Сейчас на сайте
Конкурсы и проекты
Голосуйте за лучший детский рисунок — победитель выиграет велосипед!
Все о детях
«Привыкаешь, становишься озлобленным». Повзрослевшие детдомовцы вспоминают детство Дети в живописи: как раньше мыли и купали детей
Это интересно
"Я бы и четвертого-пятого родила". Тамара Лисицкая о семейных ценностях "Даже уроки они делают вместе!". Как дети радуются домашним животным
Школьная жизнь
Если ребенок учится плохо, это не показатель тупости Шаг вперед или формальность? Родители и учителя об электронных дневниках
Спорный вопрос
Родителям все должны. О неуважении к чужому труду Мужчина с багажом. Белоруски рассказывают, как строят отношения с неродными детьми
Здоровье
9 симптомов менингита, о которых важно знать родителям
Личный опыт
"Оставляем ребенка бабушке и путешествуем". Как сохранить романтику в браке История большой любви в стихах, которые супруг посвятил своей жене

"Я не такая, как все, знаю это, чувствую". Студентка БГУ с аутизмом рассказывает, как воспринимает мир

17 января 2018 года
19

Оля К. закончила в этом году сельскую школу в Столбцовском районе и поступила в БГУ с результатами тестов - 199 баллов. Любому сельскому жителю поначалу непросто в столице, а 18-летней Оле - девушке с аутизмом - сложнее многократно. У нее другое восприятие мира, себя, людей. Из-за сложностей с ориентацией в пространстве, маршрут из общежития до факультета, который занимает минут 20 неторопливым шагом, она запоминала на протяжении 10 дней, ежедневно проходя его вместе с мамой дважды. Сейчас справляется самостоятельно.

Ребенок.BY рассказывает, как живут взрослые люди с аутизмом – диагнозом, который пугает сегодня многих молодых родителей.
 

Источник фото: из личного архива

Я не такая, как все, – начинает свой рассказ Оля. - Я знаю это, чувствую. Да и мама еще в детстве рассказывала, что из-за аутизма я отличаюсь от остальных.

Для справки

Аутизм — искаженное психическое развитие человека, которое характеризуется отрывом от реальности, отгороженностью от мира, сопротивлением любым жизненным изменениям, стереотипными формами поведения, погруженностью в специфические интересы, своеобразным развитием речи. Можно услышать о различных видах аутистических нарушений. Например, при синдроме Аспергера отмечается своеобразная умственная одаренность и наличие устойчивых интересов, которые носят при этом характер одержимости.

Родилась Оля совершенно здоровой девочкой. Но после болезни в возрасте полугода малышка изменилась: стала более спокойной, могла подолгу сидеть одна или лежала в полной тишине. Любимой игрушкой в год с небольшим была книга, а игры с детьми и игрушками ее не привлекали.

Чуть позже, когда мама учила дочь играть с плюшевыми медвежатами и зайчиками, девочка могла просто встать и уйти в другую комнату.



Думали, что ребенок не слышит

В два года Оля не заговорила, как все дети. Молчала она и в три. Лепетала лишь «агу», «ау», «уа», а еще активно тыкала пальчиком в сторону интересующего ее предмета.

Местный педиатр, предположив, что ребенок не слышит, дал направление в РНПЦ оториноларингологии. Минские медики определили, что слух есть, предложили подождать, понаблюдать.

Девочка, увы, по-прежнему молчала, при этом слабо реагировала на обращенную к ней речь. На повторном обследовании маленькой пациентке поставили диагноз «детский аутизм». Неприятная новость не прозвучала трагично или безысходно. Врачи-неврологи подробно расписали первоначальную схему лечения, доступно, пошагово объяснили, что предстоит делать: принимать медикаменты, работать с логопедом, дефектологом.

Как сегодня оценивает Олина мама Лариса Александровна, тогда был дан верный старт и важно, что сделан он был не психиатрами, а неврологами.

Заговорила в 5 лет – сразу фразами

Специалисты местного коррекционного центра порекомендовали перевести ребенка из обычного детского сада в специальную группу, где с каждым ребенком индивидуально занимались по специальной программе логопед, дефектолог, воспитатели, педагог-психолог. 

Разительные позитивные изменения произошли спустя уже 2 месяца. Хоть малышка все еще молчала, но слушала гораздо внимательнее, стала более коммуникабельной. А в пять лет и два месяца Оля заговорила, причем сразу фразами.

Затем начала читать вслух, но не по слогам, а жадно поглощая тексты целыми предложениями. В детских магазинах, девочка спешно тянула маму к книжным стеллажам с детскими энциклопедиями.

Сначала я больше любила слушать, как мне читают, объясняя, что изображено на картинках. Затем стала много читать и сама. В 6 лет меня перевели в садик возле дома, в группе я была старшей. Мама рассказывала, что меня усаживали за стол воспитателя, я всем детям читала вслух сказки. Помню, что любимой была "Три поросенка".


Источник фото: из личного архива

Часто хотелось уединиться

С раннего детства Оля очень дозированно играла с детьми. Длительное общение ее тяготило, через некоторое время хотелось уединиться. Оказавшись в новом детском коллективе сельского садика, большой дружбы она ни с кем не водила. Как собственно и в школе, которую стала посещать в 7 лет.

Об особенностях одноклассницы все знали и помогали, если было нужно. Жизнь на селе отличается от городской. В деревне все друг друга знают, в курсе соседских радостей и горестей, что избавляло Олю от неприятных ситуаций, обидных слов, косых взглядов.

В школе выяснилось, что у Оли хорошая зрительная память. Благодаря этому, а также любви к чтению (в деревенской библиотеке она перечитала всю литературу), по многим предметам девочка демонстрировала глубокие знания. Замечая, что дочь читает по 5-6 книг одновременно, мама сперва думала, что она их просто листает.

Я читала и читаю книги под другим углом. Не всю сразу, а в первую очередь выбирала то, что мне интересно. Раньше это были разделы, повествующие о разных странах, народах, культурах, религиях. Позже могла снова ее взять в руки, прочесть новые главы или вернуться к уже прочитанному.

Прирожденный гуманитарий

Новые знания складировались в ее детской головке, накапливаясь из года в год.  В третьем классе школьница на одном дыхании рассказывала детям постарше интересные исторические факты, которых не отыщешь ни в одном учебнике, делилась множеством интересных биографических сведений о писателях, поэтах.

Если предметы гуманитарного цикла ей давались легко, и любимыми из них были литература, языки, биология, география, история, то постичь, к примеру, математику и физику было сложно.

Еще в начальных классах, когда мама объясняла задачки, а дочь упорно их не понимала, в какой-то момент ее взгляд останавливался на потолке, казалось, она отключалась от происходящего: ничего не слышала, не видела, не воспринимала. Примерно также Оля реагировала на негативную или критическую информацию в свой адрес., и продолжается это по сей день:

У меня срабатывают что ли защитные механизмы, вокруг словно вырастает стена, через которую ничто не проникает. Я потом даже не помню, что мне говорили. Хотя бывает по-разному. Случается, обида все же успевает прокрасться в душу.


Источник фото: из личного архива

Достижений много, а друзей нет

Оля закончила школу по программе общеобразовательной школы. Начиная с третьего класса, девочка успешно участвовала в олимпиадах по русскому, белорусскому, французскому языкам. Будучи семиклассницей, заняла 1-е место в дистанционной областной олимпиаде по французскому языку. Учась в 10-м классе, стала третьей в районной олимпиаде по географии.

Чаще всего, я принимала участие в дистанционных олимпиадах. Так я чувствовала себя намного комфортнее, увереннее. Готовилась к ним с учителем-предметником, много сама читала. По французскому языку у нас был очень хороший учитель.

А вот больше общаться со сверстниками в школе Оля не стала. Увы, друзей у нее в школе не появилось.

У меня их нет и сейчас. Первой идти на контакт трудно. Не знаешь, чего ждать от других. Мне не всегда комфортно среди нескольких десятков людей, особенно если оказываюсь в центре внимания. Теряюсь, нервничаю…

По выходным возвращается к маме

Пока главный друг Оли – это мама. Помогая выбирать факультет (специальность гуманитарная), Олины близкие старались предусмотреть и учесть все важные аспекты: чтобы учиться ей было интересно и по силам, чтобы минимизировать вероятность обидных ситуаций в студенческом коллективе.

– А в Минске-то нравится? – спрашиваю я.

Я еще многое не видела. В основном только гуляла по центру. Планируем с мамой после сессии по выходным посещать кино и театр. Сейчас же в пятницу вечером мама забирает меня домой, привозит обратно в воскресенье после обеда. Дома, закрыв дверь своей комнаты, я оказываюсь в привычном для себя мире. Могу в тишине книгу почитать или выспаться, в десять вечера уже засыпаю. За неделю устаю очень, хочется спокойствия.

Оля - отличный пример для многих детей и их родителей, которые знают не понаслышке, что такое аутизм. Ведь порой для людей с аутизмом мир суживается до небольшого пространства одной комнаты, квартиры, нескольких маршрутов и помещений.

С улыбкой студентка говорит, что в последнее время начинает ощущать себя минчанкой, а еще мечтает о заграничных поездках с экскурсиями, посещением достопримечательностей, об отдыхе на теплых курортах, где пока еще ни разу не бывала, а только читала о них в книгах.

Комментарий специалиста

Светлана Сикорская, директор ГУО «Столбцовский ЦКРОиР», учитель-дефектолог:

Детей с аутистическими нарушениями с каждым годом становиться все больше. Иногда врачи не выставляют диагноз «аутизм», но говорят о нарушениях аутистического спектра (НАС) или расстройствах аутистического спектра (РАС).

Одинаковых или похожих детей с аутистическими нарушениями не бывает. Разнообразные отклонения, множество особенностей присущих каждому ребенку в отдельности не позволяют говорить об определенной технологии, методике или программе работы с такими детьми.

С первых дней открытия специальной группы в нашем коррекционном центре к нам пришли четыре ребенка с диагнозами: ранний детский аутизм, атипичный аутизм. У всех врачи определяли нарушения интеллекта разной степени, специфические нарушения речи. О проблеме аутизма тогда не говорили, специалистов в этой области не было, как и специальных курсов. Мы действовали самостоятельно, отталкиваясь от сохранных возможностей детей.

Корректируя поведение детей, мы шли за ними и, исходя из их индивидуальных особенностей, в лучшем случае шагали рядом с ним. Мы фиксировали каждый их успех, любые изменения в поведении.

Когда достигались определенные успехи, рекомендовали перевести деток в обыкновенные группы детского сада или классы школы. Из четверых наших воспитанников с аутизмом трое успешно закончили школу, к одному из ребят, увы, мы так и не смогли подобрать «ключик», но очень старались помочь каждому.

Для себя я сделала такой вывод: не надо сражаться с аутизмом, надо находить ту сохранную ниточку, которая связывает ребенка с реальным миром и тихонько, маленькими шажками пытаться его социализировать, учить взаимодействию с нами и со всем окружающим, включить их в социальное взаимодействие.

В то же время не стремиться сделать их такими, как все (распространенное желание родителей), а признать индивидуальный путь развития этих детей. Работа должна проводиться командой союзников, состоящей из родителей, психологов, дефектологов, учителей, воспитателей и врачей. Важно научиться понимать детей, видеть в них неординарность.

Марина КУНЯВСКАЯ



Обсуждают сейчас