Сейчас на сайте
Новости портала
«Мы не можем перестать». Супруги 21 раз становились родителями Когда «оголять грудь» можно по закону. Как по всему миру женщин убеждают кормить грудью
Это интересно
Работает ли запрет на аборты? Вот к каким выводам пришли ученыеУченые опровергли распространенное мнение о том, что музыка делает детей умнее
Фотофакт
Старость, которую перестаешь бояться. На снимках талантливого фотографа
Школьная жизнь
«Достань правой рукой левое ухо». 8 вещей, которые должен уметь первоклассник Как будут учиться школьники с 1 сентября: узнали о планах чиновников из разных стран
Спорный вопрос
Мама жалуется: ребенка покусали в саду, а другие родители отправили ее «пить валерьянку»
Здоровье
Правда ли, что во время купания можно подхватить серьезную инфекцию? «Лечение есть, но нет денег его оплатить». Мама просит спасти единственную дочь
Личный опыт
«Живем в закрытом городе за забором». Белоруска уехала с семьей в Саудовскую Аравию

«В детском саду сменили 8 групп». Мамы гиперактивных детей о трудностях, с которыми сталкиваются каждый день

28 января 2020 года
70

Сын Кристины пел на уроках и убегал из класса, пока мама не начала давать ему в школу альбом и карандаши. Теперь он часто рисует на уроках. А сына Дины учитель постоянно выгонял из класса, но мама нашла выход: теперь она водит ребенка к репетитору. У обоих мальчиков — синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ). Мы узнали об основных трудностях, с которыми сталкиваются такие дети и их родители.


Источник фото: архив героини

История 1. Необычный мальчик, которого нужно пеленать

Кристина — многодетная мама, ее шестой сын с рождения отличался от других детей.

— Когда я с ним приехала из роддома, первое, что сделала — распеленала и одела в комбинезон. Еще в роддоме я так делала со всеми своими детьми. Всем нравилась такая свобода, но не младшему ребенку. Сын без конца размахивал руками, пытался все схватить и орал без перерыва.

В очередную ночь я, вконец измученная его непрекращающимся криком, взяла пеленку и запеленала его. И как только я закончила пеленание, наступила... тишина. Я не могла поверить: сын уснул за минуту, как только я лишила его возможности двигаться.



С тех пор я пеленала его регулярно до тех пор, пока возраст ребенка допускал это. Потом мы перешли на детский спальный мешок. Тогда мне казалась, что просто «все дети разные», и у меня такой необычный мальчишка, которого нужно пеленать. 

Воспитатели говорили, что не могут с ним справиться

Но все только начиналось. В полтора года Авель пошел в ясли. Буду краткой: в  6 лет он выпустился из детского сада, поменяв за это время 8 групп. Даже педагоги с высшим образованием и большим стажем говорили, что не могут с ним справиться.

В прошлом году мой мальчишка пошел в первый класс. Его знает вся школа: все учителя, директор, воспитатели, ученики с 1-го по 8-й класс и буфетчицы. Ну и родители, разумеется.

Сказать, что у нас есть сложности, это ничего не сказать. Учителя и психолог спрашивают у меня, что с ним делать и как правильно его обучать. Мне хотелось бы «выдохнуть», узнав, что педагоги знают и умеют работать с детьми с СДВГ, но нет. Они меня отправляют к специалистам.

Конечно, мы с сыном посещаем детского психолога 2 раза в год, и он регулярно желает «терпения мамочке и мудрости учителям». Специалист вселяет надежду, что мой сын «перерастет» свою гиперактивность и годам к 15 успокоится. Но это не факт.

Только мама может помочь

Меня мой сын слышит и слушает. Со мной он занимается (я вообще полтора месяца с сентября ходила с ним в школу и сидела на уроках). И, конечно, я понимаю, что столько терпения, сколько есть у мамы, нет и не будет ни у одного педагога и воспитателя. Только мама понимает и готова помочь всегда.

Ему нелегко удерживать внимание в течение урока. Раньше он начинал... петь. Или ходить по классу. Или вообще уходил с урока и бегал по школе (тогда его ловила вся администрация). Сейчас я купила ему большой бокс с карандашами и альбомом, и он часто рисует на уроке... Учитель беспокоится, что он отстанет от программы. Может, да. А может, и нет. Он очень умный, и даже когда рисует, не бездельничает на уроке. Главное, что он перестал петь и бегать по школе. Я считаю это огромным достижением. 

Его мозг — безразмерный

Иногда мне кажется, что он — суперфлешка, на которую можно записать неограниченное количество информации. Причем он ее не только поглотит, но и проанализирует, и обработает. А потом выдаст «решение вопроса», над которым и взрослые пыхтели бы.

У него огромный словарный запас и полное отсутствие «стопов» в общении со взрослыми: будь то милиционер, кассир, директор школы или водитель.

У сына «снижен порог понимания опасности». Его било током, его сбивали санки на горке, он падал с качелей и пр. Он без остановки бегает, прыгает, лезет куда-то. Дома я закрываю наглухо все окна и балконы, стратегически продумываю всевозможные траектории движения сына и создаю территорию безопасности. И бесконечно напоминаю ему о соблюдении правил безопасности...

Он импульсивен: контроль эмоций для него сложная тема (но мы работаем над этим). Сын легко вовлекается в любые конфликты, в которых «соперники и обидчики» обязательно получат от него в глаз или в нос.

Многие родители не понимают, что происходит с их детьми

К сожалению, в нашей стране не развит комплексный подход к лечению и оказанию помощи и поддержки детям с СДВГ. Есть вопросы с диагностированием и обследованием. Есть сложности с назначением врачами лекарственных препаратов детям. Не проводятся нужные обследования, что говорит о поверхностном подходе к проблеме.

Большинство родителей детей с СДВГ не имеют понятия о том, что именно происходит с их ребенком из-за отсутствия должной и своевременной информированности. Следствием этого становятся «жесткие методы воспитания» детей, которым категорически противопоказаны проявления агрессии в их сторону в принципе.

Несмотря на множество сложностей, родительская любовь побеждает: многие родители гиперактивных детей объединяются между собой, делятся опытом, методиками, поддерживают друг друга. Это очень важный этап — взаимоподдержка! Такие родители «переворачивают интернет» в поисках нужной информации и понимают, чем они могут и должны помочь своему ребенку. И, конечно, самое главное — любовь и терпение. Ни то, ни другое не должно закончиться никогда.

История 2. Активный ребенок, который не спит днем с 1,5 лет

У Дины — единственный сын, но мама сразу заметила, что ведет себя он не так, как все.  

— С самого рождения мой сын развивался очень быстро. В 2,5 месяца уже переворачивался, в 8 месяцев начал пытаться ходить, а в 10 — уже бегал. Я ходила к неврологам и психологам, но мне говорили, что у меня нормальный и здоровый ребенок, просто очень активный.
 

Источник фото: архив героини
 

В 1,5 года сын заговорил, как взрослый, перестал спать днем и все время бегал — просто никогда не останавливался. Был период, когда он постоянно падал и ходил весь в синяках. Меня даже спрашивали, не бью ли я его.

Однажды я пригласила психолога домой, чтобы она посмотрела на поведение сына в домашней обстановке. Ребенок за 1 минуту успел побывать везде: в шкафу, в кровати, он разделся, оделся, что-то порвал, сломал. Психолог провела с ним тестовые задания на внимание и сказала, что до 3 лет еще сложно сказать на 100%, что у сына СДВГ, но все предпосылки есть.

В саду зачитывала статьи о СДВГ воспитателям

Когда сын пошел в детский сад, на него стали жаловаться дети, воспитатели и родители. Постоянно говорили, что сын кого-то ударил или побил. Я приходила в группу наблюдала за поведением сына.

На самом деле сам в драку он никогда не ввязывался, первым никого не бил, но мог бежать мимо, не заметить другого и толкнуть. Еще дети с СДВГ любят кружиться. При этом мой сын расставлял в стороны руки, понятно, что в этот момент он мог задеть кого-то. Многие считали, что он делал это специально. Но таким детям кажется, что посторонние находятся на большем от них расстоянии, чем на самом деле. Это не поддается психологической коррекции, ощущение себя в пространстве просто нужно тренировать.

Когда дети с СДВГ устают, им хочется закрутиться в одеяло, спрятаться в уголок, чтобы никто их не трогал. В саду сын в эти моменты мог стащить покрывало с кровати или лечь под кровать, чтобы его не могли найти.

Чтобы скорректировать такое поведение, мы начали активно работать с психологами. Я стала изучать информацию о СДВГ, для меня важно было понять, как нам с сыном с этим жить. Благодаря этому я смогла найти с воспитателями контакт, они меня спрашивали, что делать в той или иной ситуации. Иногда я приходила во время тихого часа и зачитывала им статьи и книги по теме гиперактивности.

Учительница постоянно выгоняла в коридор

В школе мне понадобилось полтора года на то, чтобы уговорить учителя уделять сыну больше внимания. Были разборки с родителями, учителями и разговоры в кабинете директора. Я все время слышу, что мой ребенок невоспитанный и разбалованный, что он никого не уважает, не слышит, не видит. Со стороны это выглядит именно так.

При этом интеллектуально сын очень развит. Он может просто пролистать книгу и рассказать, о чем она. Ему достаточно три раза решить аналогичные примеры на математике, и они ему становятся неинтересны. Учеба для него превращается в ад. Ему скучно на уроках.

Приходится искать какие-то другие задачники, давать ему материалы следующего класса. Я делаю это дома сама, в нашей школе никто не хочет заниматься этим, проще сказать «не мешай», чем дать другое задание. Но если ребенку скучно, понятно, что он будет мешать: в пенале ручками шуршать, под парту сползать, соседа по парте толкать, болтать или еще чем-то посторонним заниматься.  

На английский язык в школе сын не ходит, потому что учительница его постоянно выгоняла в коридор, ведь он мешал другим детям. Сейчас сын ходит к репетитору.

В классе изгой, друзей у сына нет

Это неприятно и обидно. Но мы с мужем учим сына, как нужно общаться, как дружить, как заводить друзей. В классе, скорее всего, это уже не получится. Нам, вероятно, придется искать другую школу в следующем году.
 

Источник фото: ivona.bigmir.net
 

Зато сын с удовольствием ходит к репетиторам, на кружки и в воскресную школу. Индивидуальные занятия с ним тоже непростые, но, по крайней мере, там ему уделяется больше внимания. Преподаватель всегда готовится заранее, зная, что моему сыну нужно будет дать дополнительные задания. На всех кружках его хвалят, говорят, что с ним очень интересно.

Неудобный ребенок

Наш сын — очень неудобный и некомфортный ребенок. Даже поход в гости или в магазин требует от меня много сил. В театр или цирк мы стали ходить только два года назад. До этого он мог выдержать буквально 10-15 минут, а потом начинал шуметь, мешать, все это выливалось в крики и истерики. Тогда мы выходили из зала, успокаивались, возвращались и так по кругу.

Дети с СДВГ плохо переносят громкие крики, очень быстро устают, например, если попадают в торговые или развлекательные центры. У нас даже в школе была ситуация, когда сын на новогоднем утреннике сидел, спрятавшись за шторой и закрыв уши.

Первое время мне не хотелось признавать, что мы, родители, не способны управлять ребенком. Коррекция поведения — это долгий процесс, который затянется на годы, и нам придется тратить на это силы и время. Если заниматься с ребенком постоянно, то есть вероятность, что ребенок адаптируется, но надеяться на то, что все можно скорректировать с возрастом на 100%, нельзя.

Сын постоянно работает с психологом, и я тоже посещаю психолога, чтобы получать новые рекомендации и самой приходить в ресурсное состояние, ведь воспитание ребенка очень выматывает. Раз в полгода сын обязательно ходит на психологические групповые занятия по коррекции поведения, и дома мы постоянно работаем над этим вопросом.

Я думаю, что с этими коррекциями, которые стали нашим образом жизни, мы добьемся благоприятного результата для сына, чтобы он был счастлив и смог найти себе применение в жизни. Самый большой страх родителей такого ребенка, что он не сможет реализовать себя. 

Комментарий эксперта: "Это самый частый психиатрический диагноз у детей"

Татьяна Емельянцева, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, доцент:

—  Диагнозу СДВГ уже более 40 лет. Он существует официально. Это расстройство развития функционирования нервной системы вне контекста умственной отсталости.

По статистике в Беларуси (как и по мировой статистике) — около 6% детей имеют СДВГ. Таких ребят очень много: это самый частый детский психиатрический диагноз.

СДВГ может проявляться с раннего детского возраста (3-6 лет), но чаще становится очевидным в возрасте 7-8 лет, когда ребенок начинает обучаться в школе. Такие дети могут отвлекаться на уроке, вести себя неуместно, даже ходить по классу во время урока. Чаще всего они учатся хуже, чем на это способны, и получают плохие оценки, несмотря на высокий уровень интеллекта. Окружающие считают таких детей невоспитанными и полагают, что они ведут себя вызывающе.

Диагноз СДВГ может переходить во взрослую жизнь. Во всех странах мира  этот диагноз ставится и у взрослых, только в нашей стране — до возраста 12 лет, как правило.

В половине случаев дети перерастают этот диагноз. Мозг формируется до 27 лет, и когда дозревают лобные структуры мозга, дети компенсируются, то есть становятся, как все. В других случаях проблема остается и приводит к неуспеху в жизни и другим психическим и поведенческим расстройствам.

Какие симптомы должны насторожить родителей?

  • Ребенок с СДВГ дезорганизован. Он ведет себя не так, как все дети, он непослушный. У него есть проблемы во взаимоотношениях с другими детьми, часто окружающие дети его не понимают.
  • Он легко нарушает социальные границы. Окружающие воспринимают такое поведение как наглое.
  • Ребенок с СДВГ отвлекается на уроках, не слышит, когда к нему обращаются.
  • Он шумный, выпаливает ответы раньше, чем учитель заканчивает свой вопрос, он не может сидеть тихо и играть спокойно.

Существует мнение, что такие дети — очень энергичные. На самом деле, все ровно наоборот. Если ребенок устал или ему скучно, он ведет себя неуместно. 

Гипердинамический синдром (гиперактивность ребенка — прим. редакции) — это, по сути, компенсация СДВГ. То есть ребенок должен побегать, попрыгать и поскакать, в этот момент «заряжается батарейка» его мозга, и есть шанс, что следующий урок он будет слушать учителя внимательно. Но ему не позволяют так себя вести. Часто окружающие не понимают, что у ребенка есть проблемы нейропсихологического функционирования мозга.
 

Источник фото: pixabay.com


Может быть, ребенку просто не хватает внимания родителей? 

Ребенку с СДВГ не хватает не внимания родителей, а направленного внимания. То есть ребенок не способен долго концентрироваться на одной задаче, выбирать главное и второстепенное, сознательно направлять внимание, выполнять начатое до конца, особенно когда он устал или ему скучно. Ребенку с СДВГ трудно вспомнить, что происходило сегодня, трудно рассказать, что произошло в школе.

Как ставится диагноз?

В кабинете врача поставить этот диагноз сложно, ведь если у ребенка хорошее настроение, он будет вести себя спокойно. Диагностировать СДВГ можно, исходя из школьной характеристики и использования скрининговых шкал диагностики СДВГ (опросников, утвержденных Министерством здравоохранения в 2015 году — прим. редакции).

Дети с СДВГ наблюдаются у психиатра. Родители часто не обращаются к специалистам, так как боятся постановки на учет.

Я всегда убеждаю родителей, что обращение к специалистам — это не страшно. Если форма СДВГ тяжелая, родители и педагоги не справляются, психиатры могут рекомендовать на время надомное обучение. Понятно, что один на один с учителем ребенок будет успевать больше и вести себя лучше. Тяжелые формы встречаются редко, но они существуют.

Если родители справляются, то в наблюдении психиатра такой ребенок не нуждается.

Какая помощь нужна детям с СДВГ?

Во всех развитых странах при этом диагнозе назначается лечение психостимуляторами, лекарственными средствами, которые повышают уровень дофамина, поскольку нетерпеливость ребенка и все его проблемы поведения и обучения обусловлены его дефицитом. 

В Беларуси психостимуляторы не применяются. Хорошо это или плохо, говорить сложно: нам не с чем сравнивать. Стоят эти препараты дорого, и они не вылечивают — их надо принимать постоянно.

Поскольку адекватного и рекомендованного ВОЗ медикаментозного лечения в настоящий момент в Беларуси нет и, судя по всему, не будет, остается только реабилитация — максимально возможная компенсация нарушенных функций ребенка, а также его социальная адаптация.

 


Ребенок с таким диагнозом нуждается в помощи, и я всегда говорю родителям, что они должны стать психотерапевтами и психологами для своего ребенка. Это длительное расстройство, и оно не пройдет за год, два или пять. Родители должны много читать, спрашивать, узнавать, правильно ли они делают, воспитывая такого ребенка.

Если вовремя выставлен диагноз и родители понимают, с чем имеют дело, то у ребенка с СДВГ появляется шанс быть успешным.  

Многие учителя считают, что родители балуют этих детей, а их баловать и нужно. Запреты для ребенка с СДВГ недопустимы, он их игнорирует или поступает наоборот.

Помощь и подкуп — два способа, которые работают у детей с СДВГ. Помощь: трудно сделать уроки — давай вместе разберем, что непонятно. Подкуп: сделал математику — играй в гаджет час. Получил хорошую оценку — возможно материальное поощрение. Помним, что ключевая теория СДВГ — дефицит гормона радости (дофамина). Забирать деньги нельзя: это очень обидно, ведь они уже заработаны. Можно забрать гаджет на сутки.

Эти методы работают со всеми детьми, но с детьми с СДВГ работают только такой подход. 

А еще родителям важно научиться разговаривать со школой. С учителями нужно дружить, уметь общаться, найти союзников, просить помочь, потому что если ребенок с СДВГ старается, а его не хвалят, он перестает стараться. Если ребенок дезорганизован, не способен самостоятельно планировать свою деятельность, гиперопека — его «лекарство», нужно ему помогать. И очень важно, как окружающие относятся к этому ребенку. С ним трудно, но он в этом не виноват.
 

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!


Лучший комментарий
Что вижу, то пою28.01.2020 в 18:44
Zimushka-Zima:
На эту тему интересно рассуждал Шалва Амонашвили. Было поколение детей-акселератов (60-70гг), оно сменилось детьми-индиго(90гг-2000гг). Сейчас поколение гиперактивных детей. И таким детям нужны гиперактивные учителя. Но к сожалению, наше образование топчется на месте вместо того, чтобы перенимать опыт более продвинутых в этом отношении стран. Почему детей на перемене не отправлять выбегаться в спортзал, где стояли бы батуты, всякие лазелки. Да или просто провести какое то мини соревнование между параллелями. И дети лишнюю энергию сбросят, и учителям легче будет.
Просто батуты и всякие лазелки травмоопасны. Я тоже считаю, что дети на перемене должны бегать и прыгать, но учителя не разрешают именно из-за того, что могут столкнуться лбами и пораниться, а потом прибегут мамы и начнется. Сейчас за каждую царапину по шапке учителю надают. Хотя в моем детстве и бегали, и падали, и раны были, у некоторых даже переломы, но я не припоминаю, чтобы винили в этом учителей. Именно поэтому учитель запретит активные игры на перемене, а дети не знают, куда деть свою энергию, что приводит к не только указанным выше проблемам
Обсуждение
Zimushka-Zima28.01.2020 в 16:35
На эту тему интересно рассуждал Шалва Амонашвили. Было поколение детей-акселератов (60-70гг), оно сменилось детьми-индиго(90гг-2000гг). Сейчас поколение гиперактивных детей. И таким детям нужны гиперактивные учителя. Но к сожалению, наше образование топчется на месте вместо того, чтобы перенимать опыт более продвинутых в этом отношении стран. Почему детей на перемене не отправлять выбегаться в спортзал, где стояли бы батуты, всякие лазелки. Да или просто провести какое то мини соревнование между параллелями. И дети лишнюю энергию сбросят, и учителям легче будет.
Нявка28.01.2020 в 17:56
Да, таким детям сложнее. И внимания они требуют больше. Но внимания требуют и другие дети. Им тоже может быть плохо, скучно, страшно и обидно. В наших реалиях учителя и воспитатели просто физически не могут уделять внимание всем. Выход - особые классы с меньшей наполняемостью и специализацией под особенности этих детей. Но увы, не реально.
Что вижу, то пою28.01.2020 в 18:44
Zimushka-Zima:
На эту тему интересно рассуждал Шалва Амонашвили. Было поколение детей-акселератов (60-70гг), оно сменилось детьми-индиго(90гг-2000гг). Сейчас поколение гиперактивных детей. И таким детям нужны гиперактивные учителя. Но к сожалению, наше образование топчется на месте вместо того, чтобы перенимать опыт более продвинутых в этом отношении стран. Почему детей на перемене не отправлять выбегаться в спортзал, где стояли бы батуты, всякие лазелки. Да или просто провести какое то мини соревнование между параллелями. И дети лишнюю энергию сбросят, и учителям легче будет.
Просто батуты и всякие лазелки травмоопасны. Я тоже считаю, что дети на перемене должны бегать и прыгать, но учителя не разрешают именно из-за того, что могут столкнуться лбами и пораниться, а потом прибегут мамы и начнется. Сейчас за каждую царапину по шапке учителю надают. Хотя в моем детстве и бегали, и падали, и раны были, у некоторых даже переломы, но я не припоминаю, чтобы винили в этом учителей. Именно поэтому учитель запретит активные игры на перемене, а дети не знают, куда деть свою энергию, что приводит к не только указанным выше проблемам
Лилит_zaraza28.01.2020 в 20:37
Zimushka-Zima:
На эту тему интересно рассуждал Шалва Амонашвили. Было поколение детей-акселератов (60-70гг), оно сменилось детьми-индиго(90гг-2000гг). Сейчас поколение гиперактивных детей. И таким детям нужны гиперактивные учителя. Но к сожалению, наше образование топчется на месте вместо того, чтобы перенимать опыт более продвинутых в этом отношении стран. Почему детей на перемене не отправлять выбегаться в спортзал, где стояли бы батуты, всякие лазелки. Да или просто провести какое то мини соревнование между параллелями. И дети лишнюю энергию сбросят, и учителям легче будет.
Это конечно хорошо, но что сделать с родителями, которые за любую царапину на своем чадушке линчуют учителя? А при такой активности травмы неизбежны!
Andkr28.01.2020 в 21:37
Татьяна Емельянцева очень грамотный врач, про СДВГ знает, наверно, больше всех в Беларуси.
Обсуждают сейчас