Сейчас на сайте
Новости портала
Учителя уволили после видеообращения. Теперь он должен государству почти 10 тысяч рублей Куда сходить с детьми в новогодние праздники? Планируем каникулы уже сейчас
Все о детях
Как выбрать мебель для школьника? Разбираемся вместе с экспертом* Белорусы жалуются на объемную «домашку» у детей. А как в других странах?
Это интересно
Иллюзия заботы. Что сделали белорусские школы для профилактики коронавируса — мнениеПочему в родительских чатах творится ад (и кажется, что все вокруг не очень адекватные)
Спорный вопрос
«Сын пришел из школы и рассказал, что стал октябренком». Нужно ли согласие родителей?Родители просят белорусов помочь с покупкой инвалидных колясок. Их разве не выдает государство?
Здоровье
Как не пропустить аутизм у ребенка? Все симптомы в понятных картинкахДолжна была пойти в первый класс, а вместо этого живет в больнице. Мама просит спасти дочку
Отношения взрослых
Родителей спросили, как часто они занимались сексом во время ожидания ребенка

«Врачи говорили про „зубы и газики“, а оказалось, что это рак». Мама ищет помощи для 2-летнего сына

05 ноября 2020 года

Ваня — первый ребенок в семье Новыш. Еще год назад это был обычный беззаботный малыш, а теперь он опытный боец, прошел много обследований, несколько операций и курсов химиотерапии. Сейчас также продолжает лечение, но уже за границей. Родители не могут оплатить полную сумму по счету в испанской клинике и просят помощи у неравнодушных людей.

Источник фото: Архив героев

«У вашего ребенка рак — эти слова схватили за горло. Не хватало воздуха», — так описывает свои ощущения мама мальчика Анна Новыш. После того как семья узнала о диагнозе ребенка, жизнь превратилась в ад. 

— Каждый наш день наполнен страхом, болью и вопросом: «За что это все такому маленькому?» Уже год мы боремся с ужасной болезнью — опухолью желточного мешка (4 стадия).

Семья обнаружила болезнь случайно. Ребенок вел себя беспокойно, много плакал, приходилось часто вызывать скорую. Врачи не могли понять, в чем причина, списывали слезы ребенка на «газики и зубики».

Источник фото: Архив героев


Родители побывали с ребенком в Детском хирургическом центре, в «инфекционке», в нейрохирургии — везде врачи разводили руками, говорили, что проблем по своей части не видят.

— Но нашему малышу становилось все хуже и хуже. Он практически не спал и постоянно плакал, а с ним плакала и я, потому что ничем не могла ему помочь. Материнское сердце чувствовало беду, я не верила словам врачей о том, что «все хорошо».

В конце концов родители обнаружили на теле у ребенка воспаленный лимфоузел и отвезли сына в онкоцентр в Боровлянах. После консультации Ваню с мамой сразу же госпитализировали.

— Поставил диагноз нам доктор ночью, просто пропальпировал прямую кишку и нашел опухоль размером с апельсин. Химиотерапию начали экстренно на следующий день. С того момента мы уже знали, в чем причина слез нашего сына. Как нам объяснили, опухоль давила на седалищный нерв, и это давало боль.

Источник фото: Архив героев


После первого же сеанса химиотерапии боль начала уходить, но ребенок очень сильно ослаб, не мог ходить и сидеть, только лежал. Всего в Боровлянах ребенку сделали 5 сеансов химиотерапии, было много контрольных УЗИ, обследований, врачи обнадеживали родителей. Ребенку сделали операцию, провели послеоперационнную химию. Наступила ремиссия.

— В детском онкоцентре врачи нам сказали, что сынок здоров. Я не могла поверить, что все позади, не знала, как вернуться в обычную жизнь, ходить в песочницу с сыночком и просто жить и радоваться, что наш мальчик рядом.

Через три месяца, на первом же контроле состояния Вани, показатели по онкомаркерам подросли, это был тревожный знак. Но на УЗИ ничего не находили. Когда сдали следующий анализ крови, онкомаркер уже зашкаливал, в организме снова росла опухоль.

— Опухоль выросла на том же месте, в желчном мешке, где ее не так давно удалили врачи в детском онкоцентре. Наш сынок, наш боец, стойко прошел еще две химиотерапии в детском онкоцентре. У него взяли стволовые клетки для предстоящей пересадки костного мозга, врачи определились с дальнейшим планом лечения. Но в какой-то момент нам сказали, что лечение зашло в тупик, ситуация резко ухудшилась. Этой весной ребенку сделали еще две операции, просто разрезали и зашли. Сказали, что больше ничем помочь не могут, и отправили домой ждать, пока опухоль разрастется и убьет нашего сына.

Родители не смогли смириться с этой мыслью и стали искать варианты, как можно помочь ребенку. В детском госпитале Сан Жоан де Деу в Барселоне изучили историю болезни Вани и предложили вариант лечения.

— Мы получили счет и благодаря помощи, которую выделили у папы Вани на работе, сразу же уехали в Барселону, ухватившись за этот шанс. Проведя полное обследование, испанские врачи удивились, почему наше лечение в Беларуси привело к таким результатам. План лечения у нас такой — 4 химиотерапии, затем операция (после уменьшения опухоли) и лучевая терапия. Интенсивное лечение уже начато и дает хорошие результаты. Опухоль уменьшается, онкомаркер упал в несколько раз, морфин отменили при первой же химии, сыночек ожил. 

Источник фото: Архив героев


Гарантий в клинике никто не дает, но, глядя на состояние ребенка, родители уверены, что идут в правильном направлении.

Счет из клиники уже выставлен и составляет 117.250 евро. Благодаря уже полученной помощи на 04.11.20 г. собрано 112505,89 евро. 

С учетом расходов на перелет и оплату жилья в Испании остаток недостающей суммы составляет 7809,11 евро.

Клиника просит в кратчайшие сроки оплатить счет в полном объеме.

Быстрая связь с редакцией editor@rebenok.by
Еще больше полезных советов для родителей в нашем Инстаграме. Присоединяйтесь!




Обсуждают сейчас