Сейчас на сайте
Акции и события
С 31 мая по 2 июня пройдет Минский открытый роботурнир
Все о детях
Как помочь ребенку выбрать профессию? И надо ли помогать?
Это интересно
Три вопроса, которые не стоит задавать молодой матери Пары рассказали, какие «имена» они придумывают друг другу Откуда столько разводов? 5 причин, почему белорусы рушат отношения 10 вещей в родительстве, за которые можно себя простить
Фотофакт
30 лучших идей для романтичных фото
Спорный вопрос
Почему логопедические группы в саду переполнены? Убийство или выбор? Как запрет абортов в разных странах повлиял на рождаемость
Личный опыт
«Три дня не ела ничего, кроме хлеба и воды». Каким бывает домашнее насилие От чего зависит размер и форма груди после родов и кормления? «Женщина не должна превращаться в “клушу”». Как семьи делят родительские обязанности
Новости компаний
Лучшие детские лагеря на летних каникулах 2019

«Однажды нам передали малыша из коробки. Родители сажали его туда, чтобы не бегал». Репортаж из Дома ребенка

05 июля 2018 года
26

«Чего у нас только не бывает! - разводят руками сотрудники Витебского Дома ребенка. – Ночью дежуришь, и тут звонок в ординаторскую. Родители пьяным голосом спрашивают: как там «мой» поживает? Еще и ругнуться матом могут». Такова обратная сторона жизни, с которой заботливые мамы из песочниц сталкиваются редко. Но она есть. И некоторые дети с 2-недельного возраста вынуждены жить под опекой государства.


 

На занятиях в старшей группе шумно. Дети суетятся, болтают и по очереди перед группой рассказывают стишки. У кого-то получается, кто-то пока может повторить за учителем всего одно слово.

Я люблю... свою лошадку…

Самые старшие здесь – это по сути двухлетки. В 3 года здоровые дети уезжают отсюда в дома-интернаты, задерживаются подольше только дети-инвалиды.

- Обычно в 3 года ребенок идет в сад, считается, что он еще маленький, в сценках не участвует, а у нас это уже выпускник! У нас они и песни поют, и стихи рассказывают, и на барабанах стучат! Вы бы видели наши утренники, вы бы ахнули, - не без гордости рассказывает заместитель главного врача Сергей Циркин.

 

 

- Вот посмотрите на нее! Она после пожара, у нее все тело было обгоревшее, когда ее привезли, она не разговаривала,  - выделяет девочку медик.

- Как  тебя зовут? – спрашиваем.

- Ульяна! – стеснительно отвечает девочка.



Мама погибла, а она выжила…

Когда ее дом горел, она пряталась под кроватью – таким образом защищалась от огня и выжила. А мама ее погибла. По словам персонала, поначалу прогноз ее был непонятен, врачи не знали, как она будет развиваться. А потом однажды во сне улыбнулась и произнесла первые слова. В сенсорной комнате увидела Машу из мультика  - заулыбалась и буквально «ожила», после этого пошло развитие.

Теперь она прекрасный ребенок, посмотрите, какая хорошенькая!

Не все дети так легко переживают потрясения в жизни. Смотрим на Ангелину – она тихонько раскачивается на месте и сосет пальчик. В группе одна из самых «тяжелых» - скоро ей будет 3 года, а по развитию всего полтора.

- А вот у нас мальчик, в июле 3 года, а мы не говорим ничего, кроме «ммм». Разные у нас бывают дети. Некоторые уже вполне самостоятельные, а есть те, кто не умеет держать ложку.

 

Когда дома намного хуже

Чаще всего сюда помещают «сирот при живых родителях», когда у родителей проблемы с алкоголем и работой. Дети получают статус «нуждающихся в государственной защите», при этом родители могут быть еще не лишены родительских прав. Им дают возможность исправиться.

- Вот и получается, что дети рождаются, но вернуться домой не могут… Ведь и земляные полы бывают у родителей, и в коробках пытаются растить детей.

- В коробках? Это как?

- Был такой случай – нам передавали ребенка из большой коробки из-под телевизора. Чтобы он не бегал, его сажали туда. Вместо кроватки. Такой вот «маугли» – к нам и поступил…

«Отказников» почти не бывает

«Чистых сирот», у которых не осталось в живых родителей, в Доме ребенка почти не бывает. И в роддомах от детей тоже в последнее время мамы отказываются редко.

- Дело в том, что теперь, отказываясь от ребенка в роддоме, родители становятся «обязанными лицами». И до 18 лет с них будут высчитывать деньги на содержание ребенка – это около 164 рублей в месяц. Проблемы с выездом за границу могут быть. Поэтому отказ – это очень редкие случаи.

Для сравнения – одно койко-место в день в Доме ребенка обходится государству около 70 рублей, то есть больше 2000 рублей в месяц, рассказывает Сергей Циркин. 

 

 

Есть дети, у которых родители больны, и органы опеки считают, что они не справятся с воспитанием. Чаще всего, это психические заболевания или открытая форма туберкулеза. Бывает, что детям нужна постоянная медицинская помощь, и родители не справляются. Эти родители ничего не должны государству, но шансов на усыновление у их малышей нет.

Их могут взять только в опекунские или приемные семьи, при этом родители имеют право периодически встречаться с детьми.

Встречи с родителями только под наблюдением!

Возможность видеться с детьми дают и так называемым неблагополучным родителям. Проходя по коридору, мы встретили Екатерину с мальчишкой на руках. Ему сейчас 1 год и 9 месяцев.

Сережка в основном смотрел по сторонам, мама молчала и ходила по кругу.

- Как получилось, что ребенок оказался в Доме ребенка? – интересуемся.

- В год забрали ребенка. Их не устроило санитарное состояние, - объяснила мама. – Раз в неделю стараюсь посещать, надеюсь, забрать обратно. Все, что они говорят, то и делаю.

 

 

Обычно встречи с родителями здесь проходят под наблюдением персонала, объясняет старший воспитатель Татьяна Лещева.

Они ведь часто не занимаются с ними! Придут на свидание, дадут телефон  ребенку и сидят на диванчике. Не умеют играть, понимаете?

Бывают очень заинтересованные родители: переживают, спрашивают, «сколько зубов у моего Ванечки?». А некоторые звонят только под градусом в ночи, да еще и матом обложить могут.

- Общая динамика у нас такая: за последние 5 месяцев из Дома ребенка выбыло 50 детей. В семью возвращены 14 из них. Это почти 30% - довольно много! Правда, бывает такое, что к нам детей возвращают повторно… И это не единичный случай. Представляете, какая травма у детей? Государство дает родителям шанс, но они его не используют.

«Эти близнецы -  уже вторая партия»

В средней группе нас знакомят с братьями-близнецами. Их история ставит нас в тупик.

- Они почти с рождения здесь. Были вообще никакие поначалу, а теперь развиваются. У них мать сидит в тюрьме, она не лишена прав, но пока она находится в местах лишения, дети здесь. Это уже вторая партия, были уже от этой мамы у нас двойняшки…

 

 

В июле у мамы закончится срок, ее выпустят, и будет решаться вопрос, где останутся жить мальчишки – с ней или в Доме ребенка.

Если родителей лишают прав на ребенка, у них появляется еще один шанс в жизни – быть усыновленными. В основном, забрать домой хотят совсем еще малышей (и почему-то девочек), но часто медики не рекомендуют торопиться. До полугода очень тяжело понять, как будет развиваться ребенок.

Но бывает, даже зная об особенностях со здоровьем, родители все равно не отказываются забирать ребенка домой.

- Вот была у нас девочка, проблемы с сердцем, а родители прикипели и все. Говорят: это наш ребенок, какой бы ни был, мы будем ездить с ним по врачам, будем лечить. Еще ведь есть такой момент: сам ребенок идет к родителям или нет? У нас было такое: приехали за одним ребенком, а он не пошел к ним, зато родители понравились другому. Часто дети выбирают родителей.

 

Когда прошлое не пугает

Встречаем в коридоре женщину лет 30 с малышкой на руках. Нам говорят шепотом: это встреча с потенциальными родителями. Возможно, у девочки Маши скоро появится семья.

- Увидев ее, я сразу поняла, что мы ее возьмем, - только начав разговор, Татьяна утопает в слезах. – Вы меня извините, мы просто очень долго этого хотели. И вот нам позвонили, мы стояли в очереди по определенным критериям, спросили: будем ли знакомиться? Показали фото и маленькую характеристику.

Замечаем рядом старшего сына – это «свой, родной». Оказывается, проблем с зачатием у семьи нет, просто женщине очень давно хотелось помочь какому-нибудь малышу найти маму.

- А прошлое не пугает?

- Мы все с прошлым, а в генетику я не верю, я считаю, что среда обитания делает свое дело.

Как укладывают спать? 

Заходим в комнату для совсем еще малышей. Разговаривать тяжело – стоит громкий плач. Сотрудники по очереди подходят и берут зареванных малышей на руки.

- Тут у нас плачет малышка, потому что ей сделали прививку в оба бедра, ей больно. Вообще если плачут дети, всегда стараемся брать на руки.

- А как спать укладываете? Каждого покачать ведь невозможно!

- А у нас дети спят по режиму. Иногда подходим, гладим по головке, разговариваем. Но спать они у нас умеют, некоторые пальчик возьмут в ротик и сосут. Соски мы не даем.

 

 

На группу из 10-12 малышей здесь обычно 3-4 человека – няня, медсестра, воспитатель, у детей постарше – еще и учитель-дефектолог. Говорят, справляются без проблем. И на прогулку каждый день с колясками по очереди ходят. Тех, кто погулял в первой половине дня, отмечают в журнале, после обеда – будут гулять с другими.

Едят все, что дают!

У детей до года  – время прикорма. Пока одни малыши играют с игрушками в просторных деревянных манежах, другие заседают в стульчиках для кормления. Сегодня на второй завтрак – необычное фруктовое пюре с козьим йогуртом и кобыльим молоком.

Дети осторожничают, поглядывая на гостей, но это не мешает им съедать все до последней ложки.

 

 

- Проблем с аппетитом у наших детей нет! Мы просто кормим по режиму, лишних перекусов нет, поэтому они едят все, что дают. Но больше всего, конечно любят сладенькое – соки, фруктовое пюре. Смеси пьют до года, потом переходят на общий протертый стол.

Детям постарше 2 раза в день дают мясные блюда. Например, в день нашего посещения это были паровые кнели с соусом и голубцы. На сладкое - конфеты, зефир, мармелад. Каждый день фрукты и овощи. Булочки пекут в собственном пищеблоке.

«Некоторые дети дома не едят, как у нас!» - отмечает заместитель главного врача. По его словам, с питанием в Домах ребенка сегодня проблем нет – от государства они получают все необходимое. Но, конечно, от спонсорской помощи здесь не отказываются, важно, чтобы это была сертифицированная продукция.

- Вот, например, производитель PIPA подарил нам большую партию питания – 6000 баночек. У них все по стандартам, думаем, месяцев на 4-5 нам хватит. Важно, что это питание неаллергенное, полностью безопасное. Мы вообще отдаем предпочтение в прикорме продукции промышленного производства.

 

Какая нужна помощь?

Что касается пресловутых конфет к Новому году, к такой помощи здесь относятся скептически. И объем «спонсорских  сладостей» даже ограничивают.  

- Мы однажды посчитали, что даже при всех ограничениях нам конфет хватает до мая (каждый ребенок получает по 1-2 конфеты каждый день). Еще мы не берем б-у одежду. Зато всегда рады памперсам, средствам гигиены – их никогда много не бывает.

Если есть желание помочь, говорят в Доме ребенке, лучше заранее позвонить и поинтересоваться, что нужно. В разный период  бывают разные потребности. Так, благодаря одному из банков несколько лет  назад здесь полностью поменяли старую мебель 70-х годов на современную деревянную. У детей появились красивые манежи и кроватки.

Большая часть игрушек, которые мы увидели в Доме ребенка, тоже куплены на деньги спонсоров. Причем игрушки современные – каталки, мобили, конструкторы. Во всех кроватках лежат мягкие бортики, казенных порванных пеленок мы не увидели.

 

 

«Все это добрые люди, - признаются в Доме ребенка. – Нам и газонокосилки привозят, и строительные материалы – все, что нужно! Спасибо за это всем неравнодушным!

Дети, которые никогда не сядут и не пойдут

Даже те дети, которые еще не научились фиксировать взгляд, окружены здесь красивыми игрушками. Это паллиатив – отделение для неизлечимо больных детей. Им требуется постоянное медицинское наблюдение.

- Посмотрите, сколько фотографий на кроватке у этого мальчика. Мама к нему приходит каждый день. Был совершенно обычным до года, а потом переболел… и все. Очень хорошая семья.

- А этого мальчишку уронила мама. Говорит, несла на руках, подскользнулась и упала. Знаете, сколько у него операций было на головке? Он без медпомощи, конечно, не может существовать, поэтому мы понимаем родителей, которые оставляют детей в паллиативе. Поверьте, это очень тяжело, не все могут выдержать такое.

 

 

Иногда дети рождаются с грубыми пороками развития. Нам показывают малышку, которая выглядит новорожденной, а ей уже 8 месяцев. Девочка пока еще не научилась улыбаться.

- Разные судьбы, разные дети. Был у нас случай, когда родители всем объявили, что ребенок умер. Пришла к нам студентка на практику и увидела своего племянника – здесь же и фамилия написана, и диагноз. Это была такая трагедия, вы не представляете.

 


 

Еще один мальчик питается через зонд – из носа у него торчит трубка. Каждые 5 минут его отпаивают, меняют положение, полностью индивидуальный подход, рассказывает медицинская сестра Людмила Николаева.

- Берешь его на руки, головку на плечи положишь, а он раз – и успокаивается. Все чувствуют тепло и ласку. Мы тут как мамы уже их любим, моем, кормим, на руках носим.

Ведут «половой образ жизни»

По словам старшего воспитателя, работать в Доме ребенка могут далеко не все. Это должны быть люди, которые жалеют детей как своих, но при этом умеют держать дистанцию. Паллиатив – это самое сложное, но и со здоровыми детьми важна выдержка и любовь к детям.

- Надо играть с ними. Мы часто говорим, что "ведем половой образ жизни". Если сверху смотреть на ребенка, ничего не получится. Вся игра на уровне глаз ребенка. Только тогда он тебе верит и с тобой играет.

 

 

- А мамами называют?

- Есть у каждой тети любимчик, это однозначно. Иногда занимаешься с ребенком и обращаешься: «Мама Таня, твой ребенок не знает то и то, подтянуть!». Дети тоже очень чувствуют тепло, тянутся к нам. Называют всех по именам. Мы празднуем с ними день рождения раз в месяц для всех именинников. Как дома – накрываем стол с «получки», собираем группу, свечи зажигаем.

Но какими бы хорошими ни были тети вокруг, никто не заменит ребенку самого дорогого – маму и папу, со слезами на глазах говорит Татьяна Лещева.

Это страшно, они еще такие маленькие, но уже столько пережили.

Светлана Белоус, фото: Игорь Матвеев

Хотите помочь Дому ребенка? Присоединяйтесь к доброй инициативе производителя питания PIPA! 
КАК ПОМОЧЬ>>>

Партнер проекта
PIPA

PIPA – уникальное детское питание с козьим йогуртом и кобыльим молоком.

Именно эти молочные компоненты по своей биологической ценности и составу максимально схожи с материнским молоком, а значит наиболее полезны для растущего организма малыша.

Детское питание PIPA – оптимальное сочетание качественного фруктового и ягодного пюре, отборных злаков и молочных компонентов.

Производство пюре PIPA осуществляется без добавления сахара, красителей, консервантов и ароматизаторов.

Инстаграм
Вконтакте



Обсуждают сейчас