понимаю, кто везет - на том и едут. Но мне просто было ее жалко. Это же не собака. А человек со своими правами, и бросить вот так ее как растение я не могла. Взяла на себя ответственность за нее. Очень благодарна своему мужу за то, что  не сбежал, а поддержал меня и нашу с ним семью в трудной ситуации.

Мне бы очень хотелось, чтобы читатели не оставались равнодушными к другим людям. К детям. Замечая такие ситуации, не оставайтесь в стороне. И хочу приободрить детей (взрослых, остающихся в душе детьми) в похожих ситуациях: вы не одиноки. Не надо бояться осуждения общества. И нужно суметь прожить свою жизнь, пройти свой уникальный путь, несмотря на ужасы детства.

Если вы хотите поделиться своей историей о наболевшем, пишите нам на editor@rebenok.by

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!


Обсуждают сейчас