Травля в школе, личные истории. Как защитить ребенка от буллинга

06 марта 2019 года
8

Школьная травля (по-современному - буллинг) - явление, которое многим знакомо не только из фильма “Чучело”. Будучи уже взрослыми,  люди без радости вспоминают свои школьные годы и не могут забыть травмы, нанесенные одноклассниками. К сожалению, и сегодня детям приходится сталкиваться с жестокостью, насмешками и издевками со стороны сверстников.
 

Источник фото: Кадр из фильма Чучело
 

В нашем обществе до сих пор этот вопрос освещается недостаточно широко. Люди боятся об этом говорить открыто, потому что не уверены, что они будут в безопасности после такой откровенности.

Мамы, чьи истории мы приводим в статье,  взяли на себя смелость рассказать, с чем приходится сталкиваться их детям.  Конфликт до сих пор продолжается, поэтому мы не открываем имена героев. Единственное, чего хотят все мамы, чтобы их ребенка оставили в покое. И хорошо, когда школа, учителя идут навстречу и не замалчивают проблему, а пытаются ее решить.



История №1. "Любая система человечков пытается выстроить иерархию"

- У моей дочки очень взрывной темперамент и повышенное чувство справедливости. Она родилась в ноябре и поэтому пошла в школу не со своей садовской группой, а на год позже. В ее классе были в основном дети из одной группы, те, кто вместе уже с сада.

В классе 25 человек. Я сама руководитель и понимаю, что управлять таким коллективом непросто, а уж тем более разруливать конфликты. Любая система человечков стремится выстроить иерархию, и так как взрослые почему-то не управляют этим процессом, инстинкты выживания и иерархии начинают управлять детьми. Кто-то прогибается, кто-то смиряется, кто-то начинает сопротивляться.

Если ребёнок отличник, у него будет хотя бы поддержка учителей, если же ребёнок слаб в учёбе, ему будет доставаться еще и от учителей.

У моей дочки не складывались отношения с девочками, и она начала дружить с двумя мальчиками, которых тоже травили. Втроем они продержались первый и второй класс. Потом одного мальчика перевели в другую школу, и я по семейным обстоятельствам перевела дочь в маленькую школу, где в классе 11 человек. Школа деревенская, и там свои законы.

Нас как семью не очень хорошо приняли в деревне, и дочке доставалось уже из-за сплетен между взрослыми. Её единственную в классе учитель называла по фамилии. А дети из-за фамилии начали ее дразнить. Как противостоять этому, я не знала, опыта у меня не было, а муж только советовал дочке не обращать внимания. Я искала подсказки в интернете, показывала разные видео, рассказывала про психологию, зависть, страхи других людей. Она пыталась вырулить самостоятельно.

 

Источник фото: i.pinimg.com
 

Но жизнь сложилась так, что мы не выдержали давления деревенских и вернулись в город, перевели дочку в 5 класс.  Там она примкнула к девочке, которую травили и одноклассники, и учителя, дочка не могла смотреть на всё происходящее равнодушно и стала учиться защищать не только себя, но и её. Так продолжается   и по сей день.

На мой  взгляд, в школах не работают с детской агрессией, и сами учителя бывают очень агрессивны. Я предлагала провести тренинги по управлению своими эмоциями, но школьные психологи не хотят ничего подобного.

История №2. "Однажды дочь позвонила и попросила забрать из школы"

- Травля началась уже давно. Но я не сразу это поняла. Мы поменяли место жительства, и дочка перешла в новый класс в другой школе. Новенькую сразу восприняли с неприязнью. Дочка отличалась высоким ростом - на голову была выше самого высокого парня в классе.

В четвертом классе ей первой из класса пришлось носить пластинку на зубы. Дети, конечно, смеялись, я за нее переживала.

Периодически в классе возникали вспышки травли. Но дочка мне мало что рассказывала. По натуре она очень сильная, никогда не будет жаловаться и ныть. Она не поддерживала дурацкие шутки над другими. Никогда не смеялась, если кто-то упал и кому-то больно.

Когда в 5 классе пришла новенькая девочка в класс, моя дочка взяла ее под крыло и не дала другим дразнить ее и издеваться. Сдачу она всегда могла дать. Со временем от новенькой отстали. Новенькая девочка приспосабливалась и старалась не лезть в конфликты. Моя же голову никогда не склоняла. Она очень любит общественную деятельность: участвовать в праздниках, придумывать номера, танцы. Но ей мало это удавалось - в основном ставили избранных, по усмотрению администрации. Я старалась переключить ее на внешкольные занятия, но в школу все равно приходилось ходить.

Изредка дочка жаловалась мне на плохое отношение сверстников, я говорила, что у нее есть друзья вне школы, можно с ними общаться, предлагала сходить в кино. Я считала, что не должна вмешиваться в ее трудности и конфликты в школе. Старалась поддерживать дома.

Агрессорами в классе, как правило, выступали двое “заводил”. Менялись только их жертвы. Моя дочка подросла. Сейчас она миловидная, модельной внешности. Но повод гнобить ее все равно находят... Последний конфликт начался не так давно. Дочка приходила без настроения, но не плакала. На днях она мне пожаловалась, что в классе уже никто не разговаривает с ней. Однажды дочка мне позвонила и попросила забрать ее из школы. Я спросила: где ты? Она была в женском туалете и плакала уже второй урок. Это была последняя капля.


Источник фото: twitter.com

 

Обстановка в классе по отношению к ней была накаленная, агрессорши постоянно подпитывали эту обстановку, обзывали дочку. Я говорила с директором, потому что начинала думать о переводе в другую школу. На некоторое время дочь перестала ходить в школу. Директор взяла проблему под свой контроль, с теми детьми будет работать психолог, дочку я тоже поведу к психологу и сейчас я держу руку на пульсе, отслеживаю ситуацию.

История №3. "Агрессия детей подкармливается в семье".

- Мне дочь рассказывала, как травили и травят ее одноклассницу. В классе есть две активные девочки с маргинальными ценностями (из благополучных, кстати, семей), которые ведут себя агрессивно по отношению к другим. Они обзывают, издеваются, цепляются в разговорах к этой девочке, показывают неприличные жесты в ее сторону. Однажды на уроке географии подсунули ей в портфель образец калийной соли из кабинета и сообщили учителю, что та сама взяла ее и забыла об этом.  

Дочь говорит, что она с подружками начала поддерживать эту девочку. Они все рассказали классному руководителю, и тех девчонок вызывали на совет профилактики школы. Особого эффекта это не принесло. Травля все равно продолжается.

Выражается это в сплетнях, подколках, насмешках, записках с угрозами. Пишут записки и в адрес моей дочери. Смысл содержания такой: мы тут с теми и с теми (имена одноклассников) решили тебя послать и, вот, посылаем.

Я сама не до конца знала о масштабах. Стала  расспрашивать у дочери, но она рассказывает немного, говорит, что ей это неприятно.  Помощи реальной нет. Если бы была, то конфликт был бы решен. Дочь говорит, что старается эти выпады игнорировать. А ту девочку, которую они постоянно атакуют, просто поддерживает своей дружбой, вступается за нее.

Я думаю, что дети все несут из семьи. Термин "благополучная" семья - весьма общий. То есть факт наличия обоих родителей, материальный достаток и статус, вовсе не означают, что атмосфера в семье здоровая. Агрессия детей чем-то подкармливается, как и их стремление утвердиться за счет унижения других. Даже родительские обсуждения дома, про то, какие все вокруг тупые идиоты, а мы умные, вполне себе готовая модель для подражания. Эмпатия и понимание чужой боли, границ, уважения к личности воспитываются и получаются в семье. Или недополучаются, не воспитываются. Тогда имеем, что имеем.


Источник фото: imagenesmi.com


Я считаю, что тут должны работать психологи индивидуально с детьми, а также педагоги  в классе. Вместо информационных часов “ни о чем” можно было бы проводить какие-то занятия-тренинги в форме игр для оздоровления коллектива, выявления проблем, как это делают во взрослых коллективах.

А пугать детей на школьных советах постановками на учет бесполезно. Лучше в школе создавать атмосферу радости, детства, принятия, свободы личности с пониманием чужих границ, как это у финнов. Как писал А.Тутуола, "подростки - самые жестокие существа в мире". Очень важно, чтобы были те, кто встанет на защиту тех, кого обижают.

Для справки

Министерство образования Финляндии разрабатывает законопроект против буллинга школах. Он позволит переводить в другую школу ученика, который занимается буллингом. «Тот, кто издевается, должен нести ответственность за свои поступки», — говорит министр ведомства Санни Гран-Лаасонен. «Если стоит вопрос о смене школы, то пусть меняет ее тот, кто занимается буллингом, а не его жертва. Так будет справедливо». Министр подчеркнула, что лучше всего проблему буллинга решать прямо в школе и не доводить до кризисной точки.

Как защитить ребенка от травли в школе

Педагог-психолог Ольга Ткачук рассказала, как своевременно распознать проблему и правильно с ней разобраться.

- Буллинг – очень модное ныне слово. Им часто называют любой конфликт, происходящий в детском коллективе, когда кто-то кого-то оскорбил, обозвал, ударил. Но не любая ссора является буллингом.

Да, буллинг начинается с отдельных эпизодов психологического или физического насилия. Но примут ли эти единичные или даже повторяющиеся случаи характер постоянный, длительный и систематический (а именно это и отличает буллинг от конфликта), зависит от того, как долго жертва будет терпеть и скрывать свои переживания и как на это отреагирует окружение.

Признаками буллинга являются неравенство сил участников, агрессия, умышленный характер со стороны зачинщиков и острая эмоциональная реакция жертвы (человек страдает от происходящего).

В своей работе школьного психолога я сталкивалась с отдельными эпизодами нападения на личность ребенка, но эта тема купировалась в самом начале, подхватывалась родителями и/или классными руководителями, администрацией, психологом, и до буллинга не доходило. Здесь важно, чтобы в самой школе во главе угла стояло четкое правило: у нас насилие и травля недопустимы и пресекаются сразу. Это правило должны разделять все взрослые – от директора до учителей.

А как в Европе?

Есть такой метод «Правила школы», практикуемый Европе. Когда родители приводят в школу своего ребенка (в первый класс или в девятый), они получают красочно оформленный лист с текстом, который вместе с ними следует внимательно прочитать. На листе крупными буквами (с картинками) представлены основные правила этой школы, касающиеся базовых вещей - школьной формы, мобильных телефонов, жевательной резинки и в том числе буллинга. Позиция заявляется четко: буллинг недопустим. Санкции – такие-то. Внизу – место для подписи родителей.

Кого чаще всего обижают?

Чаще в образе жертвы представляется чувствительный, эмоциональный, ранимый, физически слабый ребенок (за счет таких детей агрессоры часто любят испытывать свою власть) или ребенок, по каким-то параметрам не вписывающийся в группу («заучки», «неряхи», «выскочки» и т.п. ). Но на самом деле «козлом отпущения» может стать каждый. Потому что травля – это не проблема личности, а проблема группы. Один и тот же ребенок может быть изгоем в одной группе и принятым в другой.

Самый сложный период - предподростковый возраст и подростковый (5-11 класс, 10-17 лет), когда общение становится главным в жизни ребенка. Детям надо быть в «стае», надо ощущать принадлежность. Однако отношения травли могут встречаться и в более раннем возрасте – 8-9 лет.
 

Источник фото: bloggpueyoabogadodefamilia.es
 

Возникновение травли в начальных классах в бОльшей степени зависит от позиции учителя, чем в подростковом возрасте, когда авторитет педагога уже не так велик. Если есть авторитетный взрослый, который насилия не приемлет, его не будет.

Объяснений, почему возникает травля, много. Здесь и потребность возраста, и давление закрытой системы (школа), и групповая иерархия (альфы-омеги), и личные особенности детей (например, пережитый опыт насилия). Но важна именно реакция педагога на обращения родителей и детей по поводу случаев насилия.

По наблюдениям психологов, буллинг чаще всего встречается у мальчиков, но у девочек буллинг принимает более жестокие, изощренные формы.

Что важно делать учителю?

Важно, чтобы в коллективе дети были чем-то заняты, у них была общая цель, общие интересы (например, участие в общешкольных конкурсах, мероприятиях, поездки и т.п. – главное, чтобы они были не формальные, а действительно интересные для детей). Если нет позитивной цели или объекта для сплочения, а сплотиться важно, то будут искаться любые поводы, в том числе негативные.

Если мы не можем сплотиться ради чего-то, то можем сплотиться против кого-то.

Учителя и классные руководители должны быть внимательны к детям, замечать признаки травли (постоянно разбросанные по классу школьные принадлежности одного ученика, негативные реакции учеников на одноклассников, отчужденное поведение). Основной рецепт – неравнодушие. Хотя заметить травлю можно не всегда.

Хорошо выработать вместе с учениками правила класса, где прописывается в том числе и порицание травли.

Иногда педагоги неосознанно могут провоцировать травлю. Например, на уроке физкультуры устроить эстафету и первым начать высмеивать самого физически слабого ученика – дети тут подхватывают эту «идею» и развивают ее до травли.

Очень хорошо говорит об этом Людмила Петрановская:

Мы должны понимать, что дети не выбирали быть именно в этом классе, их распределили на группы взрослые для своего удобства. Значит, именно взрослые отвечают за обстановку в этих группах и за то, чтобы в них всем детям было безопасно и спокойно.

Что могут сделать родители?

Родительская задача — подготовить ребенка к встрече с разными людьми, в том числе не с самыми приятными, обучить его навыкам общения, эмпатии. Быть поддержкой ребенку, прививать ребенку самоценность, уважать его границы, учить говорить «нет». Тема границ вообще для меня ключевая. Ребенок, не видящий свою ценность и не умеющий отстаивать свои границы, – это потенциальная жертва. А ребенок, не видящий границ других людей и не уважающий их, – это потенциальный зачинщик травли. Эти вещи идут в первую очередь из семьи.

Идеальный вариант – когда и родители, и учителя разными способами доносят до ребенка, что все люди разные и имеют право на то, чтобы отличаться от друг от друга.

Если проблема уже существует?

Людмила Петрановская писала: "Здесь самое главное – признать, что проблема существует, вынуть голову из песка, не замалчивать, не ждать и включать в работу всех – жертву, преследователей, свидетелей (то есть весь класс), родителей, учителей, администрацию. Назвать травлю – травлей, насилие – насилием".

Самое сложное здесь – именно предать проблему огласке, потому что эту тему часто пытаются замять, замалчивают. Для некоторых учителей это равносильно признанию в своей некомпетентности, несостоятельности – это стыдно. А для школы – пятно на их репутации. Есть и другая крайность – считать, что «дети сами разберутся», не вмешиваться. Иногда вмешательство педагога бывает даже хуже невмешательства – жертве пытаются донести идею, мол, сама виновата,  или что это какой-то «не такой» ребенок.

Здесь обычно первыми бьют тревогу родители. Они начинают разговор с классным руководителем. И уже на этом уровне, если все признают проблему, можно справиться «малой кровью», проводя классные часы и занятия с привлечением школьного психолога.

Иногда приходится подключать администрацию – завуча, директора, чтобы они со своей авторитетной позиции разговаривали с участниками конфликта.
 

Источник фото: colta.ru
 

Если факты очевидны, а ни педагоги, ни руководство школы не хотят предпринимать ничего и игнорируют проблему, мой совет – уходить из этой школы подальше без сожаления.

Печалит тот факт, что часто именно родители просвещают педагогов и администрацию о том, что им надо делать, чтобы искоренить травлю в классе. Есть прекрасное методическое пособие для педагогов школ и школьных психологов предотвращению буллинга «Травли NET», где расписан четкий алгоритм действий в ситуации травли.

Как вести себя ребенку, которого травят?

Самый «лайтовый» вариант – пассивно игнорировать – пропускать и проходить мимо. Если это не работает, важно научить ребенка конкретной фразе, которую он будет говорить каждый раз в ответ на оскорбление: один и тот же набор слов, нейтральный, скучный, не нагруженный дополнительными эмоциями, не дающий приятного подкрепления провокационным действиям обидчиков.

Например: «Я вас услышал». То есть не подпитывать своими эмоциями тех, кто этого ожидает – тогда не за что будет зацепиться.

Если есть угрозы («я ударю тебя» или «отдавай мне свои деньги»), ребенок уверенно говорит обидчику: «В таком случае я расскажу об этом учителю/директору». Если это все-таки происходит, ребенок обязательно, не откладывая, рассказывает про происшествие взрослому. Это необходимо делать каждый раз!
 

Источник фото: pixabay.com

Как вести себя ребенку, на глазах которого кого-то постоянно обижают?

Это зависит от ресурсов, сил этого ребенка. Самый рискованный и смелый путь - встать на защиту, сказать, что это неприемлемо. Нет такого ресурса – рассказать взрослому о происходящем (своему родителю, учителю, психологу).

Почему дети часто боятся рассказывать об этом взрослым?

Здесь несколько причин. Это может быть и несформированное или нарушенное доверие между родителями и ребенком, и нежелание ребенка «травмировать» родителей своими проблемами, и собственные негативные переживания, которые просто парализуют (страх, стыд, вина).

Еще в нашем социуме есть такой миф, что просить о помощи – это слабость. Ты со всем должен справиться сам, просить помощи – унижение.

Нередко сами дети, которых травили, разделяют это правило. «Мама, не лезь, сам справлюсь», «надо мной будут смеяться, если я кому-то пожалуюсь». А возможно, у них уже был негативный опыт, когда они доверились, а взрослые «все испортили» - например, обесценили, не учли переживания подростка или отмахнулись.

Доверие – очень хрупкая вещь. И важно, чтобы в ближайшем окружении ребенка был хотя бы один взрослый, которому он доверяет.

А вам приходилось сталкиваться со школьной травлей?

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.


Обсуждают сейчас