«Выковыриваю свое сердце из груди и оставляю рядом с сыном». Роды как точка невозврата

20 сентября 2017 года
26

Молодая мама Ольга Примаченко проникновенно рассказывает о чувствах, которые испытывает женщина после родов. Рождение ребенка автор называет "точкой невозврата" в свою прошлую жизнь. Стоит ли об этом жалеть? 

 
  Автор - Ольга Примаченко, журналист, блогер.
 

Источник фото: pexels.com

 

В первую ночь совместного пребывания с ребенком – я хорошо помню состояние четкого прохождения точки невозврата. Все мое прошлое – с периодами семейного трэша и живительного одиночества – отныне останется за чертой, за которой также останется долгий сон, живая музыка в прокуренных барах и возможность внезапно купить билеты в Питер.

Я панически боялась детских слез и крика, которые не смогу успокоить, с которыми не буду знать, что делать. Полного провала себя в роли матери.

Я чувствовала себя самозванкой. Будто ребенок выбрал меня, плохо представляя себе, на что подписывается.

Никакие внутренние программы «как ухаживать за младенцем» не запускались, равно как и тайные знания интуитивного родительства. 

Был только лютый страх не справиться

Обнаружить себя ревущей на холодном кафельном полу, ошалело твердящей:

Верните мне мою жизнь обратно.



Побороть его мне помогли слова неонатолога, закрепленного за сыном, – хладнокровной, всегда собранной, быстрой и четкой женщины, редко повторяющей дважды.

Увидев однажды мой дрожащий подбородок, она присела ко мне на кровать, крепко взяла за плечо и, глядя в глаза, медленно сказала (наверное, чтобы до моего залитого гормонами мозга точно дошло):

Спокойно, ты всему научишься, и ты не желаешь своему ребенку зла. Не бойся и помни: дети любят смелые руки.

Последнюю фразу я повторяла, как мантру, неся подмывать ребенка, несколько дней от роду, в неудобную раковину и каким-то чудом уворачиваясь от дверных косяков – из-за недосыпа реальность плыла, дробилась и разваливалась на красочные лоскуты.


Источник фото: pexels.com


За окном начиналось лето, которое к настоящему времени уже закончилось, а я так и не поняла, о чем речь.

Прекрасное существо, которое появилось из грязи и слизи

Новый опыт сбивал с ног, я забывала есть, я продиралась сквозь дни, будто через терновник, – и вдруг обнаруживала, что глаза боятся, а руки делают. Не потому что я суперженщина, а потому что если не я – то кто?

Глядя на сына, мирно спящего в люльке рядом, я не понимала, как это прекрасное и совершенное существо появилось из той грязи, крови и слизи, которыми были роды. Как оно вообще в меня поместилось. Неужели это сделали мы, в частности я, та, которая «а хотите я вам гуся в пэинте нарисую?».

Мне открылось, как дверью по лбу, что позитивный настрой на роды – это, конечно, хорошо, но в любой момент все может пойти не так, как ты себе представляла, и лучше быть мысленно готовой ко всему, чем цепляться за любовно выпестованный набор картинок «как надо».

Невозможно предсказать, как все случится. Как невозможно предсказать и то, что ты будешь чувствовать в процессе, как себя вести, что говорить-кричать-думать и о чем молиться.

Я боялась послеродовой депрессии

Я знаю много страшных историй про это. Реальных историй. С очень близкими людьми. Я не понимала, почему меня должно пронести, если не пронесло в другом, гораздо менее вероятном, при родах.

Помню, когда я попросила рассказать о ней на курсах, мне ответили, что это «всего 5-10% от всех родивших» – то есть настолько мало, что даже не стоит внимания. То есть  – болезнь, которой страдают до 10 из 100 родивших (то есть – которая с большой долей вероятности может проявиться у одной из нас, там сидевших), будто замалчивают. А потом женщины сигают вместе с детьми из окон или шарахают их об стенку – но нет, вам показалось, посмотрите, все мамочки абсолютно счастливы.

Я усилием воли закрыла рот и опустила внутренний занавес.


Источник фото: pexels.com

 

…Иногда я выезжаю в город. Могу пить латте навынос и сувать нос хоть в каждую кофейню. Но я так не делаю. Я просто решаю дела и еду домой. В городе мне не хватает воздуха, все слишком громко, многолюдно (и дорого).

В моих словах нет ностальгии или грусти. Я все это прошла, во все это наигралась, и если бы я могла сейчас все бросить и вернуться назад – я бы этого не сделала.

Ребенок – твоя самая большая уязвимость в мире

А еще поняла такую вещь: куда бы я теперь ни уезжала, я выковыриваю свое сердце из груди и оставляю рядом с сыном. И пока я снова не с ним, хожу с этой пустотой внутри, которую не заполнить.

Это не про гиперопеку или чрезмерную тревожность. Это про самое простое и будничное – быть родителями.

Смерть твоя теперь не на конце иглы в яйце утки, а вот здесь, в кроватке лежит. Твоя самая большая уязвимость в мире.

Ему плохо – тебе вдвойне плохо, и нет тут никаких логичных объяснений, тут всегда только сердцем думаешь.

 

Источник фото: pexels.com


Из обсуждений в социальных сетях:

  • Все точно, особенно про сердце, оставшееся рядом. Это уже всё, навсегда. Сон вернется, и ночной город вернётся, и всё вообще ещё будет, включая Питер, но вот сердце – нет.
  • И больше нет и не будет ничего казаться трудным, непреодолимым, непостижимым или неподдающимся. Ты можешь брать и берешь любую высоту. Страх высоты исчез... Ты сильнее всех, счастливее всех, лучше всех, ты - мама...
  • Кто, если не ты. И это навсегда. И не одна - тоже навсегда. И будешь рваться прочь - и тосковать, когда вырвешься. И изыскивать силы, когда, казалось бы, дно.

Источник: gnezdo.by