Сейчас на сайте
Акции и события
"На здоровье ребенка экономить нельзя". Как выбрать школьную обувь* Олимпийская чемпионка по фристайлу Алла Цупер откроет развивающий центр в Минске*
Все о детях
Почему ребенок не говорит? 10 причин, о которых вы не задумывались Как понять, что ребенок отстает в развитии. Красные флажки
Это интересно
«Ела килограммами». Многодетная мама открыто рассказывает, как стала «женщиной в теле» "Жили в доме с 15 родственниками мужа". Как белоруска уехала в Нигерию
Спорный вопрос
«У меня в планах отправить дочь на виноградники». Как не воспитать ребенка-нахлебника?
Готовимся к школе
Если 1 сентября навевает тоску. Как адаптировать себя и ребенка к школе Рейтинг школ по результатам ЦТ в 2019 году Продаем старое, покупаем новое. Большой детский маркет пройдет в Минске 24-25 августа
Личный опыт
Учитель, который растит гениальных программистов: "С работой в ИТ сам я опоздал" Как научить ребенка управлять своим временем

Кто в школе крайний, или Как бороться с унижением в белорусском образовании

23 июля 2019 года
15

Несмотря на разгар лета, в стране не улеглись “страсти по школе”, включая результаты ЦТ, новшества в подсчете баллов, предложения о реформировании системы образования. Самое время порассуждать о «куче треша», которая унижает учителя и мешает ему развернуться в деле формирования творческой и нестандартной личности ученика — человека будущего. 

Автор — Наталья Поспелова, специалист по семейному неблагополучию, устройству детей-сирот на воспитание и детско-родительским отношениям. За 28 лет работы в отечественной  системе образования имела опыт руководства детским коллективом, в том числе — на позиции классного руководителя. 

Очевидно, что самыми перегруженными школьной кучей треша являются классные руководители. Давайте разберемся, что же их унижает в организационно-воспитательной работе с учениками и что можно предложить для эффективной борьбы с чувством унижения и скорби от такой нужной детям и обществу работы, как руководство детским коллективом.  

От редакции: про кучу треша в своем выступлении в клубе Cветланы Алексиевич говорил известный в стране IT-предприниматель Виктор Прокопеня. Бизнесмен активно выступает за реформы в системе образования, многие айтишники его поддерживают.

Кто везет — на того и грузят…

По сути унижения начинаются уже с момента назначения на позицию классного руководителя. Известно, что далеко не каждый предметник может стать классным руководителем. Классный — это педагог из числа наиболее исполнительных и ответственных, который не бросит, не проигнорирует, с температурой 39 поведет детей на «Чижовка-Арену», добьется 100% подписки на «Юный спасатель» (пусть путем «закладывания» своих денег)  и тотального членства детей в БРСМ (пусть ценой глумления над здравым смыслом).



Как правило, классными руководителями не назначаются трудовики и физруки (если есть такие факты, то носят они исключительный характер), молодые специалисты, в чьем профессионализме и ответственности есть сомнения, а также педагоги пенсионного возраста: они в случае чего могут задний ход дать, и «ничего им за это не будет».  

Выходит, если ты профессионал, с интересом и легкостью преподаешь свой предмет, пользуешься уважением в учительском и детском коллективе, забудь о спокойной жизни и стань классным руководителем. 

Теперь, раздав задания детям, ты помчишься в другой конец школы дисциплинировать шалуна из своего класса. Займешь драгоценные минуты на уроке перепиской в вайбере с родителями на предмет «а что же Сережи сегодня нет на уроках и почему вы меня вчера не предупредили?». На классном часу будешь склонять ребят к вступлению в ряды общественной организации, чтобы не сорвать общие показатели членства по школе и району…
 

Источник фото: pixabay.com
 

Назначая классных руководителей, администрация школы руководствуется критерием «потянет – не потянет». Иными словами, кто везет — на того и грузят… Хотя, конечно, бывают счастливые исключения, и на позицию классного претендуют сразу несколько педагогов. Не слышали о таком? Я тоже. 

Классное руководство выполняется за пределами времени, отведенного на учебные занятия. Еще одним фактором, способствующим чувству унижения от этой работы, является ее оплата: + 5 часов еженедельно к ставке, а также некоторые премии и надбавки. Но если даже приблизительно посчитать, то выйдет, что педагог тратит значительно больше времени на руководство детским коллективом, чем ему это оплачивают. 

Премирование как большая тайна

Скажете, что в школах классное руководство поощряется премированием? Отнюдь. Вообще с премированием сегодня беда: на бумаге – в положении о премировании – вроде все гладко. На деле — размер премий педагогу дело темное и субъективное.

В далекое советское прошлое канули стенды с показателями и данными по премированию, висящие в учительских. Теперь о размере премии можно узнать, только если коллега проговорится: дескать, купила за премию в прошлом месяце приличные сапоги. Соотнеся качество обновки с ее возможной ценой, получится, что коллегу премировали аж на 200 рублей, а тебя почему-то на 70.  

Образовательная элита и псевдостижения

Еще несколько слов о хлебе насущном: немало унижений испытывают рядовые педагоги от осознания факта, что сегодня в школе сформировались две категории трудящихся: хорошо оплачиваемая элита (директор, заместители, приближенные) и все остальные.

Неприлично высокая заработная плата руководителей школ является прекрасным способом обеспечить их 100% лояльность и запредельное рвение, когда бездумно козыряя «наверх» и принося начальству плюшечки в виде псевдо-инноваций и типо-достижений, директор озабочен лишь своим самосохранением в должности и при хорошем жаловании. 

Разумеется, требуя взамен от подчиненных безропотного исполнения всех указаний, включая откровенные причуды, например, удивить начальство чем-то (не знаем чем) в ходе августовского объезда учреждений образования на предмет анализа готовности учреждения к новому учебному году.

Мало чистоты и порядка, достигнутого унижением классных руководителей перед родителями — подайте еще и «изюминку», чтоб она оставила неизгладимый след в воспоминаниях проверяющих и чтобы школа выделялась на фоне остальных.

Один директор школы запомнился фонтаном, наспех обустроенным на территории школы по сговору со знакомыми коммунальщиками. И ничего что 2 часа микрорайон был без воды! Главное, что проверяющие, увидав фонтаны, окруженные домашними цветами, собранными классными руководителями, ахнули: «Прямо Версаль! Да куда там: Петергоф, не меньше!» 
 

Источник фото: pixabay.com

«Вы просто не умеете работать»

Высоко оплачиваемый директор не допустит, чтобы та или иная проблема вышла за пределы школы и побеспокоила своим появлением руководство органа управления образованием.

В таких обстоятельствах классный руководитель, столкнувшийся с неформатным поведением ребенка или родителей, помощи от руководства школы не получает. Ему укажут, что «вы просто не умеете работать», напомнят о необходимости «достучаться и найти подход», намекнут, что родители третьеклассника «не простые и могут поднять волну», — все что угодно, только не помогут прекратить его хамские и оскорбительные выходки в адрес учительницы и других детей.

Невозможность получить профессиональную помощь и поддержку в сложной ситуации, таинственная возня в вопросах оплаты труда, — все это и создает ту атмосферу унижения, тонко улавливаемую классным руководителем и снижающую его интерес к руководству детским коллективом, даже если он энтузиаст и с уважением относится к своей профессии.   

В сферу ответственности входит буквально все

Еще одним фактором, способствующим унижению педагога, является всеохватный, если не сказать — безразмерный и размытый характер должностных обязанностей. Сфера ответственности классного руководителя — все. Буквально все, что происходит с ребенком в школе, дома, на каникулах, в выходные и праздничные дни, днем и ночью.

Унижает также и тот факт, что отвечать ему приходится за то, на что он в принципе повлиять не может. Это примерно как считать метеоролога виноватым за плохую погоду — требовать от классного руководителя объяснительной за инцидент с ребенком, произошедший летом в деревне, находящейся за 200 км от школы.

Немало унижений доставляет выполнение работ, в которых классный руководитель не компетентен. К примеру, изучается готовность к зимнему отопительному сезону. Педагог получил задание оценить состояние печного оборудования в домах, где проживают его ученики. Оценить мало: надо подписать акт о том, что все ок, а это значит — ни много ни мало — взять на себя ответственность, если в случае чего… А то, что ты в печках не особо силен, остается за пределами внимания. 
 

Источник фото: pixabay.com

Хаос, несмотря на строгое планирование

Способствует унижению и недовольству своей работой ее хаотичный и непредсказуемый характер, несмотря на кучу планов и программ.

Если есть знакомые педагоги, попросите у них почитать учительский чат в вайбере: вот завуч пишет, что школе увеличили квоту на посещение соревнований по художественной  гимнастике. Тут же идет сообщение, что назначенный на завтра городской конкурс откладывается, позже скажут, что делать, а пока ждать и т.д..

Это не позволяет обеспечивать качество подготовки к мероприятиям, это нервирует и злит: еще же и дети задействованы, каждому объясни-перезвони-переуточни. В общем, не срастается такая практика с принципами развития коллектива по А.С.Макаренко. 

Став классным, учитель-предметник серьезно теряет в своем профессионализме. Он погружается в организационную и идеологическую работу, преподавание своего предмета уходит на задний план.

Почему учителя все это терпят?

В общем, есть от чего прийти в уныние и почувствовать унижение. Обидно, когда на неудобные вопросы классного руководителя администрация отвечает глумливой фразой: «Здесь-никто-никого-не-держит». Люди, измотанные контрактной системой, боятся остаться без скромной, но стабильной зарплаты, получить репутацию скандалиста, неуживчивого и неуправляемого работника, а потому терпят.

Профсоюзы? Их декоративный характер и работа «рука об руку, плечом к плечу» с администрацией школы особых надежд на конструктивную помощь классному, попавшему в профессиональный переплет, не оставляет… 

Можно ли отделить зерна (процесс обучения с его формированием творческих и нестандартных личностей) от плевел (в виде идеологической и воспитательной работы, мер социальной защиты детей)?

В рамках ныне действующих подходов, полагаю, нет: школа в нашем обществе не только учреждение образования, но и социокультурный объект, решающий ряд важнейших задач — от проведения избирательных кампаний до подписки на газеты и журналы.

Будучи государственными, школы обеспечивают выполнение государственного заказа. Как говорится, кто девушку кормит, тот ее потом и танцует… 

Однако необходимость пересматривать функционал классного руководителя, подходы к оценке его труда, оказанию ему помощи в сложных ситуациях очевидна и носит архиважный для практиков характер. 
 

Источник фото: pixabay.com
 

Сравнение нашей «кучи треша» с аналогичными кучами в других странах показывает, что наша куча самая объемная. К примеру, в большинстве американских школ внеурочную деятельность ведут социальные педагоги, их не много, как и самой деятельности.

Понятие «классный руководитель» в американской школе отсутствует. После окончания уроков в 15-16 часов дети идут домой. Мероприятия во второй половине дня — по нашим понятиям — крайне редки.

В ряде английских школ тоже нет классного руководителя. Есть тьютор у каждого ребенка. Это педагог, который внимательно следит за успехами ученика в учебе, спорте и других областях школьной жизни. А вот по набору общешкольных и внеклассных мероприятий английскую школу вполне можно сравнивать с нашей: многие рядовые школы могут похвастаться своими музеями, театрами, оркестрами, хорами, спортивными командами и т.д. Правда, на одного педагога в английской школе приходится от 4 до 15 детей. Может быть, в этом секрет активной внеурочной деятельности? 

Так что же делать?

Что можно предложить для снижения негативного эффекта классного руководства, что можно сделать, чтобы эта интересная и востребованная работа не доставляла тяжелых чувств и не провоцировала отток  из школы самых дееспособных и надежных педагогов? 

Для начала следует четко и нормативно определить направления работы классных, избегая обобщений и указаний «и др.», как в легковесном инструктивно-методическом письме минобра, регулирующем вопросы организации классного руководства. Поскольку под «и др.» можно подвести все что угодно.

Попутно нужно решить вопрос о том, так ли уж необходима детям бумажная версия журнала «Юный спасатель», или получить советы по безопасности они могут на сайте МЧС, а вступить в общественную организацию — без навязчивой рекламы, домогательств и угроз классной, по своим убеждениям и собственному желанию, а также потому, что там интересно и полезно.  

Нужно пересмотреть подходы к оценке работы классного руководителя, уйти от критерия «лишь бы было тихо». С детьми тихо не бывает по определению. А появившаяся проблема — повод ее решать, а не скрывать.

 

Источник фото: pixabay.com
 

Возможно, хорошую службу могли бы сослужить материалы, составленные с использованием кейс-менеджмента: от проблемы — к четкому алгоритму действий классного руководителя, заместителя директора по воспитательной работе и непосредственно директора. По аналогии с протоколами лечения у медиков, к примеру. Выявил проблему — отработал алгоритм, защищен от положения крайнего, которого всегда находят при разборках. 

Ну и конечно, классным руководителям, безусловно, хотелось бы понятности и гласности в вопросах стимулирования их труда, такого нужного детям и обществу. 

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен.


Обсуждают сейчас