Сейчас на сайте
Конкурсы и проекты
Конкурс: пришли детский рисунок и выиграй велосипед
Это интересно
Куда пристроить непоседу до 3 лет, если нет бабушек на подхвате
Спорный вопрос
Злая мачеха и неприступный отчим. Почему нас раздражают чужие дети? Четыре клеточки вниз, две строки пропустить. На что дети тратят свои лучшие годы?
Беременность и роды
Три вещи, на которые женщины имеют право в роддоме, но об этом не знают Мама с травмой спинного мозга рассказала, как родила двоих детей
Отношения взрослых
"Мужчины уходят не от отъевшихся фигур". Обидная причина многих разводов Сколько стоит быть женой? Взгляд на брак с другой стороны
Личный опыт
"Теперь осознаю, что не все от нас зависит". Как меняется жизнь семьи с диагнозом ДЦП "Выходные - папины дни!" Минчанка придумала необычную идею, как отдохнуть от детей
Психология и воспитание
Поколение Z: Жизнь с эффектом Photoshop Персонал, аренда, фермерские продукты: почему частные сады сегодня стоят так дорого

«Наш крем можно есть ложкой»: в Беларуси появилась органическая косметика

18 мая 2015 года
43

До недавнего времени я мало интересовалась тем, что написано на баночке с косметикой мелким шрифтом. Пока на глаза не попалась статья об официальном признании всех парабенов канцерогенами и запрете на их использование в косметических средствах.


Перечитала состав своей «палитры по уходу» и… выбросила большую часть в мусорное ведро. А что взамен? Найти что-то «не парабеновое» оказалось весьма и весьма сложно.



 

Примерно с этой проблемой столкнулась восемь лет назад и Светлана Михайлюк – главный разработчик уникальной в Республике Беларусь органической косметики «Sativa». Вернее, тогда она была обычным биохимиком, жаждущим найти достойный уход лично для себя. Прошло немало лет, прежде чем детище Светланы увидело свет и прилавки.
 

О том, сколько человек нужно, чтобы создать косметическое производство в Беларуси, что такое органическая косметика и чем страшны консерванты, Светлана Михайлюк и Виктор Гапоненко – основатели косметической компании «Sativa» - расскажут на страницах Ребенок BY.
 

Восемь лет разработок, полтора года административной волокиты и, наконец, в январе этого года ваша косметика стала доступна для рядового покупателя. С чего все началось?


Светлана:

Все началось с любви к себе. Восемь лет назад я не смогла найти уход, который бы подошел лично мне. Любое использование имеющейся косметики заканчивалось аллергическими проявлениями на коже.

В то время я работала на косметическом предприятии и непосредственно контактировала с сырьем – вот тогда-то у меня проявилась сильнейшая аллергия.


Виктор:

Зрелище было жуткое, и я решил: «Лучше здоровая жена дома, чем работающий инвалид». Света уволилась с работы, но «не уволила в себе» биохимика.


Светлана:

Столкнувшись с аллергией, я научилась читать состав на баночках. И, если  честно, он мне не понравился.

Вы знаете, что у нас в стране натуральным может считаться средство, в составе которого есть хотя бы ОДИН!!! натуральный компонент? Всего один – и на банке смело пишут «натурпродукт».

На деле же мы видим обилие парабенов, консервантов и прочей гадости.


Выходит, не можешь найти хорошую косметику, сделай её сам – как раз ваш случай?


Светлана:

Всегда мечтала иметь собственную лабораторию. Так и вышло. Хотя, конечно, изначально никаких глобальных целей мы не ставили: я просто искала оптимальный вариант для себя. Смешивала масла, экстракты, одним словом – экспериментировала на себе.

Со временем в качестве добровольных испытуемых стали  выступать друзья. Результат им понравился и вот пошли заказы: «А сделай мне такой-то крем», «А мне, пожалуйста, на подарок». А потом кто-то сказал: «Я не могу взять это бесплатно, почему бы тебе не продавать свой продукт?.


Виктор:

Наш человек не готов расплачиваться за качественный продукт только «спасибом». В какой-то момент стало очевидно, что пора выходить за рамки «просто хобби». Так начался новый виток – старт семейного бизнеса.

В нашей семье удачно собрались талантливый разработчик и  умелый продавец. Да, можно было открыть магазин ингредиентов, но таких магазинов полно. А производство – это интересно. Ты создаешь что-то такое, чего раньше не было. Хочется оставить после себя что-то весомое.



 

Но производство – это же так сложно. Представляю какое-то сложное оборудование, куча работников в белых халатах…


Виктор:

Чтобы создать небольшое производство, нам хватило нескольких человек. Процесс производства максимально автоматизирован, а все, что можно, мы перевели на аутсорсинг и договора подряда.

Опять же, в случае Светланы удачно сложились научная база (высшее биохимическое образование, работа в научном институте, аспирантура – прим. редакции), опыт работы с бумажками и ГОСТами, ну и личное желание найти действительно натуральный уход для себя.



 

Читателей наверняка интересует цена вопроса? Что-то подсказывает, что супер натуральное не может быть дешевым.


Виктор:

Хороший продукт не стыдно продавать. Грамотный потребитель должен понимать, что качественное не может стоить мало. И конечно, наша косметика попадает в другой ценовой диапазон, нежели привыкли белоруски. 

Я бы очертил нашу аудиторию так: женщины после 35 лет, следящие за собой, родившие ребенка в районе 30 лет, т.е. более ответственно подходящие к своему здоровью и здоровью семьи. Эти люди осознанно ищут органическую косметику и сами к нам приходят.


Так ли страшны консерванты?


Светлана:

Если кратко: на нашей коже живет огромное количество необходимых нам микроорганизмов. Используя консерванты, мы угнетаем свою естественную микрофлору. В своей косметике мы используем только натуральные компоненты. Никаких красителей, ароматизаторов или консервантов.


Виктор: 

Наш крем можно есть ложкой. И это шутка лишь отчасти. Нужно отдавать себе отчет: все, что наносится на кожу – мы съедаем. Кожа – самый крупный орган, который отвечает в том числе и за питание, и за дыхание, за обмен веществ и иммунитет.


От идеи бизнеса до его реализации прошло полтора года. Что было труднее всего?


Виктор:

Это былиполтора года круглосуточной работы: ремонты, закупка оборудования, бумажная волокита, затраты, вложения, опять вложения… У нас в стране очень жесткие стандарты производства. Например, только требований к помещению – около 150 пунктов.


Светлана:

Самое сложное - уместить на упаковке в нескольких предложениях описание всего эффекта  от косметики. Люди просто не поверят, если мы напишем всю правду. Хотя главная правда в том, что я делаю это для себя.


Виктор:

Семейный бизнес – это очень сложно. В первую очередь финансово. Должны быть серьезные сбережения, чтобы компенсировать удовольствие занятия семейным делом.

Руки опускались. И не раз. Света сказала, что ничего у нас не выйдет. А я считаю, что семейный бизнес – это как слон, которого нужно есть по частям. Опять же у нашего бизнеса есть весомый плюс – я не очень боюсь конкуренции. Слишком много должно совпасть: инвестиции, знания, опыт, люди.



 

Косметику «Sativa» уже можно увидеть в магазинах и аптеках. Что дальше?


Светлана:

Сейчас мы реализуем свои старые разработки: на что-то новое банально не хватает сил и времени. Но в планах разработать детскую косметику, расширить линейку кремов для тела, выпустить линию для профессионалов.  Много других задумок.

Наши женщины, увы, грешат тем, что принижают важность того, как выглядит кожа рук, ног, зоны декольте, да и вообще тела. Может, потому, что его не так видно под одеждой? Не знаю. Но факт в том, что платить за крем для лица женщины готовы, а вот за крем для рук – нет.


Виктор:

Я мечтаю создать бизнес по-европейски. Свою династию. Это не будет быстро и легко, но это то, ради чего стоит работать. Мы стоим на пороге революции в косметологии. Да, нам сложно, но оно того стоит.


Уважаемые читатели! Вы обращаете внимание на состав косметики? Пользовались ли вы когда-нибудь органической косметикой? Сколько денег вы готовы тратить на средства по уходу? Ждем ваши комментарии!





Обсуждают сейчас