Сейчас на сайте
Конкурсы и проекты
Голосуйте за лучший детский рисунок — победитель выиграет велосипед!
Это интересно
"Часами варили в кастрюльке сгущенку". Любимые лакомства из нашего детства "Я бы и четвертого-пятого родила". Тамара Лисицкая о семейных ценностях
Спорный вопрос
Пропуск в вуз или комплекс отличника? Стоят ли оценки в школе наших нервных клеток Если ребенок учится плохо, это не показатель тупости
Здоровье
Высокая температура у детей: все, что нужно знать родителям
Отношения взрослых
Друзья удивляются, родственники не понимают. Почему я дружу с бывшим мужем? "Ложимся спать, только помирившись". O том, как быть счастливыми в браке
Женский мир
Как в 30 чувствовать себя на 20? С ребенком в нагрузку «Места мало, зато мы ближе друг к другу». Когда с милым хорошо в шалаше (общежитии)
Личный опыт
«Муж не считает мою работу опасной». Часто ли многодетная стюардесса видит своих детей? "Оставляем ребенка бабушке и путешествуем". Как сохранить романтику в браке

"Вместе с детьми вошёл в газовую камеру". 4 педагога, которые умудрялись работать в разных условиях

17 января 2018 года
4

Эти педагоги нашли в себе силы учить детей в совершенно разных обстоятельствах. Учить даже смерти назло - и это не просто красивая фигура речи. О теплой и светлой школе они могли только мечтать. Рассказываем о тех, кого смело можно назвать учителем от Бога.

1. Януш Корчак: «Воспитания без участия в нём самого ребёнка не существует»

Уже в детстве маленький Хенрик Гольдшмит (настоящее имя педагога) задался вопросом: что сделать, чтобы в мире не было несчастных, оборванных и грязных детей?

Корчак осуществил свою мечту и основал «Дом сирот» для еврейских детей, которым он руководил до конца жизни. Типичные сиротские приюты того времени были мрачным местом, где господствовали армейская дисциплина, суровые наказания и полное подавление воли. Но Корчак своей целью поставил создать гуманную обстановку, растить детей в любви и уважении, но в то же время прививать им ответственность за свою жизнь.

В Доме сирот и Нашем доме — втором приюте, созданным Корчаком, — было введено самоуправление. Вместе с ребятами Корчак составил местный Кодекс, содержавший более 100 статей, и ввёл товарищеский суд, который определял меру проступков. Судьи избирались жребием из тех ребят, которые последнюю неделю не совершали никаких проступков.



В 1940 году вместе с воспитанниками Корчак был отправлен в Варшавское гетто. Ещё два года Корчак самоотверженно сражался за благополучие воспитанников, надеясь, что кому-то из них удастся выжить. Насколько это было возможно, он поддерживал обычный распорядок приюта, добывал для детей одежду и лекарства.

А 6 августа 1942 года вместе со своими детьми вошёл в газовую камеру. Он держал на руках двух самых маленьких детей, которым рассказывал сказку.

Последняя запись в дневнике Януша Корчака, сделанная 5 августа 1941 года:

Последний год, последний месяц или час. Хотелось бы умирать, сохраняя присутствие духа и в полном сознании. Не знаю, что бы я сказал детям на прощание. Хотелось бы только сказать: сами избирайте свой путь. Я никому не желаю зла. Не умею. Не знаю, как это делается.

2. Николай Кюнг: «Мама мыла раму, папа рыл фашистам яму» 
 

Источник фото: weekend.rambler.ru
 

Лидер вооружённого сопротивления в Бухенвальде Николай Кюнг организовал в концлагере подпольную школу, прятал её от глаз эсэсовцев и, рискуя жизнью, каким-то образом доставал карандаши, тетради и даже школьную доску. Немцы так и не узнали о существовании школы.

В своих воспоминаниях современники так описывают события:

Помню случай, когда старенький учитель в центре самого ужасного лагеря войны, окружённого колючей проволокой в 600 вольт, вооружёнными жестокими надсмотрщиками, диктовал советским детям: «Мама мыла раму, папа рыл фашистам яму.

Когда я узнал, что под носом у немцев организована школа, то не поверил своим ушам. Об этом страшно было подумать. Настоящая школа с учителями и учениками! Даже доску и географическую карту раздобыли! Смельчаки, рискуя жизнью, тащили из канцелярии для учеников бумагу и карандаши, а со склада тёплые вещи.

3. Антон Макаренко: «Первые месяцы в нашей колонии были месяцами отчаяния»

Источник фото: poltava.ua
 

В 1920 году 32-летнему Антону Макаренко было приказано создать трудовую колонию для малолетних преступников (или морально дефективных, как их тогда называли). Взяться за обучение подростков-преступников было поступком смелым: Макаренко сам в детстве был не таким, не хулиганил, держался в стороне от детских игр из-за слабого здоровья. Он вообще был из другого круга, из хорошей семьи.

Учителю пришлось самому, на собственном опыте, выстраивать систему. Опорой выступил труд. Если всем приходится вместе выживать в лесу, значит, и работать должен каждый. 

Чуковский вспоминает свою встречу с воспитанниками Макаренко и самим педагогом. Он даже и не признал в подростках бывших преступников:

Чем-то они напоминают мне оксфордских студентов.

На это замечание Макаренко в ответ смеется:

Правильно. Вон тот кучерявый — талантливейший вор-чемоданщик со станции Лозовая, под Харьковом. Уж на что знаменитые воры работали всегда на Лозовой, а он был самый среди них знаменитый. А тот, в белых брюках, — всего лишь карманник, но тоже очень высокого класса. 

Считается, что Антон Макаренко заложил основы современной педагогики. Но его методы до сих пор не получили однозначной оценки: с одной стороны, он талантлив и его работа дала результат, с другой — его часто ругают за «тюремную» логику воспитания.

4. Александр Солженицын: «Все светлое было ограничено классными дверьми и звонком»


Источник фото: ploshtadslaveikov.com


Писатель Александр Солженицын, будущий лауреат Нобелевской премии по литературе, после заключения в ГУЛАГе работал учителем математики, физики и астрономии в школах в разных регионах Советского Союза. Коллеги удивлялись открытости и таланту бывшего зека в классе и нелюдимости за пределами школы. 

У Солженицына учились опальные немцы, украинцы, корейцы, греки и казахи. Им нравилось учиться, потому что другого способа выбиться в люди у них не было. И Солженицын полюбил учить:

Я захлебнулся преподаванием и три года (а может быть, много бы еще лет) был счастлив даже им одним. Мне не хватало часов расписания, чтоб исправить и восполнить недоданное им раньше, я назначал им вечерние дополнительные занятия, кружки, полевые занятия, астрономические наблюдения, — и они являлись с такой дружностью и азартом, как не ходили в кино.

Вот как ученики описывают своего учителя:

В класс не входил, а врывался. И с этой минуты мы жили в ускоренном ритме. Он всех зажигал своей энергией, умел построить урок так, что скучать или дремать было некогда.

Источник mel.fm

Учитель? Приглашаем в сообщество учителей Беларуси в Фейсбуке.



Обсуждают сейчас