Сейчас на сайте
Новости портала
В Минске пройдет показ нижнего белья для беременных женщин. Приглашают желающихЧто давно пора менять в белорусской школе? Учителя поделились наболевшим
Все о детях
«Добровольные взносы — 20 рублей ежемесячно». Часто ли приходится платить за бесплатные кружкиРодителей просят заполнять «листки здоровья» на своих детей. Узнали, для чего
Это интересно
Три типа восприятия нового у детей: почему об этом важно знать родителямУченые выяснили, какие женщины ведут себя с детьми грубо и агрессивно
Спорный вопрос
«Пришла домой, а под дверью стояли соцработники из школы». Женщинам пригрозили опекой за бчб-лентыНикаких денег, пока не выполнят требования. Родители детей из 61 школы написали открытое обращение
Беременность и роды
Ученые определили максимальную прибавку в весе, которая допустима для беременныхПравда ли, что во время беременности волосы становятся гуще? Объясняет дерматовенеролог
Добрые дела
«Не начал держать голову, не сел, не пополз». Мама больного мальчика просит помощи

Люди-ледоколы: истории тех, кто вырос в семье с пьющими родителями

07 августа 2020 года
4

Вы взрослый человек. У вас семья, дети, друзья, хорошая работа, отлаженный быт, привычный уклад жизни. Но иногда накатывает тревога, из ниоткуда приходит страх, внутри ощущается пустота, вы напряжены и расслабиться вам сложно. Почему так бывает? Одна из возможных причин — синдром ВДА. Взрослые дети алкоголиков, или ВДАшники — это те, кому пришлось расти в семье, где один или оба родителя часто употребляли алкоголь. 
 

Источник фото: Unsplash.com


Мы поговорили с двумя психологами, гештальт-терапевтами, ВДАшниками Андреем Мирошниченко и Сергеем Змитровичем о том, с какими трудностями встречаются дети алкоголиков, становясь взрослыми. Сегодня Андрей и Сергей ведут терапевтические группы для людей с ВДА онлайн и оффлайн, канал на Youtube, а также Telegram.

История Андрея: «Я вырос очень тревожным человеком»

Мы с братом выросли в семье, где пил отец. Для детей моего поколения это было практически нормой, так жили почти все из моего окружения, и никто об этом не говорил вслух.

Есть семейная легенда, которая объясняет причины алкоголизма отца. Он родился в 1943 году в деревне, которая находилась под оккупацией. Скрывая ребенка от немцев, мать давала ему сосать тряпочку с самогоном, чтобы не плакал. Я не очень верю в такое объяснение, потому что среди родни отца все мужчины были алкоголиками. Я думаю, что это скорее социальная история.

Источник фото: Личный архив герояАндрей Мирошниченко

Детский период помню смутно. В моей памяти есть, например, такой эпизод: мама приготовила еду и заперлась с нами в одной комнате, а за дверью пьяный отец рубил топором дверь. Когда мне было 7 лет, мама с отцом развелась, он переехал в другую квартиру в этом же доме, завязал с алкоголем лет на 6, и для меня наступило счастливое детство. Из этого периода мне особенно запомнилось, как мама читала мне перед сном книгу, а закончив, наклонялась, чтобы поправить на мне одеяло. Такая спокойная душевная картина.

Когда мне было уже лет 11, мои родители решили совместно купить дачу (это был развал СССР), на этой почве снова сошлись. У них начались регулярные споры и скандалы о том, как разбивать огород, где строить дом, и в один Новый год папа сорвался и ушел в запой. С этого момента он снова начал пить. Это были запои. Каждый раз мама спасала его, вместе с моим старшим братом возила его в больницу, убирала за ним, а меня мучило чувство стыда и отвращения. От этого трэша я прятался в чтении.

Запои у отца становились все чаще и совпадали с ответственными или тяжелыми периодами моей жизни: болезнь и смерть моей бабушки, мои экзамены, сессии во время учебы. В итоге все закончилось смертью отца от алкогольного отравления.



Что осталось мне в наследство от этой истории?

Сегодня, будучи психологом, я уже могу делать выводы. Во-первых, это всепоглощающий стыд. Друзья ходили друг к другу в гости, а я не мог позвать друзей, когда у отца были запои. Другие ребята гордились своими родителями, а я — не очень.

А во-вторых, я стал очень тревожным человеком. Запои отца, которые приходились ровно на мои сессии — очень ответственное для меня время — дико нервировали меня. Мать моя сражалась с зависимостью отца, как это делают созависимые женщины. Она прятала алкоголь, а отец пытался его найти дома, устраивал драки. Жизнь превращалась в полный ад. Так, одной из главных эмоций для меня стала тревога. Это чувство преследовало: сначала сессии, потом новая работа, поездки, обычные встречи — все вызывало сильнейшую тревогу, потому что бессознательно я готовился к чему-то страшному.

Состояние осложнялось еще и тем, что я не мог ни с кем разделить свои переживания и чувства. Одно из преобладающих качеств взрослого ребенка родителей-алкоголиков — скрытность. Еще в детстве ребенок не может рассказать про то, что у него в семье происходит. А когда вырастает, человек по привычке живет один и сам пытается справиться со всеми своими проблемами. Вытесняет постепенно своего внутреннего Ребенка, который может покапризничать, пожелать чего-то хорошего для себя. Вместо этого включает позицию Взрослого Ребенка, который не только о себе заботится, но и о своих родителях.

В моем случае моя скрытность проявилась в том, что, будучи знакомым с супругой 11 лет, я ничего ей не рассказывал о своем детстве. Это не удивительно, ведь даже мама считала, что это какая-то постыдная история, о которой не стоит упоминать.

Еще мне постоянно казалось, что я недостоин счастья, что быть счастливым опасно. К 30 годам я успел окончить университет, пошел работать, женился, а количество тревожных аффектов по этому поводу только росло. Я нуждался в подтверждении того, что я — ok. Для ВДАшника это проблема: как бы тебя ни хвалили, этого всегда недостаточно, ты найдешь по поводу чего расстроиться. Поэтому для ВДАшников так характерны эмоциональные выгорания на работе.

Источник фото: Личный архив героя


Во время учебы на психотерапевта я проходил групповую терапию, где впервые рассказал о своем детстве. Все участники группы отреагировали на мою историю неожиданным для меня образом — они меня не застыдили. Напротив, высказывали мне поддержку. В свой адрес я слышал слова восхищения тем, что в таких условиях я стал тем, кем я стал — получил высшее образование, стал кандидатом наук, достиг успехов в профессии. Внезапно я понял, что реакция людей может быть совсем не такой, как я ожидал. После этого я открылся жене, которая в свою очередь тоже спокойно на это отреагировала.

Позже, когда мы познакомились с Сергеем и решили вести группы для ВДАшников, я погрузился в изучение литературы и обнаружил, что есть единый набор психологических паттернов, которые относятся к большинству ВДА. Мы начали вести группы и увидели поразительное сходство ВДАшников и детей из дисфункциональных семей.

История Сергея: «Привык жить с чувством вины и стыда»

У меня тоже типичная история. Мама была алкоголиком и воспитывала нас с сестрой одна. Она пила с самого детства, очень часто напивалась до беспамятства. При этом на работу ходила в любом состоянии — для нее это было нечто святое. Думаю, что она не пропустила ни одного рабочего дня.

Вся ее жизнь была переполнена страданиями: первый муж повесился, фактически обвинив ее в своей плохой жизни, со вторым мужем (моим отцом) она развелась. Поэтому она всю жизнь мучилась чувством вины, что какая-то плохая жена и мать. И эту душевную боль топила в алкоголе, чем еще больше увеличивала свою боль и страдания.

В раннем детстве я мог только просить и умолять ее перестать пить. Надо понимать при этом, что происходит, когда маленький ребенок просит «мама, папа, пожалуйста». Он просит всем своим естеством, каждой клеточкой своего тела, и почти всегда в таких случаях в ответ на это ему либо отказывают, либо обманывают. Когда ты становишься взрослым, тебе сложно поверить, что кто-то может не отказать, не обмануть, сдержать свое слово.

Источник фото: Личный архив герояСергей Змитрович

Спасением от этого ада для меня стали учеба и спорт. Я выбрал путь «героя-отличника»: хорошо учился, был олимпиадником, занимался футболом, делал вид, что у меня все хорошо. Мне было все равно, чем заниматься, лишь бы не быть дома.

Когда я стал постарше, стал понимать: то, что происходит с мамой — это ее личная история. Сестра первая включилась в противостояние и начала расставлять границы. Глядя на нее, я понял, что так тоже можно, и в возрасте 14-15 лет я был с матерью уже достаточно твердым в тех ситуациях, когда она пыталась мной манипулировать. Тогда это не причиняло уже такой сильной душевной боли. Из дома я ушел, как только поступил в университет.

Позже у матери случился инсульт, после которого врачи ей запретили пить и курить. Она несколько месяцев продержалась, но в результате сорвалась и после запоя умерла. Это случилось около 8 лет назад.

Как повлияло мое алкогольное детство на мою жизнь?

Во-первых, пострадало мое доверие к миру, у меня появилась привычка жить в состоянии постоянного стресса и тревоги. В то же время мне очень повезло, так как было несколько преподавателей в школе, которые относились ко мне с уважением и теплотой — за них я и цеплялся, потому что они видели во мне обычного нормального ребенка со своей личной историей.

Во-вторых, я привык жить с чувством вины и стыда. Вины за то, что я так и не смог как-то повлиять на маму, чтобы она бросила пить (это прям заветная мечта любого ребенка алкоголика). А чувство стыда преследует из-за того, что ты как будто всегда что-то скрываешь.

Источник фото: Unsplash.com


В-третьих, я ничего не понимал про свои чувства и эмоции, потому что приходилось не просто сдерживать их (злость, ярость, бессилие), а отключать и жить только мыслями. От всего этого складывалось ощущение, что чувства и эмоции — это что-то очень опасное, и лучше от этого держаться подальше. Любое событие вызывало во мне тревогу, и я не понимал, откуда она. Не было во мне навыков регулирования эмоционального состояния.

Так я попал на психотерапию, и оказалось, что есть и другой мир, наполненный разными чувствами и эмоциями, и не все так страшно, как мне раньше казалось.

Как алкоголь влияет на целые поколения

Сейчас, когда Андрей и Сергей ведут группы для ВДА, для них открылся более широкий взгляд на проблему алкоголизма, охватывающий не одно поколение. Первая мировая, революция 17-го года, раскулачивание, голод, репрессии 30-х годов, Вторая мировая, Афганистан, распад СССР — все это оказало огромное влияние на уровень стресса у наших родителей.

— Целый океан чувств — печаль, ужас, душевная боль потерь, ярость —  оказались запертыми внутри психики у целой огромной страны. А пьянство стало единственным способом хоть как-то выпускать из себя весь этот ужас.  Без понимания того, как устроена психика у людей было одно простое «лечение» —  напиваться до потери памяти, — объясняет Сергей. — И в этой неблагоприятной, тревожной, агрессивной, небезопасной среде, ребенок вырастает в тревожного взрослого.

Андрей также обращает внимание на роль «спасительницы», которая прочно укрепилась в сознании поколений и была характерна для жен и матерей.

— Жертвенность была социальной нормой и эталоном. Я вспоминаю своего папу и точно могу сказать, что для их поколения алкоголь — это был досуг. Что еще было делать: кино отстой, телевизора не было, ходили в гаражи и там бухали. Он приходит домой, где его встречает жена с выработанной позиции «спасительницы». Так что для меня алкоголизм поколения моих родителей — это больше история про социальные роли, которые прочно закрепились у целого поколения. Сейчас уже появилось поколение новых алкоголиков, в котором гораздо больше психологического, чем социального, — убежден Андрей.

Как опознать ВДАшника

ВДАшник не видел эталона хорошей семьи, поэтому он находится в вечном напряжении: нормальная семья у него или нет? Нормальный он родитель или нет? Можно ли позволить себе выпить на праздник и показать детям, что я нахожусь в похмелье? Этот человек не разрешает себе расслабиться. Ему сложно позволить себе это, он боится, что если расслабится, его жизнь рухнет.

— Получается, что человек тратит силы не на то, чтобы жить своей жизнью, а на то, чтобы жить какой-то жизнью, которая в его представлении кажется ему нормальной, — описывает типичного ВДАшника Андрей. — Там нет радости, нет приятных эмоций, всегда какое-то сильное напряжение и очень много ограничений. Много усилий тратится на фасад, чтобы казаться счастливой семьей. И это внутреннее напряжение с годами растет, так как  эмоциональных ресурсов с возрастом все меньше, и энергии, чтобы держать это все в себе, уходит больше.

По словам собеседников, многие девушки-ВДАшницы имеют проблемы с выстраиванием отношений с мужчинами. Они прикладывают титанические усилия, чтобы на ранних стадиях отношений отфильтровать мужчин-алкоголиков, а потом всю жизнь живут и отслеживают. Муж пришел с корпоратива выпивший — он уже алкоголик или еще нет?

У парней часто все, наоборот: некоторые в подростковом возрасте сильно пьют, а потом бросают. У них нет никакой границы по этому поводу, нет позиции счастливого ребенка, который может насладиться ситуацией и жизнью. 

— ВДА-шники проделывают двойную работу: им нужно наладить свою жизнь, а еще преодолеть всю ту историю, которая у них происходила, и стать лучше. Они как ледокол прокладывают путь к своему счастью, преодолевая себя. И им так тяжело в своем одиноком походе в этом холодном мире. Если человек хочет хоть улучшить качество своей жизни, вернуть себе чувство уважения, понимание, что с ним происходит, какие у него есть чувства, почему он живет так, как живет, почему он чего-то хочет, но у него так и не получается, почему случаются проблемы в семье, а в жизни так мало удовольствия — нужно идти на психотерапию.

Как спасти ребенка, если один из родителей пьет

В первую очередь развестись и разъехаться, а непьющему родителю заняться собой, считает Андрей.

— Я не верю, что алкоголизм можно вылечить. Я не вижу людей, свободных от алкогольной зависимости, скорее они могут поменять одну зависимость на другую. Конечно, есть единичные случаи, когда этого не происходит. Подчеркиваю, что это не нейтральная позиция специалиста, а мнение травмированного человека. Я убежден, что не надо оберегать алкоголика и делать его жизнь проще, нужно думать о себе и о ребенке. 

Источник фото: Pexels.com


Представьте себе, как выглядит семья, где мама спасает папу от алкоголизма. Есть ребенок со своими переживаниями: первая любовь, ссоры с друзьями, поступление в ВУЗ, какие-то волнения по поводу следующего выбора в жизни. А в это время мама бесконечно занимается папой-алкоголиком: убирает за ним, спасает, отправляет на реабилитации и т.п. Жизнь буквально проходит мимо ребенка. Ему не на кого опереться, никто из родителей не дает ему обратной эмоциональной связи. Он один на один со своими переживаниями, плюс сверху еще эта трэшовая история. 

Сергей соглашается с тем, что с алкоголиком нельзя заигрывать ни в какие спасения. Первое, что нужно сделать — это позаботиться о себе.  

— Я советую пойти на психотерапию, чтобы обучиться навыкам эмоционального саморегулирования. Когда вы станете достаточно спокойно и уверенно себя чувствовать, тогда сможете помочь своему ребенку. Это произойдет в каком-то смысле автоматически — ребенок вдруг почувствует, что на вас можно опереться, с вами можно успокоиться, для него станет очевидным, что вы обладаете внутренним эмоциональным ресурсом. И только потом, если дойдут руки, если будет желание и останутся силы, вы будете что-то делать для алкоголика, но в 90% случаев этого делать уже не захочется. Алкоголик может и сам пойти на психотерапию и лечиться там алкоголизма, если захочет.

Ирина Антонова

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!


Обсуждение
Фея)7.08.2020 в 14:22
Наконец-то адекватная оценка алкашне.
Это не болезнь. Это проблемы, которые человек решает привычным способом, бухает. Люди выбирают самый простой путь.
DARishka7.08.2020 в 14:29
Как мне знакомы эти истории. Все детство в состоянии тревоги, стыда, вины, без друзей... Но в 17 лет собралась и уехала учиться, смогла отрезать этот кусок жизни и жить с чистого листа. Впоследствии, после рождения ребёнка, наладила отношения с родителями (отец уже не пьёт, стал инвалидом опять же по-пьяни). Наверное, мне очень повезло с мужем, с первого дня знакомства я не стеснялась своего происхождения, как это обычно бывало с другими. К алкоголю у нас с ним спокойное отношение, есть некое любопытство попробовать иногда что-то, в гостях тоже бокал-другой, дома можем отметить день рождения без капли алкоголя, но при желании выпьем без чувства вины. У мужа, кстати, отец тоже спился к концу жизни и погиб довольно молодым, разбив голову (упал пьяный). Мне, возможно, психологически легче не ставить себе полный запрет на алкоголь, запретное ведь подсознательно манит куда сильнее. В целом уже много лет назад решила не демонизировать ни алкоголь, ни своих родителей, а самой отвечать за свою жизнь
Natick7.08.2020 в 15:06
В нашей стране, которая занимает лидирующие позиции по употребления алкоголя на душу населения, практически об этом не говорят. Хотя очень многие семьи сталкиваются с этой проблемой. Если не муж злоупотребляет, то брат, или сват, или двоюродный дядя. В любом случае, так или иначе данная проблема прямо или косвенно влияет на жизнь многих. Поэтому сообщества поддержки должны быть, конечно, в каждом городе страны.
Поэтому ребята молодцы, желаю вам удачи).
cappuccina11.08.2020 в 16:30
Теперь понятно, откуда у меня эта вечная тревожность.
Очень тяжело жить в семье, где есть алкоголик, и ты поделать ничего не можешь.
Обсуждают сейчас