Родители боятся за своих "нормальных детей". Почему мы по-прежнему далеки от реальной инклюзии

09 сентября 2019 года
100

Об инклюзии сегодня много пишут и говорят. В школах и детских садах все чаще открываются интегрированные группы и классы, внедряются специальные программы по поддержке особенных детей. Не меняется лишь одно: отношение к проблеме родителей обычных детей. Своим мнением о том, почему белорусское общество сегодня по-прежнему не готово  к реальной инклюзии, с нами поделилась  учитель-дефектолог высшей квалификационной категории, СЕО CatZu Антонина Судиловская. 

Расскажу вам историю, подсмотренную в одном из столичных торговых центров. Посреди огромного холла выступают необычные актеры. Поют и танцуют люди с явно ограниченными возможностями. 

Все как обычно, посетители останавливаются, образуют круг, активно хлопают. Бросается в глаза только одна деталь: как ни пытаются выступающие вовлечь зрителей в свое действо, все категорически отказываются присоединиться и продолжают поддерживать только аплодисментами. 

Сложилось ощущение, что между этими двумя, положительно настроенными, группами вырос некий невидимый барьер. Причем, преграду эту не могла преодолеть как раз та сторона, которая, казалось бы, не имела каких бы то ни было физических ограничений. И вот вопрос: какие барьеры нужно снимать и кого в какую среду включать, чтобы в нашем обществе получилась инклюзия?



70% детей с особенностями учатся в интегрированных группах и классах

В Беларуси около 150 000 детей имеют особенности психофизического развития. Это дети, испытывающие трудности при передвижении, удовлетворении естественных потребностей, получении и передаче информации, установлении социальных контактов.  

Несмотря на все ограничения, малыши, как одуванчики через асфальт, находят свой путь к теплу, солнцу и благам цивилизации. Для этого государством, различными международными и некоммерческими фондами финансируются ассистивные средства: инвалидные кресла, слуховые аппараты, пандусы и многое другое.  

Общедоступны образовательные услуги. 99,7% детей с инвалидностью получают коррекционную помощь по месту жительства. Кто-то в специальных группах и классах, кто-то в коррекционных центрах. В интегрированных группах и классах занимаются почти 70% от всех детей с особенностями. 
 

Источник фото: pixabay.com

Родители боятся за своих “нормальных детей”

Все неплохо. Но почему же до сих пор люди с ограничениями в замкнутом аплодирующем круге? Почему на таких детей смотрят со страхом и сочувствием, а не с улыбкой и доброжелательностью?

Понимаете, в чем разница? Особенные дети не получают принятия и поддержки в виде элементарной улыбки. И это первый «Привет!» от общества в адрес малыша. Ну а дальше – больше. Привет из песочницы: «Не трогай его игрушки и пойдем домой…», привет из магазина: «Мама, вы вообще воспитываете ребенка? Он неуравновешенный, хватает все подряд…», привет из детского сада: «Не хотелось бы заниматься с больными детками в одной группе…». 

К школьному возрасту назревают конфликты, связанные с нежеланием родителей, чтобы их «нормальные» дети обучались с особенными в одном классе. Мотивируется отказ опасениями за здоровье своих чад, их успеваемость и возможное подражание нежелательному поведению. 

Но в итоге получается обратный эффект. Дети скорее перенимают не черты, свойственные детям с ограничениями, а недоброжелательное отношение. Так со школьной скамьи начинает зарождаться детская жестокость и нетерпимость к «не таким как все».

Нельзя обобщать, но, к сожалению, такие истории часто приходится слышать от родителей необычных детей, и это далеко не самые грубые примеры. 

Что теряют дети, отказываясь от общения с “не такими как все”?

Грустно, правда? Огорчает еще и то, что наше общество лишает себя и своих детей мощного энергетического потенциала, которое дает правильное общение с особенными детьми и взрослыми. Этот факт может подтвердить любой специалист, искренне отдающий себя работе с такими людьми.

Спросите, и вам расскажут, что дети с синдромом Дауна – невероятные добряки, готовые прийти на помощь в любой бытовой ситуации. 

Дети с нарушением слуха заметят по выражению лица любые переживания и будут искренне вас поддерживать, даже если вы будете продолжать скрывать проблему. 

Дети с нарушениями зрения определят то же самое по интонации вашего голоса, а иногда, при полном отсутствии зрения, они смогут определить цвет на ощупь и, стоящее в нескольких метрах, здание по его вибрации. 

Представьте, что вы замурованы в цемент. Примерно в таких условиях дети с церебральным параличом достигают спортивных успехов.

Дети с расстройствами аутистического спектра вообще будущие Моцарты и Эйнштейны. Реальные супергерои!
 

Источник фото: pixabay.com
 

Чему же научится ребенок рядом с такими неординарными личностями? На мой взгляд, только добру, терпимости, отзывчивости, целеустремленности, волевым качествам, творчеству. 

Он узнает новые интересные способы коммуникации, увидит, как другие умеют справляться с ограничениями и, быть может, начнет больше ценить жизнь. Станет замечать не только свои успехи, но и радоваться достижениям других. Поймет, что выражать чувства можно не только аплодируя, но и подключаясь к совместной деятельности, общаясь, помогая преодолевать трудности.

Это и есть реальный личностный рост и прокачка soft skills, за которые сейчас стало модным платить. Общаясь с такими людьми, вы проявите свой эмоциональный интеллект, раскроете потенциал и сформируете жизненную позицию.

Не упускайте возможность приобрести такие способности. Это несложно. Просто протяните руку необычному человеку, приглашающему вас на танец. Не запрещайте вашему малышу общаться, играть и учиться вместе с ребенком в инвалидном кресле. Помогите маме в магазине собрать, разбросанные ее сорванцом, товары. И добро пожаловать в школу супергероев, где подвиг в мелочах – в улыбке, простом человеческом общении и принятии. 

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.


Обсуждают сейчас