Сейчас на сайте
Акции и события
Твори вместе с "Цветик"! Мастер-класс "Пластилиновая лейка*
Это интересно
Что гложет женщин: 15 жизненных комиксов Стань родителем — и на всю жизнь забудь о скуке. 15 фотодоказательств
Школьная жизнь
Какие школьные принадлежности пригодятся вашему ребенку? Выслушали учителя и опытных мам
Спорный вопрос
"Перестала ставить интересы детей на первое место — и мир не рухнул". Рассуждает мама троих детей Нужно ли родителям следить за окружением ребенка?
Отношения взрослых
Спасать нечего. 9 признаков того, что отношения зашли в тупик Обиженный, король, "мамочка". Три варианта будущего для разведенных отцов
Готовимся к школе
Эксперимент. Смогут ли дети, мама и эксперт выбрать рюкзаки для школы и не поссориться? “Уезжаю за 300 километров от дома”. Поговорили с учителями, которые хотят работать в глубинке
Личный опыт
“Начала работать в 6 лет, а в 32 сама купила квартиру”. Как научить детей зарабатывать История малыша, который родился на 24 неделе, а теперь ничем не отличается от сверстников

«После 18 лет Вадим как будто перестал существовать». Откровения матери, воспитывающей сына с тяжелым ДЦП

27 октября 2017 года
87

Валентина Михайловна Бородавка никогда никому не жаловалась. Терпела, тихо переживала душевную боль, в одиночку несла эту нелегкую ношу. Женщине 59 лет, больше двадцати она воспитывает сына Вадима, который имеет 1 группу инвалидности и последнюю стадию ДЦП.

 


Делать что-то самостоятельно он не может: не способен ходить, говорить, передвигаться, принимать пищу, его постоянно мучает боль. Дальше – только хуже. Словом, жизнью это назвать сложно. Скорее существование в крайне тяжелых условиях. До недавнего времени женщина все же справлялась самостоятельно. Но сейчас настолько наболело, что она обратилась за помощью в Гродненское благотворительное общество.

«Все было хорошо, до момента приезда в роддом»

Валентина Михайловна родила достаточно поздно. Как-то не складывалась личная жизнь. Но иметь ребенка, как и любой женщине, очень хотелось. Узнала о беременности в 39, противопоказаний по состоянию здоровья никаких не было. Медики были уверены, что здоровая женщина сможет выносить и родить полноценного ребенка.

Все было хорошо, до момента приезда в роддом. Ни разу я не лежала в больнице, всю беременность чувствовала себя хорошо. Результаты анализов и узи были в норме. Никаких патологий ни у плода, ни у меня на протяжении 9 месяцев не выявляли. Схватывающую боль почувствовала вечером в субботу, быстро собралась и поехала в родильный дом. Все шло по плану, –

вспоминает подробности той ночи Валентина.

Роженица поступила в предродовую палату: осмотрел врач и оставил дожидаться новой смены. Его рабочий день подошел к концу. По словам женщины, в палате она осталась одна и пролежала так несколько часов. Сколько времени она провела в схватках без надзора медиков, точно не помнит. По ее ощущениям прошло около 3-х часов.

Я человек очень терпеливый. Бывает, роженицы кричат, чем привлекают внимание. Я не из таких. Понимала, что боли не избежать, поэтому терпела молча и ждала. Когда медицинский персонал обо мне вспомнил, выяснилось, что сердцебиение у ребенка уже пропало. Все закрутилось, завертелось. Медики настаивали, что нужно попробовать родить самостоятельно, но ничего не получалось. Я оказалась на операционном столе.



«Думала, если не увижу его, пережить потерю будет легче»

Когда женщина пришла в себя, ей сообщили, что новорожденный в тяжелом состоянии. Позже пояснили, что ребенок начал дышать самостоятельно еще внутри, наглотался околоплодных вод, засорились легкие, вдобавок случилось воспаление. Длительное время плод испытывал кислородное голодание, начали отмирать клетки головного мозга. По словам врачей, шансов на то, что он будет жить –  минимальные.

Долгое время женщина не решалась пойти в детскую реанимацию. Думала, если ребенок умрёт очень скоро, ей легче будет пережить потерю, так с ним и не встретившись ни разу. Но на второй день материнское сердце не выдержало, Валентина отправилась к мальчику.

Лежал такой розовый ангелочек, большой. Родился весом около 4-х кг. Посмотрела на него тогда и поняла, что жить будет. Сердцу сразу стало легче.

Валентина считает, что такие тяжелые последствия родов – результат того, что женщина осталась одна на столь длительное время. По ее мнению, роль сыграло то обстоятельство, что рожать ей пришлось в ночь выходного дня.

Сначала Валентина была решительно настроена: привлечь к ответственности виновных. Ходила на прием к руководству медицинского учреждения, желая получить ответ на вопрос: как такое могли допустить? Руководитель пообещал во всем разобраться и наказать виновных. Наказаны они или нет, женщина так и не узнала. Просто смирилась. Сейчас она ни на кого не обижается и зла не держит. Это никак ей уже в жизни не поможет.

Другая жизнь….

Спустя два месяца мама с ребенком оказались дома. Начались многочисленные обследования, консультации, поиск специалистов. Мама искала всяческие возможности как-то помочь сыну, надеялась получить хотя бы один утешительный прогноз. Но нет. Валентину обнадежить никак не могли: такие дети долго не живут. 10-12 лет мучительного существования – это максимум.

Первые пять лет Вадим был очень беспокойным. Он мало спал, все время был у меня на руках. Не могла оставить его ни на минуту. После пяти лет суставы начали сильно выворачиваться, сына «кривило» на глазах и с каждым годом его состояние становилось только хуже.

За все это время матери практически ни разу не предложили помощь в виде санатория, реабилитационных центров или какой-либо другой помощи. Все нужно было доставать с боем, просить, умолять, вспоминает мама. Семья жила фактически на нищенское пособие, которого  ни на что не хватало. Порой месячный доход семьи не достигал даже прожиточного минимума.

Пока Вадиму не было 18-ти, нами как-то интересовались сотрудники поликлиники. Часто приходила врач, забегала медсестра. До 18-ти мы бесплатно получали лекарства, можно было оформить услугу по уходу за ребенком, получали дополнительное семейное пособие. А после 18-ти всего этого не стало. Вадим, видимо, должен был чудесным образом излечиться. Мы как будто перестали существовать. Вы мать, вы и смотрите, говорили мне в органах социальной защиты.

Не раз знакомые высказывали предложение отдать Вадима в интернат для тяжелобольных людей. Уверенна, что он бы и месяца там не протянул. Да и я на такое никогда бы не пошла. Мой крест, и мне его нести до конца.

Вадиму необходима инвалидная коляска

Сейчас Вадим получает пособие по инвалидности 202 рубля. Около 300 рублей пенсии – у мамы. На эти скромные доходы женщина должна рассчитаться за коммунальные платежи, оплатить кредит за квартиру, закупить для Вадима лекарства и памперсы, которые далеко не дешевые. Не говоря уже о питании и одежде.

Давно Вадим вырос и из своей инвалидной коляски, которая рассчитана на детский возраст. Валентина Михайловна испытывает массу трудностей, чтобы элементарно сходить прогуляться на улицу. Такой возможности она фактически лишена. Уже полгода вместе с Вадимом они проживают в родительском доме в деревне. Там нет порогов и бордюров. Но существовать здесь осенью и зимой крайне сложно. Семья думает о скором возвращении в город.

Чтобы попасть в подъезд, нужно преодолеть лестницу. Подойти к лифту – тоже лестница. Идешь по городу, часть пути в буквальном смысле коляску приходится нести на руках. Вход в большинство магазинов для нас тоже практически невозможен. Все время задаюсь вопросом, где та безбарьерная среда, о которой столько говорят и, якобы, делают.

Инвалидную коляску белорусского производства Вадим мог получить бесплатно от органов социальной защиты. Но коляска эта представляет собой стандартную конструкцию, которая совершенно не соответствует физическому состоянию мальчика. Сидеть в ней он попросту не может, к тому же она большая и неудобная и пользоваться ею в их конкретном случае практически невозможно.

Сейчас семья испытывает острую необходимость приобрести новую инвалидную коляску, которая соответствовала бы росту и весу Вадима, была бы более маневренной и адаптированной к агрессивной дорожной среде в виде высоких бордюров, неудобных заездов в здания.



Ее стоимость порядка 1300$, но даже эта сумма для мамы Вадима неподъемная.

Гродненское благотворительное общество обращается ко всем неравнодушным людям, которые могут помочь хотя бы немного облегчить участь Вадима и его мамы. На днях был открыт сбор на новую инвалидную коляску для Вадима.

Помочь Вадиму Вы можете, пожертвовав на любой удобный для Вас реквизит:

1. Отправить SMS-сообщение на номер 553 с текстом:

514 <ФамилияИО> <Сумма>,
пример: 514 ИвановЛ 10.

Обратите внимание:

  • разделитель между параметрами в SMS - символ пробела;
  • сумма пожертвования будет списана с баланса мобильного телефона.

2. Система «Расчет» (ЕРИП):

  • электронные деньги (iPay, Webmoney [WMB], Easypay, belqi);
  • платежная карточка (интернет-банк, мобильный-банк, банкомат, инфокиоск, касса банка);
  • наличные (cash-in, касса банка).

Для проведения платежа необходимо:

1) выбрать последовательно пункты:
+ Система «Расчет» (ЕРИП)
+ Общественные объединения
+ Религиозные объединения
> Гродненское благотворит общ-во (номер услуги в ЕРИП: XXXXXXX)

2) ввести ФИО, адрес и сумму пожертвования,
3) проверить корректность информации,
4) совершить платеж.

Нахождение услуги в дереве услуг системы «Расчет» (ЕРИП) в некоторых пунктах оплаты может отличаться от описанного выше. В связи с этим, в случае возникновения проблем с поиском услуги, предлагаем выполнить поиск по УНП: 590900117.

3. Благотворительный счет:

Учреждение «Гродненское благотворительное общество»,
р/с BY34PJCB31356013630010000933,
БИК (BIC) PJCB BY2X,
ОАО «Приорбанк», ЦБУ 600, г. Гродно, УНП 590900117.

Мария Ирха,  orthos.org

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.


Обсуждают сейчас